Регистрация
Вход

ВВЕДЕНИЕ В ФИЛОСОФИЮ НЕНАСИЛЬСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

Автор публикации: Острецов Игорь Николаевич
Дата публикации: 2002
Вид издания: Книга
Тема публикации: Прикладная геополитика (война и мир)
Регион: Гео

Аннотация

В книге представлена дедуктивная социальная теория и философия лежащая в её основе. В соответствии с теоремой Гёделя о неполноте любой системы рациональных утверждений, вообще говоря, возможно построение произвольно большого количества социальных программ. Однако в реальности по факту реализуется лишь единственный вариант. Вопрос об обосновании именно этого варианта является центральным в книге. Показано, что аксиоматическая база теории становится полной и адекватной реальности лишь в случае включения в её состав фундаментальных аксиом Иисуса Христа. В рамках теории введены понятия всех форм социального устройства общества, социальной сути человека и коллектива, интеллигентности, насилия и свободы. Разработана общая схема развития человеческого разума. Показана предопределённость перехода человеческой цивилизации к социальной организации, адекватной постулатам Христа. Выведены необходимые и достаточные условия существования рыночных форм хозяйствования. Разработаны варианты перехода к адекватной социальной организации всей человеческой цивилизации.

Текст

1.2.Материалистическая аксиоматика

Исходным положением предлагаемой ниже дуалистической социальной теории является предположение о том, что в основе понимания мира лежит аксиома о двойственной природе всех явлений окружающей нас действительности. Понимание этого обстоятельства пришло в результате грандиозных преобразований основ физики, происшедших в начале XX века. До этого момента материализм базировался на уверенности в том, что поскольку всё происходящее вокруг нас развивается в абсолютном пространстве и времени, то и любой процесс может происходить единственным образом и потому является объективным и детерминированным. Последовательное, научное осознание этого, как известно, восходит ещё к Декарту. Принцип причинности, демонстрирующий, каким образом из предыдущего следует последующее, является одним из столпов, на котором покоится классический материализм. Маркс, провозгласив в своём знаменитом тезисе необходимость научного прогнозирования социальных явлений, поставил социальные науки в один ряд с точными. Невозможность предсказать тот или иной процесс связывалась обычно только с недостатком знания, опирающегося исключительно на опыт. Одной из основ материализма является утверждение о том, что «случайное есть непознанная необходимость».

Представление об объективности явлений классического коллективистского мира есть прямое следствие существования абсолютного материалистического пространственно-временного феномена (МПВФ). В свою же очередь, возникновение этого феномена определяется переходом от индивидуальных явлений к групповым. Во всяком случае, общая теория относительности вводит пространственно-временную метрику только для макроскопического описания мира. Многочисленные попытки (например, А. Эйнштейна) ввести метрику на уровне индивидуальных характеристик вещества оказались бесплодными. Как позднее выяснилось, все индивидуальные характеристики вещества определяются виртуальными процессами, которые в рамках классического пространственно-временного детерминизма поняты быть не могут. Не вдаваясь здесь в глубокие философские проблемы данного факта, напомню лишь, что введение метрики сопряжено с определением рационального числа, т. е. с фиксированием местоположения измеряемого отрезка. С другой стороны, физическая теория элементарных частиц базируется на соотношении неопределённостей Гейзенберга, исключающем подобного рода построения. Кроме того, для введения метрики одного объекта недостаточно, т. е. метрика это принципиально рациональное и групповое понятие. Пространственно-времен­ные представления есть исключительно следствие классического приближения нашего понимания мироздания в качестве группового объекта.

Детерминированные процессы классического естествознания описываются законами. Их базой являются экспериментальные факты, условия получения которых определяют область применимости законов. При переходе в иную область явлений меняются условия, а с ними и законы. Основной философской догмой классического материализма является предположение о бесконечности этого процесса. Продвижение вглубь материи при этом связывается с возможностью бесконечного деления очередных её фрагментов. Таким образом, по факту, материализм отвергает существование индивидуальных объектов, конечных объектов, лежащих в основе мироздания. Именно поэтому материалистическая философия вынуждена говорить о бесконечной делимости материальных объектов. И именно это утверждение есть самое принципиальное утверждение современного материализма. В.И. Ленин дал самое точное определение материализма: "Электрон также неисчерпаем, как и атом".

