Регистрация
Вход

ВВЕДЕНИЕ В ФИЛОСОФИЮ НЕНАСИЛЬСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

Автор публикации: Острецов Игорь Николаевич
Дата публикации: 2002
Вид издания: Книга
Тема публикации: Прикладная геополитика (война и мир)
Регион: Гео

Аннотация

В книге представлена дедуктивная социальная теория и философия лежащая в её основе. В соответствии с теоремой Гёделя о неполноте любой системы рациональных утверждений, вообще говоря, возможно построение произвольно большого количества социальных программ. Однако в реальности по факту реализуется лишь единственный вариант. Вопрос об обосновании именно этого варианта является центральным в книге. Показано, что аксиоматическая база теории становится полной и адекватной реальности лишь в случае включения в её состав фундаментальных аксиом Иисуса Христа. В рамках теории введены понятия всех форм социального устройства общества, социальной сути человека и коллектива, интеллигентности, насилия и свободы. Разработана общая схема развития человеческого разума. Показана предопределённость перехода человеческой цивилизации к социальной организации, адекватной постулатам Христа. Выведены необходимые и достаточные условия существования рыночных форм хозяйствования. Разработаны варианты перехода к адекватной социальной организации всей человеческой цивилизации.

Текст

Для иррационального интеллекта, представляющего собой выборку по мощности равную самому иррациональному, введение метрики в общем случае невозможно (метрика и, следовательно, некое планирование действий могут реализоваться только на базе рациональных построений разума, но не в области его стохастических блужданий). В силу этого пространственно-временные представления применительно к интеллекту и структурам, возникающим на его основе, в общем виде некорректны. Поэтому в данном случае принципиально невозможно сформулировать условия перехода от случая к детерминизму. Это, в частности, является причиной того, что рациональное количественное детерминистское описание социальных процессов с помощью математики оказывается так же невозможным. Как известно, многочисленные попытки такого рода ни к чему не привели. Единственно, чем математика может помочь социологии, так это только статистической обработкой больших объёмов информации. Интеллектуальные процессы абсолютно иррациональны. Они могут породить всё, что угодно, вне всякой привязки ко времени и пространству.

Но, тем не менее, принятый нами основной дуалистический постулат утверждает, что все групповые процессы в материальном мире должны быть детерминированы. Чем же определяется детерминизм в мире живого?

Предопределённость развития живой природы вне разума открыта Ч. Дарвиным в виде закона приспособления к условиям окружающей среды, т. е. детерминизм развития неразумного живого следует из детерминизма развития неживой природы. Неразумный интеллект способен производить только статистические испытания по созданию новых форм. Внешняя среда (детерминированный материальный мир) отбирает то, что ей подходит. Именно поэтому любая форма жизни вне разума смертна, так же как и все материальные формы. Иррациональный интеллект неразумного живого возвращается в иррациональное практически в неизменённом виде.

Мы верим и доказываем всей своей жизнью то, что разум способен преодолевать условности материалистического бытия и потому пределов его развитию и совершенствованию не существует. С другой стороны, так же как и в случае интеллекта неразумного живого, он не подвластен законам пространственно-временного детерминизма. Поэтому в области индивидуального, так же как и группового разума, могут реализоваться практически любые события. И мы наблюдаем это повсеместно и всегда. Именно это обстоятельство воспринимается людьми, как абсолютный волюнтаризм в социальных явлениях.

С другой стороны, в жизни и развитии человеческого общества явно наблюдаются некоторые закономерности. Действительно, К. Маркс предложил нам некие законы, в соответствии с которыми происходит смена различных экономических формаций. Эти законы, так же как и в классическом естествознании, имеют, по существу, экспериментальное происхождение. Получены они методом индуктивных обобщений наблюдаемых фактов. Однако их происхождение и взаимосвязь с очевидным хаосом в социальной сфере не ясны. Это порождает диаметрально противоположные суждения о социальном развитии и полную путаницу в этих вопросах.

