Регистрация
Вход

ВВЕДЕНИЕ В ФИЛОСОФИЮ НЕНАСИЛЬСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

Автор публикации: Острецов Игорь Николаевич
Дата публикации: 2002
Вид издания: Книга
Тема публикации: Прикладная геополитика (война и мир)
Регион: Гео

Аннотация

В книге представлена дедуктивная социальная теория и философия лежащая в её основе. В соответствии с теоремой Гёделя о неполноте любой системы рациональных утверждений, вообще говоря, возможно построение произвольно большого количества социальных программ. Однако в реальности по факту реализуется лишь единственный вариант. Вопрос об обосновании именно этого варианта является центральным в книге. Показано, что аксиоматическая база теории становится полной и адекватной реальности лишь в случае включения в её состав фундаментальных аксиом Иисуса Христа. В рамках теории введены понятия всех форм социального устройства общества, социальной сути человека и коллектива, интеллигентности, насилия и свободы. Разработана общая схема развития человеческого разума. Показана предопределённость перехода человеческой цивилизации к социальной организации, адекватной постулатам Христа. Выведены необходимые и достаточные условия существования рыночных форм хозяйствования. Разработаны варианты перехода к адекватной социальной организации всей человеческой цивилизации.

Текст

Таким образом, мы видим, что развитие разума, сопряжено с ростом числа носителей интеллекта, из которых производятся выборки, увеличением круга людей, занятых их обслуживанием и ростом материального обеспечения. Весьма важно то, что нужное количество человеческого материала, необходимого для получения адекватной флуктуации, связано с социальной организацией общества, так как именно социальная организация обеспечивает необходимые приоритеты и, следовательно, концентрацию нужных ресурсов, в том числе и человеческих, на решение тех или иных задач. При этом необходимо отметить, что в рамках одной социальной организации прогресс однозначно связан с ростом численности населения. Только изменение социальной организации способно обеспечить прогресс в необходимом направлении при неизменной численности населения за счёт изменения приоритетов развития.

Как правило, сравнительно малая часть общества имеет отношение к развитию. Большинство, обременённое материальными проблемами, не имеет возможности думать о чём-либо, кроме хлеба насущного. Ту часть общества, которая обеспечивает поиск новых идей развития, принято именовать элитой общества. Роль же большинства сводится просто к обеспечению элиты.

Развитие и обеспечивающие его элиты, как и всё в этом мире, имеет двойственную природу. Ту часть элиты, которая связана с развитием личных потребностей человека, будем именовать этим же словом, а ту часть истинной элиты, труд которой направлен на развитие фундаментальных ценностей всего человечества – интеллигенцией.

Важнейший вывод, который мы должны запомнить, заключается в том, что чем более сложную идею должен произвести «эдисон», тем больше требуется человеческого «навоза», из которого он возникнет.

В результате развития разума формируется общечеловеческий коллективный разум. Его основой являются откровения Пророков и наиболее выдающихся мыслителей. Задача такого развития - постижение законов этого мира и приобретение потенциала, равного потенциалу Создателя этого мира, Бога Отца. Полученными знаниями человечество должно руководствоваться во всей своей деятельности. Только тогда его жизнь будет наиболее комфортной и согласованной с окружающим миром. Однако человечество на ранних этапах своего развития, пока потенциал коллективного разума невелик, вынуждено пользоваться "услугами" отдельных личностей и создавать коллективные формы общежития, которые принято именовать тираниями. При достижении достаточного потенциала коллективного разума, когда тирании становятся нерентабельными, начинается борьба между ним и разумом толпы. Разум толпы злейший враг коллективного разума. Толпа руководствуется низменным инстинктом и соблазнами. Апофеоз безрассудства толпы в воплях: "Распни Его". Наиболее ярко власть толпы проявляется в развитых демократиях, самых преступных социальных организациях в истории человечества, в которых разум толпы подменяется преступной похотью элиты к деньгам. Об этом мы поговорим в главе о формах социальной организации людей.