В рамках классических представлений индивидуальное по своим свойствам никак не выделяется. Законы, управляющие одним яблоком Ньютона, те же, что и законы для всех объектов Вселенной. Уравнения, описывающие поведение многих тел, есть просто сумма уравнений для одного тела.

Однако ситуация коренным образом изменилась, когда физики добрались до истинно элементарных объектов. Их основное свойство состоит в том, что они не делятся на более мелкие по классической схеме, а преобразуются сами в себя. По образному замечанию Р. Фейнмана, нет сомнения в том, что электрон, как минимум, более элементарен, чем футбольный мяч. Индивидуальные объекты квантовой механики по своим свойствам принципиально отличается от классических структур. Наиболее тяжело была воспринята необходимость отказа от детерминизма. Вместо детерминированных в пространстве и времени процессов квантовая механика оперирует состояниями и вероятностями переходов между ними.

Чрезвычайно важным и совершенно новым, в отличие от классических построений, является то, что рациональная теория индивидуальных объектов не может быть построена без привлечения классических детерминистских теорий. В классике более общая теория всегда может быть сформулирована логически замкнутым образом независимо от менее общей, являющейся её предельным случаем. Практически это означает, что свойства индивидуального объекта могут проявляться исключительно через свойства классических, групповых объектов. Без взаимодействия с групповыми структурами индивидуальные объекты не могут быть восприняты, они иррациональны или, по крайней мере, квазиматериальны. Точно так же как свойства электрона невозможно узнать без его взаимодействия с классическим «прибором», свойства человеческого интеллекта не могут проявиться без его взаимодействия либо с материальной сутью самого человека, либо с группами других интеллектов. В математике, впрочем, это обстоятельство было выяснено гораздо раньше. Например, Дедекинд определил иррациональное число как специального вида сечение во множестве рациональных чисел, а Кантор - как фундаментальные последовательности рациональных чисел. Т.е. иррациональное определяется через рациональное. Всё это, в общем-то, естественно, поскольку сегодня на уровне науки разум способен оперировать только рациональными понятиями.

И, наконец, индивидуальные объекты обладают свойством тождественности. В частности, это означает то, что отдельный, индивидуальный объект не может непосредственно определять свойства классических, коллективистских объектов. Свойства коллективистских объектов определяются только статистическими закономерностями, проявляющимися как следствие взаимодействия между членами всего коллектива.

Современное мировоззрение относительно понятия идеализм вообще ничего внятного не говорит. По мнению современных философов материализм отличается от идеализма просто тем, что первый считает основой всего материю, а второй - дух. Что это означает, что из этого следует и чем эта теза может помочь в построении наук, абсолютно не понятно. Это просто совершенно пустое утверждение, которое ниоткуда не следует и из которого тоже ничего не следует.

На самом деле идеализм отличается от современного материализма именно тем, что идеализм признаёт реальное существование индивидуального объекта. Но что это такое, если его нельзя дробить дальше, если дальше нет материальной структуры, то, что там? Мы можем чётко сказать, что внутри яйца, например, находятся белок и желток. Но что находится внутри протона? Нам могут ответить: кварки. Но кварки не могут существовать отдельно в материальном мире. Это просто математическая модель, они уже не материальные объекты. Таким образом, в основе материалистического мироздания лежат не материальные объекты, а просто математические образы.

Вслед за этим возникает естественный вопрос о происхождении индивидуального объекта. В дальнейшем изложении будет показано, что индивидуальный объект не может возникнуть без Создателя. Поэтому всеобъемлющая наука может быть построена только на идеалистической основе.

Признание реальности индивидуального объекта есть фундамент научного идеализма.