Но, тем не менее: «…доколе не прейдёт небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдёт из закона, пока не исполнится всё».

Полное и конструктивное решение проблемы может быть получено только на основе принятия веры в то, что разум лежит в основе нашего мироздания, т. е. Веры Христа.

Разум абсолютно свободен в своих построениях. Они никак не связаны со временем и местом и полностью определяются носителем разума. Однако постулат о фундаментальной сущности разума в нашем мироздании накладывает ограничения на возможности реализации фантазий человека. Он волен делать и думать, что хочет. Но жизненными, в конце концов, оказываются лишь те построения и способы действия, которые адекватны постулату о нетленности разума. Этот постулат приводит к необходимости увеличивать массив активного разума, из которого делаются случайные выборки с целью нахождения путей всё усложняющегося развития. В этом заключается главное и единственное требование к реальному направлению развития социального прогресса. Именно это обстоятельство порождает стрелу времени в мире, наполненном разумом. Вне разума стрела времени ведёт только к смерти. Развитие мира, наполненного разумом, беспредельно. Предопределённость развития разума есть абсолютный закон социального развития и, следовательно, любого развития вообще.

Таким образом, абсолютно необходимым условием развития является увеличение интеллектуальной части человечества, стохастические интеллектуальные блуждания которой направлены на познание самоё себя и мира, в котором мы живём.

На каждом историческом этапе, в конце концов, несмотря на все ухищрения зла и неадекватных устремлений человека, реализуются лишь те преобразования, которые приводят к росту мыслящей части человечества. Человечество в любом случае приходит к предопределённому результату. В его власти только определение цены, которую оно заплатит за этот результат. Чем более неадекватны его действия, тем выше цена, выраженная, как правило, в количестве страданий и пролитой крови.

Абсолютный закон развития накладывает ограничения на хаотические блуждания индивидуального разума. Хаос - вне времени и пространства. Поэтому движения вообще и развития, в частности, он обеспечить не может. Абсолютный закон развития является не только путеводной звездой, но и жесточайшим фильтром в мире хаотического блуждания разума человека и, следовательно, всего материального мира вообще. Детерминизм в развитии всего материального мира, в конце концов, будет определяться только разумом. Разум достигнет состояния, в котором он будет полностью определять все свойства материального мира, который он создаст для своего существования и дальнейшего развития.

Все социальные законы, открытые К. Марксом, есть не более чем частный случай абсолютного закона всеобщего развития нашего мироздания. Все они соотносятся с основным социальным законом так же, как законы неживой природы с симметриями, лежащими в основе естествознания. Основной смысл смены экономических формаций и постепенного раскрепощения людей сопряжён с ростом интеллектуального потенциала человечества. Сегодня, когда мы переживаем очередной этап этого процесса, разработанные К. Марксом схемы в виде замены одного класса другим, являются неработоспособными. Вся так называемая диалектика, утверждающая, что даже деревянный стул полон единства и борьбы противоположностей, есть просто мистическая белиберда похуже деревянных божков. Она не способна объяснить истинные истоки развития.

В социологии мы имеем ситуацию вполне аналогичную той, которая реализуется в мире элементарных частиц в области виртуальных процессов. Там, так же как и в нашем случае, в отличие от строгих классических законов, царит полный хаос. Вне разума природа не знает других способов действия. Могут произойти любые или почти любые события. Порядок проявляется, прежде всего, в том, что он лежит в основе не взаимодействий и активности, а в отвергающих насилие законах сохранения и симметрии. В основе всей картины мироздания лежит почти неограниченный хаос, подчинённый ряду сдерживающих законов. Везде в мире мы имеем дело с хаосом внутри порядка, или, что то же самое, с порядком, который господствует над царящим в его более глубоких недрах хаосом.

