Регистрация
Вход

Приштина 99. Геополитический бросок русского десанта.

Автор публикации: Ивашов Леонид Григорьевич
Дата публикации: 06.2019
Источник публикации: Материалы АГП
Вид издания: Статья
Тема публикации: Прикладная геополитика (война и мир)
Регион: Южная Европа
Страна: Сербия

Аннотация

В интервью Ивашова Л.Г. обсуждаются причины и некоторые детали совершения  "Приштинского броска"  российским десантом в июне 1999 года.

Текст

«Приштина 99.
Геополитический бросок русского десанта»

На вопросы секретаря молодежной группы Крымского отделения Академии геополитических проблем Евгения Майорова отвечает президент Академии, доктор исторических наук, генерал – полковник Леонид Ивашов

Е.М. Уважаемый Леонид Григорьевич! Спасибо, что согласились ответить на вопросы, которые волнуют не только взрослых, но и нас, молодых крымчан. И первый мой вопрос связан с 20 – летием знаменитого приштинского броска наших десантников. Сейчас на экранах идут художественные фильмы на эту тему: «Балканский рубеж», «Батальон» и другие. Но это художественные варианты, где допустимы и вымысел,
и версия авторов фильма, но нам хотелось бы знать правду об этом героическом поступке генералов, офицеров и ребят – наших сверстников.

Л.И. Спасибо, Евгений Игоревич. Мне самому хочется, чтобы торжествовала правда, а не художественный вымысел людей, далеких об этих событий. Я был приглашен на премьеру фильма «Балканский рубеж». Присутствовали и десантники, кто планировал действия батальона, руководил вводом, обеспечивал его действия. Высидели фильм с трудом: это современный боевик американского типа, а мы проводили хорошо продуманную, организованную боевую операцию. Так что, операция и боевик – сущности совершенно разные.

Е.М. Леонид Григорьевич, а можно подробнее о причинах этого броска, рисках и возможных последствиях. Но прежде о Вашей роли, кем Вы были в то время по службе?

Л.И. Ну во – первых, до назначения в 1996 году на должность «главного военного дипломата России» я десять лет прослужил в войсках на командных должностях, окончил Военную академию и был призван
в аппарат Министра обороны СССР, коим являлся выдающийся государственный деятель Д.Ф. Устинов. Затем служил в центральном аппарате министерства обороны СССР и РФ. Имел опыт зарубежных командировок, четыре года работал в ГДР.
На момент приштинского броска я возглавлял Главное управление международного военного сотрудничества министерства обороны РФ (ГУ МВС) в звании генерал – полковника, и по должности отвечал за все международные военные связи, переговорный процесс, за подготовку специалистов и советников для работы за рубежом, за дисциплину и результаты деятельности российских миротворцев, военных наблюдателей. Практически за всех, командированных военным ведомством в другие страны, кроме военной разведки. Естественно, все это мы выполняли в тесном взаимодействии с Генеральным штабом, Главным разведывательным управлением, видами вооруженных сил, родами войск, плотно работали по переговорному процессу с МИДом, ВПК.
Возглавляемое мною главное управление имело 50 – летнюю историю, обладало богатым опытом военного сотрудничества с зарубежными странами. Мои заместители, начальники управлений и отделов, офицеры Главка – честные, хорошо подготовленные профессионалы своего дела. Мой первый заместитель генерал – полковник Богданчиков В.А опытный десантник, в прошлом командир воздушно – десантной дивизии, зам по разведке генерал – лейтенант Зленко Н.Н. много лет проработал за рубежом, был резидентом ГРУ в одной очень крупной стране, другие замы  начальники управлений - вице – адмирал Кузнецов В.С. прекрасный переговорщик по стратегическим вопросам, генерал – лейтенант Черненко В.И. – лучший специалист страны по военно – техническому сотрудничеству, генерал – лейтенант Григорьев В.С. являлся знатоком  стран СНГ, генерал – лейтенанту Бартову В.А. не было равных по подбору, подготовке специалистов для работы за границей. Особо хочу выделить начальника финансово – экономической службы генерал – майора Романчука Л.С. Под стать им были и другие специалисты. С таким большим коллективом профессионалов работать было легко и интересно. При этом мы все практическую работу насыщали научно – аналитической деятельностью: участвовали
в международных конференциях, семинарах, защищали диссертации. Именно в ГУ МВС я разработал и защитил докторскую диссертацию по теме «Эволюция геополитического развития России». Так что, мы могли «читать» мировой политический процесс, определять кто нам друг, союзник или враг, выявлять тенденции развития мировой ситуации, угрозы и вызовы в адрес России. На слово мы не верили никому, это опасно. Не в пример нашим коллегам из гражданских «демократических» ведомств 90-х г.г.