С другой стороны, дуалистическая аксиоматика является основой построения всего материалистического мироздания на основе индивидуальных объектов. Если мы знаем свойства индивидуальных объектов, то мы в состоянии построить картину всего материального мира. В этом смысле дуалистическая аксиоматика является также и основной аксиомой материализма. Поэтому индивидуальный объект есть граница и в то же время связующее звено между материализмом и идеализмом. Адекватное мирозданию материалистическое учение должно базироваться на понятии индивидуального объекта и, таким образом, естественно возникать из феномена, предопределяющего неизбежность принятия факта фундаментальности идеалистической идеологии.

Мы определим групповые объекты, как объекты, обладающие метрикой, а индивидуальные – как феномены вне метрических свойств.

В соответствии с этим, находясь в рамках научного идеализма, я принимаю в качестве фундаментального факта аксиому двойственности и сопряжённый с ней принцип двойственности.

Аксиома двойственности: материальный мир во всех своих проявлениях, в том числе и социальных, является двойственным.

Принцип двойственности: двойственность определяется предопределённостью коллективных процессов и случайностью индивидуальных.

При этом индивидуальные объекты могут проявляться в материальном мире только через взаимодействие с групповыми, классическими структурами, а коллективные структуры могут быть сформированы только из индивидуальных объектов.

Данная аксиома есть фундаментальная аксиома материалистического понимания мира и в то же время основа идеализм.

Она отлична от известных аксиом философии Декарта и Гегеля прежде всего тем, что двойственность постулируется для более элементарных пар образов, чем материя и сознание, бытие и мышление, природа и дух. Аксиома двойственности фиксирует не моно структуру, не триады и не множественность, а именно двойственную структуру мира. Принцип двойственности вводит признак разделения. В качестве такого признака я выбрал две сопряжённые пары признаков - случайность и предопределённость (детерминированность), индивидуальность и коллективность. И принцип двойственности, основанный на этих признаках, позволяет считать истиной два взаимно двойственных высказывания:

индивидуальное – случайно;

коллективное - не случайно (детерминировано).

Сумма индивидуальностей имеет не случайные средние тенденции, отклонение от которых есть проявление индивидуальности.

Таким образом, двойственность заключена в детерминированности коллективных процессов и случайности индивидуальных. При этом индивидуальные объекты могут проявляться в материальном мире только через взаимодействие с групповыми, классическими структурами. С другой стороны, коллективные структуры могут быть сформированы только из индивидуальных объектов.

Двойственная структура мира, первоначально обнаруженная физиками, принципиальным образом влияет и на физический и на социальный мир. Классическая физика радикально отличается от физики микромира. Материя не делится беспредельно вглубь, как думали раньше, она имеет пределы в виде феномена индивидуального, в данном случае, элементарных частиц, преобразующихся в самих себя, но не делящихся беспредельно.

Феномен индивидуального в традиционном материализме отсутствует. Именно отрицание феномена индивидуального выделяет материализм из всех философских школ нематериалистического толка. Введение в науку феномена индивидуального радикально меняет наши представления о мире.

Вследствие того, что технологии существуют только в метрическом мире, возможности технологических построений разума ограничены возможностями только метрических, групповых форм. Мы не найдём новых технологических возможностей за счёт традиционного продвижения науки от куска породы к молекуле, а затем к атому и ядру.

Индивидуальный объект, элементарная частица, это предел нашего продвижения вглубь вещества с целью получения новых технологий. Это обстоятельство, как будет показано ниже, полностью определяет социальные формы, создаваемые человеческим обществом, и способы их развития.

Теперь мы должны уточнить, что такое индивидуальный объект. Свойства индивидуальных объектов материального мира, т.е. объектов физики (элементарных частиц) известны достаточно хорошо. Абсолютно неясно их происхождение. В сфере живого индивидуальным объектом является отдельный интеллект. Его свойства, так же как и происхождение, тоже покрыты тайной.