Анализ проблемы детерминизма в неживой природе показал, что там предопределена только гибель. Детерминизм в живой природе, очевидно, есть следствие стремления любого живого организма выжить. Именно эта цель принципиально выделяет живое из всего остального мира. Любой живой организм предпринимает всё возможное, чтобы решить эту задачу. Но что же гарантирует то, что разум может разрешить её? Мы видим, что все виды живого вне разума гибнут. Вне разума живое работает только на уровне статистики, но это не даёт абсолютных гарантий выживания. Только разум человека в соответствии с постулатом Иисуса Христа способен поставить этот вопрос. Мы верим в Истину Христа. Именно это даёт основу для прагматичной деятельности истинно разумного человека, деятельности, направленной на обеспечение абсолютного выживания человека и его разума.


1.8. Бог Отец

В начале было Слово,

и Слово было у Бога,

и Слово было Бог.

От Иоанна 1

Ибо всякий дом устрояется кем-либо;

а устроивший всё есть Бог.

К евреям, 3, 4

Мы верим в то, что в рамках нашего мира детерминизм социального развития определяется предопределённостью развития разума. Но как возникла та уникальная сцена, те условия, которые гарантируют такую возможность? Что предопределило появление законов, управляющих развитием коллективных структур природы? Чем определяется абсолютный детерминизм нашего мира?

Материалистическое мировоззрение, базирующееся на аксиоме о двойственной природе мироздания, приводит к необходимости признания факта возникновения материалистического пространственно-временного феномена (МПВФ), в котором возникают условия для появления и развития разума, в результате перебора огромного количества менее удачных попыток. В подавляющем большинстве случаев основные константы и принципы, определяющие все параметры конкретного МПВФ, оказываются не оптимальными с точки зрения его развития до момента, когда в нём может зародиться жизнь и вслед за ней разум. И только в редчайших случаях, к которым относится и наш мир, возникают материальные формы, совместимые с жизнью и ещё реже - с разумом. Задача получения достаточно корректных оценок вероятности возникновения таких миров далеко выходит за рамки этой книги. Строгие оценки такого рода должны базироваться, как минимум, на достаточно точных представлениях о фундаментальных фактах, лежащих в основании нашего мира. Современная наука, по крайней мере, в отношении классического мира, по-видимому, близка к этому состоянию. Например, в одной из статей («О симметрии в современной физике»), препринт которой был подарен мне академиком Александром Михайловичем Балдиным после обсуждения с ним вопросов, затрагиваемых в этой книге, содержится такое высказывание: «Разработка калибровочной симметрии привела к полному определению лагранжианов взаимодействия для электромагнитных, слабых, сильных и гравитационных взаимодействий и создала иллюзии о построении «теории всего».

Естественно предположить, что вероятность возникновения мира, подобного нашему, крайне мала. Однако аппарат теории множеств даёт нам возможность получить общую оценку вероятности возникновения таких уникальных явлений, как наш разумный мир и жизнь. Вопросы о происхождении этих феноменов относятся к наиболее принципиальным в философии. Попробую и я высказать соображения по этому поводу.

Оценим вероятность появления конкретного мира с заданными свойствами на фоне всех других возможностей. Пусть множество, определяющее число основополагающих характеристик некоего материалистического пространственно-временного феномена, состоит из а элементов (например, по современным представлениям наш мир состоит из шести кварков, шести лептонов и четырёх взаимодействий). В данном случае важно то, что а есть просто некое конечное число. Естественно далее предположить, что множество всех допустимых характеристик произвольных материалистических образований представляет собой счётное, бесконечное множество. Это связано с тем, что такие характеристики, по-видимому, представляют собой рациональные или, по крайней мере, алгебраические величины, с одной стороны, а с другой являются счётными выборками из иррационального. Мощность подобного множества, эквивалентного мощности натурального ряда чисел, принято обозначать о (алеф-нуль). Тогда мощность множества, характеризующего количество всех возможных материалистических образований, будет определяться отображением о на а. Основоположник теории множеств Георг Кантор показал, что мощность такого множества характеризуется величиной ао и является несчётной. Она эквивалентна мощности континуума. Это, в общем-то, естественный результат, поскольку миры порождаются иррациональной сутью мироздания. Поэтому вероятность случайного возникновения мира с заданными свойствами обратно пропорциональна мощности континуума, т.е. тождественно равна нулю.