Е.М. Леонид Григорьевич, насколько я знаю из публикаций, российское руководство в описываемые вами годы, считало США и НАТО друзьями, ну чуть ли не братьями. И  Ельцин даже хотел вступить в НАТО. Так ли это?

Л.И. Евгений, Ельцин сам не был профессионалом в политике, экономике, военном деле, тем более в международных проблемах. Это был туповатый, безграмотный, но амбициозный пьянчуга. Да плюс, подбирал себе команду и правительство не по профессиональным качествам, а по принципам личной преданности и степени ненависти к социализму и СССР. Поэтому большинство (но не все) заглядывали в рот к американцам. Уже в начале 90-х  этот алкоголик, выступая в Конгрессе США, по сути дела, присягнул на верность Америке, сдав всю российскую историю и саму Россию с потрохами. Его речь есть в интернете, рекомендую послушать. Что касается вступления РФ в НАТО, он бы ее туда втащил, но американцы были категорически против: им Россия нужна была не в качестве военного союзника, а как колония.

Е.М. Спасибо. Но давайте вернемся к броску наших десантников. Что на тот момент происходило в Югославии, и что побудило принять решение о вводе российского батальона в Приштину?

Л.И. К тому моменту большой Югославии (СФРЮ) уже не существовало: она была успешно развалена вслед за развалом СССР. Развалена в результате хорошо реализованного  плана, вписанного в американский проект однополярного миропорядка, в котором не должно оставаться независимых государств; есть один гегемон, остальные – разной формы подконтрольности колонии. Тем более, никакого социализма. Ельцинская Россия участвовала в этом процессе, не остановила, а поощрила уничтожение ранее союзного нам государства. В результате т.н. Дейтонских соглашений одна российская бригада ВДВ участвовала в «миротворческой операции» в Боснии и Герцеговине (БиГ). Именно на нее в своем выживании опиралась сербская община в БиГ. Ядром остатков большой СФРЮ являлась Союзная Республика Югославии (СРЮ) со столицей Белград. Составными частями Республики в нее входили Сербия, Черногория, Воеводина, Санжак. Косово входило  в состав Сербии. М. Олбрайт, госсекретарь США, питавшая фашистскую ненависть к сербам, спасшим ее в годы немецкой оккупации, имела целью развалить СРЮ и возбуждала национальную рознь между сербами, албанцами, венграми и даже между сербами и черногорцами,не имевшими никаких национальных и религиозных различий. Как у нас с украинцами.

Так вот, в Косово много лет действовала международная нарко – террористическая группировка во главе с Хашимом Тачи (ныне премьер – министр правительства «независимого Косова». Таковой ее признавали и европейцы и США. Я в 1995 году в США  обсуждал эту тему в управлении по борьбе с наркотиками, неоднократно затрагивали наркопроблемы с европейцами, и косовская наркомафия признавалась как оператор в поставках наркоты в Европу, а аэропорт Приштина как перевалочный пункт. Занималась эта косовская структура торговлей человеческими органами, оружием. Но в 1998 году американцы официально признают ее как  демократическую рганизацию - «Армию  освобождения Косово» (ОАК), борющуюся за права албанского меньшинства.
На территории Македонии расположилась частная военная корпорация из США, она осуществляла подготовку боевиков, поставляла оружие, спецтехнику. Ну а дальше как везде – Афганистан, Ирак, Чечня, Ливия, Сирия и т.д. Методика хорошо отработана.
Террористические действия приняли масштабный характер и 24 марта 1999 года, без санкции Совета Безопасности ООН, НАТО начало бомбардировки военных, административных объектов и гражданского населения СРЮ. В моем Главке эти действия были однозначно определены как акт военной агрессии и в соответствии с Уставом ООН, страна, подвергшаяся агрессии имеет право на индивидуальную и коллективную оборону.   Но еще в феврале 1999 года представитель России в ООН проголосовал за введение санкций против СРЮ, предложенных США. Этой резолюцией запрещалось оказывать любую военную помощь СРЮ, а американцы взяли на себя функцию контроля за соблюдением санкций.
Я расценил это как очередной акт предательства и вместе с ГРУ, другими подразделениями минобороны РФ наше ГУМВС оказывало возможную помощь сербским братьям. Поддерживали нас в этом председатель правительства РФ Е.М. Примаков и министр обороны И.Д. Сергеев.
Ну а что происходило в самой СРЮ и вокруг нее? Стократ хуже, чем сейчас вокруг России и внутри России: демонизация руководства республики, лично президента С. Милошевича, унижение сербов как народа, обвинение во всем и вся. Ну и конечно, активное формирование оппозиции, требования смены руководства, демократии, любви к США и НАТО. Все как обычно в подобных случаях. Фашизм он везде одинаков. Напомню также, что раньше Россия проголосовала за создание антисербского международного трибунала в Гааге. Своеобразное гестапо для сербских политиков и военных.