Для того чтобы получить на эти вопросы хотя бы самый общий ответ, спросим себя: «Как случилось, что этот мир в данном виде вообще существует?» Известно, что если бы мировые константы хотя бы немного отличались от современных значений, материальный мир был бы просто невозможен. Не случись того, например, что плотность воды больше плотности льда, жизнь на Земле не возникла бы никогда. И таких «если» можно привести сколько угодно. Факт заключается в том, что в основе всего лежит набор мировых констант, элементарных частиц и неких весьма общих принципов, таких, например, как принципы симметрии, унитарности и причинности. Фундаментальный набор определяет, в частности, такие свойства нашего мира как его размерность и топологию. Предпринимаются попытки выяснить минимально необходимый самодостаточный состав такого рода набора, например, в рамках так называемой «гипотезы бутстрапа». Данный набор или ему подобные определяют свойства и судьбу всех объектов материального мира. Так как же он возник?

Наш основной постулат говорит о том, что ответ может быть только один. Поскольку речь идет о характеристиках индивидуальных объектов, этот набор мог стать результатом только случая после миллиардов и миллиардов менее удачных попыток. В каждом материалистическом пространственно-временном феномене (МПВФ) наборы, характеризующие индивидуальные объекты, вообще говоря, могут быть различными. Эти наборы и определяют судьбу каждого конкретного МПВФ.

Таким образом, аксиоматика, лежащая в основе конкретного материалистического мира, раскрывается, во-первых, принципами, показывающими, каким образом из индивидуальных объектов формируется групповой мир (это уже упомянутые принципы симметрии, унитарности и причинности) и, во-вторых, характеристиками индивидуальных объектов, ответственных за свойства конкретного МПВФ.

В свете этого Высший Разум нашего МПВФ, обеспечивший достаточно продолжительное и устойчивое его существование, есть не что иное, как набор фундаментальных констант и принципов, лежащих в его основе, возникший в результате статистических испытаний по созданию МПВФ.

Данное определение Высшего Разума формально базируется только на аксиоме о двойственной природе мироздания. Далее будет показано, что это толкование оказывается неполным, поскольку чисто дуалистическое понимание нашего мира не может объяснить его детерминистское развитие, сопряжённое с разумом. Дуалистическая картина мира фиксирует только статическую картину мироздания. Развития и движения она объяснить не может. Например, материализм вынужден для объяснения феномена развития прибегать к построениям типа законов диалектики, борьбы и единства противоположностей.

Подобного рода «законы» являются не только искусственными, но они не дают фактически ничего для реального объяснения причин и целей развития мира.

В рамках дуалистической аксиоматики понятие индивидуального объекта в области интеллекта введено быть не может. В рамках материалистических представлений разум является просто продуктом эволюции биологических форм материи. Так как материализм признает возможность моделирования разумом любого материального явления, то это означает, что, в принципе, человеку с помощью рациональных процедур доступно создание искусственного интеллекта. Этот момент в материалистической постановке вопроса всегда вызывал определённые сомнения в научном мире и резко отвергался религией. Попробую и я высказать некоторые соображения на этот счёт.

1.3. Теорема Гёделя и следствия из неё

В данном разделе я дам дополнительные пояснения о причинах неполноты материалистического мировоззрения. Они будут базироваться на фундаментальном методе познания окружающего нас мира, на понятии «аксиоматического метода». До этого момента при анализе различных методов познания я просто использовал известную терминологию, без каких либо комментариев. Хотя вполне уместен вопрос. В чём же отличие аксиоматического метода от материалистического метода экспериментальной индукции? Ведь в первом следствия из неких общих положений, в конце концов, проверяются опять же с помощью эксперимента.