Единственное не обоснованное здесь предположение об универсальности а даёт, как не трудно сообразить, консервативную оценку. Кроме того, если миров с требуемыми свойствами имеется не один, то, в любом случае, мощность их множества всё равно не превышает мощность счётного, неограниченного множества, поскольку рациональный мир имеет метрику и, следовательно, является счётным. Но и в этом случае вероятность их случайного возникновения так же тождественна нулю. Таким образом, мы пришли к выводу о том, что мир с заданными свойствами из иррациональной сути мироздания случайным образом возникнуть не может. Этот вывод мне представляется достаточно важным с точки зрения обоснования идей, которые проводятся в этой книге. Он снова демонстрирует недостаточность материалистической точки зрения. Причём на сей раз это относится к самому факту возникновения нашего мира.

Нам в очередной раз для объяснения реальности приходится привлекать постулат Христа. Наш мир не мог быть создан без вмешательства Высшего Разума, или в терминологии Христа, Бога Отца. Прежде чем был создан наш мир, должно было быть ясно, что надо делать. И было сказано слово. И это слово мог сказать только Высший Разум, т.е. Бог. И Он сказал, что будет в основе этого мира. В его основе может быть только Высший Разум, т.е. Бог.

Весьма важным является то обстоятельство что, в соответствии с теоремой Гёделя аксиома в рамках любой рациональной дедуктивной теории является именно тем утверждением, которое не может быть доказано просто потому, что существует множество родственных теорий, базирующихся на разных аксиомах. Например, геометрические системы Евклида и Лобачевского. В силу этого все они не являются фундаментальными, поскольку в рамках нашего мироздания фундаментальная аксиома единственна. При этом принципиально то, что только в отношении её может быть доказано обратное утверждение о невозможности создания разумного мира вне Высшего Разума. Для нас исходным положением в данном случае является знание о факте существования нашего мира. Используя это знание, мы доказываем, что случайно этот мир создан быть не может. После этого мы формулируем аксиому, основанную на вере, которую и положим в основу дедуктивной теории.

Прямое утверждение о феномене Бога Отца принципиально доказано быть не может. В прямое утверждение, утверждение, что наш мир создан Богом Отцом, мы обязаны верить.

Таким образом, в процедуре формирования фундаментальной аксиомы мы объединяем фундаментальные знание и веру. Именно это обстоятельство радикально отличает фундаментальную аксиому от любых других, в обоснование которых априори не может быть приведено вообще никаких доводов. Неполнота любой рациональной системы аксиом, доказанная Куртом Гёделем, есть просто следствие того факта, что все они формируются разумом и исключительно по воле разума.

Таким образом, смысл того, что Христос называет Богом, мы называем сегодня Разумом. Разум царит и над нами, в виде феномена Бога Отца, и внутри нашего мира, как Разум Сына Человеческого. В основе нашего мира находятся иррациональное, Дух Святой, и Разум.

Можно высказать общие соображения и о различиях миров, формируемым Богом Отцом, и материалистических образованьях, возникающих случайным образом из иррационального.

Все миры, в которых возникли пространственно-временные формы материи, должны подчиняться определённым рациональным закономерностям. Следовательно, эти миры должны определяться правильно выбранными основными характеристиками. В этих мирах существует метрика, т.е. мощности множеств, характеризующих их свойства, всегда счётны. И, следовательно, возникновение любого материалистического пространственно-временного феномена вне разума невозможно. Апостол Павел так говорит по этому поводу в послании к евреям: «Ибо всякий дом устрояется кем-либо; а устроивший всё есть Бог» (3, 4). Вне разума могут возникать только флуктуации материи вне каких-либо закономерностей, т.е. квазиматериальные флуктуации, не связанные пространственно-временной метрикой и законами сохранения. Такие флуктуации существуют, например, в качестве одного из основных свойств физического вакуума.