Таким образом, схема развития в материальном мире может быть представлена следующим образом. На определённом этапе возникает флуктуация, связанная с появлением новой идеи развития. В силу адекватности эта флуктуация усваивается группой интеллектов, причастных к развитию. За счёт этого создаются условия для расширения этой группы и улучшения условий её работы. В расширенной группе возникает флуктуация большей амплитуды. И так далее. Эта схема развития не нуждается в каких-либо искусственных построениях. Ей требуется только то, что есть в реальной жизни. Человеческий интеллект и его обеспечение. Не нужно ни тезисов, ни антитезисов, ни синтезов, ни борьбы противоположностей. Всё это не более чем мистика. Развитие разума по своей сути не может происходить в борьбе. В соответствии с аксиомой Христа это как раз то, ради чего разум существует. Развитие - наиболее естественное состояние разума. Как будет показано в дальнейшем, насилие, вообще, и борьба, в частности, есть условие только неадекватного развития, никак не сопряжённого с развитием разума. Борьба и насилие в лучшем случае только формируют условия для развития разума на этапах существования неадекватных социальных форм. Само же развитие разума всегда есть естественный эволюционный процесс, постоянно расширяющийся во времени и в пространстве.

Глава 3. СОЦИОЛОГИЯ

3.1. Аксиоматика в социологии
Аксиоматический метод поистине был и остаётся

самым подходящим и неоценимым инструментом,

в наибольшей мере отвечающим духу каждого точного

исследования, в какой бы области оно не производилось.

Давид Гильберт

Я снова в эпиграфе к данному разделу воспроизвёл эту блестящую мысль Давида Гильберта в силу её исключительной важности применительно к проблеме разработки современной социальной теории.

В основу своей социальной теории я положил аксиоматику Иисуса Христа. Принципиальную важность для современности Учения Христа интуитивно чувствовал один из наиболее оригинальных и глубоких мыслителей двадцатого века, Карл Густав Юнг. Он говорил: «Не хочу сказать, что с христианством покончено. Напротив, я убеждён, что при нынешнем положении вещей устаревшим является не христианство, а наша концепция и толкование его. Христианский символ это – живое вещество, которое несёт в себе зёрна дальнейшего развития. Продолжение его развития зависит только от нас: сможем ли мы снова заставить себя задуматься, и притом наиболее глубоко, над посылками христианства. Для этого требуется совершенно иное отношение к индивиду, к микрокосму самости, от которой мы получили свою личность. Вот почему никто не знает, с какой стороны подступиться к человеку, какие внутренние ощущения ему ещё предстоит пережить, и какие психические факты составляют основу религиозного мифа. Всё это закрыто такой непроглядной мглой, что никто не может понять, почему он должен этим интересоваться или достижению какой цели он должен посвятить свою жизнь. Мы беспомощны перед такой проблемой».

Когда в начале так называемой перестройки я начал размышлять о дальнейшем развитии нашего государства, я не мог себе даже представить, какой арсенал современной науки придётся привлечь для аккуратного обоснования происходящих и грядущих социальных процессов. Принципиальная особенность предлагаемой ниже социальной теории как раз в том и заключается, что она построена на основе дедуктивного метода. Я полностью разделяю воззрения Давида Гильберта, признававшего именно аксиоматический метод наиболее совершенным методом научного исследования применительно к любым областям знания. Гильберт высказал свою мысль ещё в начале двадцатого века. Тем не менее, социальная наука полностью её игнорировала. Все социальные воззрения современности по существу наукой не являются, поскольку они вообще не используют адекватных методов. В арсенале демократий есть только голосование за ту или иную программу или партию. При этом отсутствует даже понимание того простейшего факта, что строгая наука и голосование несовместимы. Голосование в их понимании есть высшее достижение социального прогресса. При этом они считают себя большими учёными и интеллектуалами. Академик Ю.А. Израэль на всемирной конференции по изменению климата в Москве в 2003 году сказал: «Голосование в науке придумали недоразвитые». Я с места громко добавил «И в жизни тоже». Израэль среагировал немедленно: «И в жизни тоже». Демократы даже не ставят вопроса о предопределённости того или иного варианта социального развития. Вся надежда при реализации «своего» варианта возлагается только на силу. Поэтому современная социология абсолютно не способна предсказать предстоящие нам события.