Основным методом познания до конца девятнадцатого века был метод эмпирических индуктивных обобщений. Однако индукция, приводящая к формулировке закона природы или общества, неполна как в отношении исходных посылок, так и в отношении проверяемости вытекающих из него следствий. Практически в каждом случае «индуктивного открытия» основа индукции неадекватна реальности, находящейся за пределами эксперимента. Этот огрех основного материалистического метода прошлого этапа развития науки покрывается верой в то, что мир «в принципе» познаваем в результате бесконечного индуктивного процесса. Я прошу обратить внимание на то, что именно здесь, что называется, в логове матёрого материализма, мы вынужденно столкнулись с термином «вера», с термином, в котором фиксируется последняя логическая возможность замкнуть построения обессилевшего рационального разума. Несмотря на уверенную браваду отцов-основателей и на упрямое начётничество современных последователей, мы имеем дело всё-таки с верой. Материализм верит в бесконечную «матрёшку». Причём вера эта противоречит одному из основных законов того же материализма, а именно закону перехода количества в качество. Согласно этому закону идентичная процедура не может тиражироваться бесконечно долго, не меняясь принципиально на некоторых этапах. Таким образом, материализм с одной стороны отрицает иррациональные основы мироздания, с другой, вынужден обращаться к понятию вера, понятию, исключающему рациональные методы познания.

Перейдём теперь к аксиоматическому методу.

Под аксиомой понимается некоторое положение или ряд положений рассматриваемой теории, которые при её дедуктивном построении не доказываются, а принимаются за исходные, используемые для доказательства других положений теории, называемых теоремами. Следовательно, аксиоматический метод так же построен на вере в некие истины, которые не могут быть доказаны рациональным способом. Главными областями применения аксиоматических методов сегодня являются математика и современная физика. Поскольку все остальные естественные науки, изучающие неживой мир, в конце концов, сводятся к двум названным, то можно говорить о том, что в основе современного естествознания лежит аксиоматический метод.

Этот метод с точки зрения его логической замкнутости обоснован гораздо лучше, нежели метод классического материализма, поскольку именно вопрос самодостаточности и полноты различных систем аксиом всегда, вот уже более двух тысяч лет, был его центральным пунктом. Первый принципиальный результат в этом направлении был получен Н. Лобачевским, когда ему удалось сформулировать логически последовательную геометрическую систему, отличную от геометрии Евклида. В полном виде проблема была решена в 1931 году Куртом Гёделем, установившим, что всякая формальная непротиворечивая система рациональных утверждений неполна. Так называемая теорема о неполноте.

Строго говоря, теорема К. Гёделя устанавливает тот факт, что всегда можно сформулировать последовательность проблем такого рода, что для любой дедуктивной теории среди этих проблем найдётся неразрешимая в пределах данной теории. Именно это обстоятельство является той причиной, которая вынуждает материалистическую логику прибегать к бесконечной «матрёшке» при решении проблемы сингулярности. В силу этого аксиоматический метод зачастую считается неудовлетворительным.

Как нетрудно заметить, аксиоматический метод является развитием метода экспериментального детерминизма. Просто в одном из них постулируются частности, а в другом некие общие положения. Однако вера, лежащая в основе индуктивного и дедуктивного построений, принципиально различаются. Вера индуктивного метода по существу является не полным знанием, полученным, как правило, в результате экспериментального изучения окружающего нас мира. Материализм верит в эксперимент. Такая вера основана на предыдущем рациональном знании. Поэтому, вообще говоря, термин вера в данном случае является не корректным. Поэтому мы будем говорить, что в основе материализма и его основного метода познания, метода индуктивных обобщений, лежит знание. Истинная вера материализма, которая не может быть ничем обоснована, ограничивается верой в "матрешку" бесконечного познания.

Вера, лежащая в основе дедуктивного построения, принципиально не может быть обоснована какими либо рациональными методами. Следствия из нее, полученные в результате дедуктивного процесса, могут быть, в лучшем случае, только проверены с помощью критических экспериментов. Это есть вера в полном понимании этого термина.

Таким образом, для краткости мы будем говорить, что в основе материалистического метода, метода экспериментальной индукции, лежит знание, приобретаемое опытом, а в основе идеализма - аксиоматика и вера, на базе которых строится идеалистическая наука.

Подпишитесь на нашу рассылку
и получайте интересные материалы на электронную почту