Следовательно, мы можем сделать общий вывод о том, что любая пространственно-временная форма материи всегда есть порождение разума. Точно так же мы можем сказать, что и сами пространство и время являются продуктами только разума. Вне разума не могут возникнуть и существовать какие-либо пространственно-временные формы материи. Всё, что может быть познано разумом, всегда есть только продукт разума. В свете этого соотношение неопределённостей можно трактовать как границу между разумными и случайными формами организации материи.

Вслед за сказанным мы естественно приходим к выводу об уникальности нашего материалистического пространственно-временного феномена. Коли наш МПВФ создан Богом Отцом, то он единственен. Он есть продукт Его Озарения. Именно Бог Отец сформулировал основные принципы, лежащие в основе нашего разумного мира. Новые, более совершенные МПВФ будут созданы только на последующих этапах развития разума после понимания общих законов их устройства. Таким образом, философия Христа радикально отличается от материалистического мировоззрения, признающего необходимость огромного числа попыток для получения мира с наблюдаемыми свойствами. Ситуация здесь вполне аналогична обычному разуму, способному создавать осмысленные формы на фоне случайных созданий природы.

Сотворение мира Богом Отцом это венец торжества Разума над случаем. То, что случай не может создать в результате неограниченного числа попыток, Разум способен сделать одномоментно.

Философия Христа принципиально отличается от других религиозных и философских построений. В основе любых религий лежит вера в непознаваемое иррациональное начало, выраженное абстрактным понятием Бог. Учение Христа совершенно определённо говорит о Сыне Человеческом, разуме, ибо только человек, в отличие от всех других материальных форм, достигает в своём развитии разумного состояния.

В философских системах идеалистического плана иррациональное начало вводится в виде Духа, Души, непознаваемой сути. Всё это не даёт возможности построить продуктивную философию, которая смогла бы оказать конструктивную помощь на данном этапе развития, в первую очередь, социальной науке в её исканиях. Философия Христа полностью решает эту задачу, вводя в свою аксиоматику разум на различных этапах его развития. Феномен Бога Отца есть результат развития разума Сына Человеческого за всю историю его существования, ибо «Да будут всё едино: как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе», (от Иоанна, 17, 21). Коллективный разум человечества приобретёт непространственные и вневременные формы существования и создаст мир, в котором ему будет предопределено достичь всеобъемлющего потенциала Бога Отца. Абсолютный детерминизм в развитии разума, а вместе с ним и всего мира гарантирован феноменом Бога Отца.

Вывод о том, что основой нашего мира на всех этапах его существования является Разум, есть самый принципиальный результат этой книги.

Таким образом, сегодня нам известен ответ, к которому придёт человеческий разум в результате своего развития. Именно это есть абсолютная причина детерминизма в мире, наполненном разумом. Все остальные религиозные, философские и научные системы не в состоянии объяснить феномен абсолютного детерминизма в развитии. Из всех в принципе возможных способов социального развития в действительности реализуются только те варианты, которые адекватны постулатам Иисуса Христа о фундаментальной сущности разума и его предопределённого развития в нашем мироздании.

Признание в качестве научного факта того, что истинным творцом нашего мира является Бог Отец, радикально меняет всю систему нашего восприятия мира и отношения к нему. Материализм, отрицая факт творения мира Разумом, был вынужден декларировать лишь стремление к познанию мира, лишь возможность построения приблизительной картины реальности, представляя недостижимой бесконечности абсолютное знание. Отсюда и уродливый фетиш в виде «матрёшки», отводящий человеку роль бесконечно неудачливого ученика. В этом материализм един с ортодоксальной теологией, представляющей Бога Отца в качестве абсолютного Монстра, пребывающего в недостижимой для человека высоте.

Подпишитесь на нашу рассылку
и получайте интересные материалы на электронную почту