Е.М. А какую роль играл в югославском процессе В.С. Черномырдин? Вы в своих интервью не раз упоминали его имя и, как мне показалось, не всегда с хорошей стороны.

Л.И. Не хотелось бы о покойнике говорить жестко критически. Скажу кратко. Виктор Степанович был назначен спецпредставителем президента РФ по урегулированию  югославского кризиса по просьбе президента США  Клинтона. Американцы хотели видеть президентом России после Ельцина. Он, естественно, был «за». Но условием для Черномырдина были американский вариант расчленения СРЮ, сдача Россией всех национальных интересов сербов и осуждение военного и политического руководства страны за сопротивление актам агрессии . Виктор Степанович очень хотел возглавить РФию и делал все, что требовал от него зам. Госсекретаря США
на переговорах С. Тэлбот.
Мы  с генералом Заварзиным В.М. жестко проводили на переговорах  линию министерства обороны РФ, отстаивали интересы сербов, осуждали НАТО (я ввел в оборот термин НАТО – фашизм), требовали немедленного прекращения бомбардировок. В этом расходились с г-ном Черномырдиным.  К сожалению, на заключительных переговорах в формате США – РФ- Финляндия, нас с Заварзиным и американских генералов, с которыми мы при посредничестве финских военных достигли приемлемых договоренностей, Черномырдин и Тэлбот слушать не пожелали, после чего я сделал жесткое заявление в адрес Черномырдина, покинул заседание, доложил по телефону маршалу Сергееву, а он доложил Ельцину о предательстве Виктора Степановича. Ну а наш приштинский бросок лишил его шансов на президентское кресло. Больше на эту тему говорить не буду.

Е.М. Леонид Григорьевич, а теперь я попросил бы Вас перейти непосредственно к действиям наших десантников.

Л.И. Я понимаю, что утомил вас политикой, но еще несколько слов для лучшего понимания.
Что удалось добиться российским МИДу и Минобороны, это чтобы миротворческое присутствие в Косово осуществлялось по резолюции СБ ООН. В этом мы получили поддержку ряда европейских членов НАТО, Ельцин тоже жестко стоял за такой вариант. Наша делегация во главе с министром иностранных дел И.С. Ивановым, работая в Бонне на заседании т.н. «восьмерки» (министры индел восьми стран) добилась, чтобы в проекте резолюции СБ ООН НАТО не упоминалось. Результирующий пункт резолюции звучал примерно так: «Страны – члены ООН и международные организации осуществят присутствие по безопасности в Косово». Весьма расплывчато, но не в пользу НАТО. Г-жа Олбрайт с трудом, но согласилась.
Однако, сразу после принятия резолюции 1244 СБ ООН, американцы в альянсе сразу развернули работу по планированию ввода натовских сил в Косово. Мы жестко им возразили и стали прикидывать и предлагать свои варианты миротворческой операции. Два варианта проявились как наиболее эффективные: первый – занять свой сектор ( с преимущественным проживанием сербского населения); второй – взять под контроль аэродром «Слатина» - единственный в крае Косово, где могут приземляться современные военно – транспортные самолеты, и далее присутствовать в других  секторах, где мы определим (три сектора). Если НАТО не пойдет на этот вариант, их самолеты не смогут садиться на «Слатину».  В конце концов, это вариант остался основным: мы захватываем аэродром и разворачиваем на нем батальон миротворцев, входим также в Косовску Митровицу, на границе Сербии и Косово (подавляющее число населения сербы), десантируем посадочным способом один батальон ВДВ в г. Ниш,  и далее по обстановке.  Естественно, министр обороны РФ и генштаб отдали предварительные распоряжения о подготовке соответствующих подразделений для выполнения спецоперации, ГРУ усилило разведывательную работу в Косово и по НАТО.    