Наиважнейшим обстоятельством является то, что социальная наука вообще не может быть построена вне аксиоматического метода.

Причина этого заключается в том, что метод пространственно-временного детерминизма применим только в естествознании в силу того, что объекты материального мира подчиняются строгим классическим законам, которые могут реализоваться только в условиях наличия метрических свойств у объекта или группы объектов. Индивидуальные объекты материального мира обладают конкретными характеристиками, такими как масса, заряд, протяжённость, изменение во времени и т. д. Наличие этих свойств позволяет нам формулировать законы, представляющие собой, по существу, связи между этими величинами. Поэтому законы естествознания на ранних этапах развития, когда наши сведения о материальном мире ограничены, могут быть получены методом индуктивных обобщений экспериментальных данных, т. е. методами классического материализма.

Маркс по аналогии с естествознанием пытался сформулировать некие социальные законы, придав им форму рациональных утверждений. В результате появились, например, законы так называемой диалектики. Но никакой прагматической и, следовательно, научной, ценности в них нет. Существуют или нет единство и борьба противоположностей, никому от этого, кроме защищающих диссертации, ни холодно, ни жарко. Никаких социальных прогнозов на этом законе не построишь. А, следовательно, это не наука. Настоящая наука это жёсткий прагматизм. Я хочу знать точно, что будет. Я не хочу иметь проблем в будущем. А для этого необходимо понять, есть ли пределы у рыночных форм хозяйствования, сколько им осталось существовать и, следовательно, надо воровать или нет? Драпать на запад или нет? Кого сегодня поддерживать в нашей стране? И так далее. Это простейшие, но необходимые вопросы. Обычный нормальный человек не имеет права на ошибку. Но существуют и гораздо более глубокие вопросы, связанные с самой сутью человека. Эти вопросы гораздо важнее. Но их я здесь обсуждать не буду, поскольку большинству вполне достаточно и названных.

Рациональных законов в области интеллекта сформулировать невозможно. Интеллект, составляющий основу разума, в общем случае метрическими свойствами не обладает. Интеллект это виртуальное явление. Никакие количественные характеристики к нему не применимы. У него нет протяжённости, он способен проникнуть и в недра атома, и в далёкие галактики. У него нет ни веса, ни цвета, ни запаха. Нет ничего в этом мире, что мы могли бы использовать для установления количественных связей между различными интеллектами. Поэтому каких-либо строгих рациональных законов или утверждений применительно к поведению интеллекта получить, вообще говоря, невозможно. С другой стороны, в сфере его действия возможны любые события, также как в сфере виртуальных частиц.

По факту в нашем распоряжении имеется единственная возможность констатировать лишь то простейшее обстоятельство, что в материальном мире существуют отдельные интеллекты и их группы. Это всё, чем мы располагаем для построения социальной теории. Дуалистическая социальная аксиоматика не только проста и ограничена, но и совершенно очевидна. Сколько бы не морщили лбы и сколько бы заумных терминов не придумали наши социологи, конструктива всё равно больше нет. Казалось бы, что этого слишком мало. Ничего путного на таких простых фактах не построишь.

Но всё оказывается не так просто. Эти простейшие истины, очевидные для всех, дают нам возможность, как минимум, построить всю понятийную базу социологии. Вообще строго понятийная база любой теории может быть введена только в рамках дедуктивного процесса.

Однако в рамках введённой нами дуалистической социальной аксиоматики мы можем получить только стационарную картину. Т. е. ввести различные образы и структуры, которые могут быть не более чем комбинацией первичных понятий. Инструмент таких построений комбинаторика.

Динамические характеристики этих образов могут быть следствием только неких сторонних причин. Сами по себе они безжизненны.

Как было показано выше, придать движение этим образам в пространстве и времени может только разум. Ибо само пространство и время являются продуктами разума. Именно в силу этого обстоятельства проблема детерминизма, проблема направленного развития в социологии может быть решена только за счёт расширения дуалистической аксиоматики путём включения в фундаментальную аксиому понятия разума. Это как раз то, что сделал Христос. И у нас есть единственный путь - следовать за Ним. Всё остальное ведёт в тупик и кончается, в лучшем случае, словоблудием.

В теориях, имеющих в своей основе индуктивный процесс, понятийный аппарат строится на основе «локальных» законов, т. е. законов, справедливых в строго определённых условиях, в которых они получены. Поэтому понятийная база классического мировоззрения имеет относительную ценность. Попытка К. Маркса создать научную систему социальных знаний была единственной. Но, во-первых, его теория содержит в себе методологические ошибки принципиального свойства. А, во-вторых, она, вообще говоря, некорректно использует классические методы, применимые только к явлениям, имеющим групповую, детерминированную природу. В наше время, когда сложность идей развития требует мобилизации интеллектуального потенциала всего человечества, методология Маркса не даёт адекватных результатов. Поэтому настало время принять в социологии на вооружение самый мощный научный метод, а именно аксиоматический метод.

В современных социальных науках полностью доминируют статистические подходы. Реально это приводит к господству доктрин, которые в данный момент поддерживаются максимальной силой. Тот, кто обладает такой силой, навязывает своё понимание ситуации всем остальным. Никаких обоснованных связей между понятиями, введёнными статистическим образом, быть не может. Все они висят в воздухе. Поэтому современная социология не есть наука, она не более чем статистический учётчик, ориентирующийся в основном на силу и не способный делать обоснованных прогнозов.

Дуалистическая аксиома о двойственной природе социальных процессов является максимально простой и практически совершенно очевидной. Едва ли можно возражать против того, что в социальной сфере действуют отдельные личности и состоящие из них коллективы. Это столь же естественно, как и то, что геометрия базируется на понятиях точки, прямой, плоскости и так далее. Проявления человеческого интеллекта действительно не должены регламентироваться. Чтобы развиваться, интеллект должен быть свободен. Иначе он не сможет находить новые идеи развития. С другой стороны, выживание людей наиболее эффективно обеспечивается за счёт разумных, прогнозируемых действий всего коллектива.

Что касается иррациональной аксиомы о предопределённости процессов социального развития, аксиомы о феномене Бога Отца, то её обоснованность ещё лучше, поскольку доказано обратное утверждение о невозможности создания разумного мира вне этого Феномена. Нам остаётся только верить в прямое утверждение. Так говорит самая точная наука математика. Поэтому справедливость нашей веры не может быть подвергнута сомнению.

Таким образом, в основу своего формального дуалистического социального построения я положил аксиому о двойственной природе всех социальных явлений. Принципиальным в данном случае является введение в науку понятия индивидуального объекта, полностью отсутствующего в материалистической науке. Индивидуальное представляет собой именно тот барьер, который отделяет материализм от истинного мировоззрения, включающего в свой арсенал иррациональную суть. Таким образом, аксиома, содержащая в себе понятие индивидуального, является единой для всего материального мира. И именно в этом факте проявляется единство нашего мира. Наше мироздание строится на своей собственной рациональной базе, сформулированной Богом Отцом и определяющей все его конкретные свойства. Топологию, метрику, эволюцию и т. д. Рациональные объекты по своим схемам разум должен строить сам. Причём до тех пор, пока он не достигнет потенциала Высшего Разума, разум будет только познавать предначертания Бога Отца и руководствоваться ими. Противодействие Воле Бога Отца, что и есть зло, потребует искупления. Наказание человечества за противодействие Воле Бога Отца будет особенно жёстким тогда, когда человек обладая достаточными знаниями, тем не менее, будет противиться предначертанному ходу событий. Это время наступает именно сейчас.

Время искупительной жертвы Христа за глупости и преступления детского возраста рода человеческого закончилось.