Е.М. А как натовцы отнеслись к вашему плану? Вы их информировали?

Л.И. Деталей мы, естественно, не раскрывали. Но предупредили, что если не достигнем договоренности, будем действовать самостоятельно. Они прилетели в Москву: С. Тэлбот, мои партнеры по переговорам – трехзвездный генерал Д. Фогльсон, двухзвездный – генерал Д. Кейси.
В целом нормальные  американские офицеры. Они привезли нам свой вариант: «разрешаем одним батальоном присутствовать в американском секторе». При этом, Док Фогльсон подчеркнул, что это удовлетворяет вашим, российским требованиям – не подчиняться НАТО. Мол, в американском секторе наш батальон будет подчиняться только американскому генералу
и его штабу. Я, естественно, такой «чести» не принял, и объявил перерыв, чтобы они изучили внимательно резолюцию 1244. После перерыва американцы еще раз продемонстрировали, что слова «члены ООН»
это только они, а «международные организации» - конечно, только НАТО. Правда, предложили, упирая на слово «разрешаем», двумя батальонами участвовать в мобильном резерве генерала М. Джексона, командующего силами Кейфор. Я прервал переговоры, предупредив, что если они будут готовы разговаривать на равных, мы можем снова встретиться. Но, новых мыслей у них не появилось. Мадлен Олбрайт крепко держала натовский генералитет в ежовых рукавицах.
Министр обороны маршал И.Д. Сергеев лично доложил президенту Ельцину о результатах переговоров, в докладной записке были показаны последствия для России в случае принятия американского плана, ну и вывод, что это будет падением не только авторитета России, но и унижением Ельцина как руководителя страны и Верховного Главнокомандующего. По сути, мы подчеркивали, что он попадает в подчинение Клинтону.  Этот момент Ельцин жирно подчеркнул и дал согласие на «одновременный с НАТО ввод российского контингента в Косово».
Ну а дальше дело военного искусства. Нам венгры и румыны не дали разрешение на пролет наших военно - транспортных самолетов в их воздушном пространстве для переброски двух батальонов из России. Поэтому план был скорректирован. Остановились на вводе одного усиленного батальона из места дислоцирования миротворческой бригады в БиГ. Командир бригады проявив военную хитрость, приучил командование натовской дивизии «Север» о ежедневных выходах одного из батальонов на боевое слаживание, о чем проинформировал командира дивизии – американского генерала.  10 июня, после моего заявления прессе, «что мы первыми не войдем, но последними не будем» Тэлбот обратился к директору ФСБ, что Ивашов угрожает не подчинением американским планам, но Владимир Владимирович его успокоил, и тот с делегацией спокойно вылетел
в Вашингтон. Батальон в это время уже был на марше. И только через 6 часов движения батальона натовцы поняли, что их надули ,и Тэлботу пришлось возвращаться.  Ребята – десантники действовали спокойно, по – военному грамотно, строго соблюдали график движения. Под Белградом их под командование принял генерал – лейтенант Заварзин В.М., мой коллега из ГУМВС, которого я отозвал из Брюсселя после начала бомбардировок СРЮ. Он представлял минобороны РФ в НАТО, участвовал в переговорном процессе по Югославии, знал многих натовских генералов, имел с ними контакты. Несмотря на небольшое, не по вине десантников, отставание от графика, батальон прибыл в район  аэродрома «Слатина» раньше натовцев, организовал оборону (еще в бригаде на макете местности ребята отработали план занятия обороны, потому действовали четко и слаженно), установили закрытую связь с Москвой, генерал Заварзин поставил задачу сербским специалистам по организации возможного приема самолетов из России.
Вот так все было, если кратко.

Е.М. Леонид Григорьевич, в интернете говорилось ранее, и сегодня еще некоторые западники утверждают, что мир стоял на грани третьей мировой войны. Кое – где слышится критика, что командование поставило жизни десантников под угрозу от албанских боевиков  натовцев. Ваше мнение хотелось бы слышать.

Л.И.  Сначала о веселом. Известный сегодня на Украине тележурналист Е. Киселев  в 1999 году вел на российском НТВ передачу «Итоги». Мне принесли сюжетную информацию о передаче, которую он подготовил
на тему марш – броска на Приштину. И там как раз звучала тема о том, что заговорщики – генералы  (главный злодей генерал Ивашов) чтобы дискредитировать  президента Ельцина и отстранить его от власти, хотели спровоцировать третью мировую.  Передача должна была выйти 13 июня, а к 12 июня ко Дню независимости России (от Кыргызстана, наверное) обычно президент подписывает указ о присвоении генеральских званий.
Я представил В.М. Заварзина к званию генерал – полковника еще в феврале 1999 г. И дождавшись подписи Ельцина, получив от надежных людей в АП (тогда еще хорошие люди встречались в АП) сведения, я тут же через друзей – журналистов запустил информацию, что за успешный ввод батальона в Приштину президент присвоил Заварзину звание генерал – полковника. Так был сорван «генеральский заговор» и либералы заговорили, что это Ельцин готовил заговор, чтобы развалить НАТО,  и подставил генералов.
Но если серьезно, то определенные риски были, и мы их учитывали и принимали меры.
Во - первых, мы имели доверительные контакты с рядом высокопоставленных генералов и министров обороны стран НАТО, и были уверены, что на Совете альянса при рассмотрении вопроса о войне с Россией, а именно так бы стоял вопрос, Германия, Италия, Греция и другие страны заблокируют это решение. Даже Великобритания. Во вторых, Клинтон и Ельцин состояли в прямой связи друг с другом. В третьих, наши действия мы тесно согласовывали с нашими сербскими друзьями, они обеспечивали безопасность действий нашего батальона, тесно взаимодействовали военные разведки. И была договоренность с министром обороны и генштабом сербской армии, что в случае угрозы нашим военнослужащим, или попытки их атаки со стороны натовцев, сербская армия нанесет по агрессору удар. Один из армейских корпусов находился в постоянной боевой готовности. Позже один из сербских генералов признавался мне, что они даже хотели чтобы что–то случилось. Они горели ненавистью к натовцам и страстно хотели отомстить за бомбардировки. «Если бы нам дали команду, мы бы с русскими взяли Брюссель», - утверждал мой друг. И, конечно, в повышенную готовность были приведены не только части ВДВ, но даже военные моряки.
Мы эту информацию доверительно доводили до натовских структур.
Но наш всего лишь один батальон, на время остановил серийное уничтожение государств и народов, заставил уважать Россию. Мне было известно, что уже готовился сценарий по развалу Украины, Молдовы, Беларуси. И следует учесть и то, что ребята,  действуя в БиГ тоже рисковали и несли потери.  В Косово, как ни странно звучит, и британский генерал Джексон, немецкие генералы и спецлужбы предупреждали косовских бандитов, чтобы ни один волос не упал с головы русского солдата.

Е.М. Леонид Григорьевич, спасибо вам большое от нашей молодежки.

Л.И. Поклон нашим ребятам, которые спокойно и мужественно решали сложнейшие геополитические задачи современного тревожного мира. Они предотвращали войну. Будем достойны их подвига.

Е.М. Леонид Григорьевич, в заключение есть у меня и наших ребят.
На диске Ваших песен есть песня, посвященная этому броску. Можно нам использовать, хотя бы текст ваших стихов.

Л.И. Да, стихи мои, а музыку написал руководитель ансамбля ВДВ, замечательный дирижер и композитор Геннадий Лужецкий. Ансамбль ВДВ исполняет «Косово поле». Так что, пользуйтесь на здоровье.

  Косово поле
Задрожала, разверзлась земля Югославии,
Приняв в сердце свирепый ракетный удар.
На колени ракеты народ не поставили —
Полыхнул над Европой военный пожар.

Припев:
Замер мир, затаился, сжал губы до боли,
Когда, словно командой взметен,
Русским духом взращенный, на Косово поле
Наш десантный рванул батальон.

Закружила судьба и поставила в центр внимания
Молодых и красивых российских парней.
И светились улыбки, исчезло страдание
На измученных лицах усталых людей.
Припев.
И вошли, проявив по-суворовски волю,
Вгрызлись в землю, бронею сердца заслонив...
Лишь чернели тельняшки от пота и соли,
И гордились сынами Россия и мир.
Подпишитесь на нашу рассылку
и получайте интересные материалы на электронную почту