3.2. Человек

...не хлебом одним будет жить человек,

но всяким словом Божиим.

От Луки, 4, 4.

Проблема личности и её роли в обществе для социологии должна быть центральной. Традиционно в основном исследуются вопросы формирования личности под воздействием различных факторов. В этом отношении можно отметить два крайних подхода. Первый, марксистский, определяет личность как продукт общественных отношений. Второй абсолютизирует иррациональные моменты. В качестве движущих сил развития личности рассматриваются, в основном, факторы иррациональные по природе. Родоначальником этого направления является З. Фрейд, который ввёл понятие либидо, определяющее психическую энергию индивида, связанную исключительно с его сексуальными устремлениями. Наиболее полно вопрос о проявлениях иррационального в развитии личности был разработан Юнгом в его теории архетипов и коллективного бессознательного. В отличие от Фрейда Юнг считал, что в контактах с внешним миром могут доминировать и иные, а не только сексуальные устремления. Поэтому Юнг стал использовать понятие либидо для обозначения всей психической энергии, не ограничиваясь её сексуальной формой. «Коллективное бессознательное» формируется в человеке под влиянием не только действительности, непосредственно окружающей человека, но и всей предысторией. Архетип по Юнгу - это «квазиматериальный виртуальный образ, являющийся продолжением каждого отдельного (сингулярного) человека, могущий вступать в коллективные взаимодействия с архетипами остальных людей и способный участвовать в образовании всечеловеческого архетипа». Вот как не просто, зато логично, замкнуто и полно. А всё потому, что Юнг не боялся использовать законы математики и квантовой механики в своих построениях. Его советником в этих вопросах был сам Поль Дирак.

Юнг уверенно возражал против той мысли, что личность полностью детерминирована её опытом, обучением и воздействием окружающей среды (хотя и признавал огромное значение этих факторов). Он утверждал, что каждый индивид появляется на свет с «целостным личностным эскизом, представленным в потенции с самого рождения», и что «окружающая среда вовсе не дарует личности возможность ею стать, но лишь выявляет то, что уже было в ней (личности) заложено». Это вполне корреспондируется с моими представлениями о развитии личности и разума на базе иррационального интеллекта. Однако, как правило, подобного рода построения были интересны лишь психологам и медикам.

Недостатком всех существующих социальных теорий, в том числе и экономических, является то, что главное действующее лицо социальной сферы - человек, оставался вне их рамок. В рассуждениях обществоведов различной специализации мы можем встретить суждения о государстве, общественных организациях, различных экономических понятиях и многом, многом другом. Но каким образом и почему всё это возникает из основы всего этого - из понятия «человек», и что такое этот самый «человек», чем он отличается от представителей всего остального материального мира, всё это оставалось за кадром. Лишь марксизм сделал попытку определить понятие человека как «общественного животного». С точки зрения методологии классического материализма это обстоятельство совершенно естественно, поскольку она имеет дело лишь с групповыми характеристиками мироздания. Именно поэтому «человек» определяется не как первичное, а как следствие из группового понятия общества. Это обстоятельство характеризует общую ограниченность классического материализма, которая была преодолена лишь наукой двадцатого века, включивший в свой арсенал феномен индивидуального. Именно из него постулируется общая гипотеза о дуализме материального мира. При этом суть человека, как и любого материального явления, оказывается двойственной.

Таким образом, принимая в качестве фундаментальной аксиомы современного мировоззрения гипотезу о дуализме мира, мы совершенно естественно предполагаем, что и вообще все объекты нашего мира, в том числе и социальные, так же двойственны. Причём природа этой двойственности та же - детерминизм, являющийся следствием рационального знания, и случайность. Применительно к различным объектам эти свойства реализуются в каждом конкретном случае в своем виде. Например, для элементарных частиц - это волновые и корпускулярные свойства. Первичным понятием для любой социальной теории должно, очевидно, являться понятие «человека». В чем же двойственность этого понятия в социальном смысле?

Подпишитесь на нашу рассылку
и получайте интересные материалы на электронную почту