Регистрация
Вход

Российский Ренессанс в XXI веке

Автор публикации: Сухонос Сергей Иванович
Дата публикации: 2001
Вид издания: Книга
Тема публикации: Прикладная геополитика (война и мир)
Регион: Восточная Европа
Страна: Россия

Аннотация

В книге исследуется русский трудовой менталитет в контексте развития человечества и Вселенной. Предлагается концепция закономерного развития России в XXI веке, расширяющая подходы таких ученых, как В.И. Вернадский, К.Э. Циолковский, А.Л. Чижевский, В.О. Ключевский, П.Д. Данилевский, П.Д. Успенский. В ее рамках получен нетривиальный вывод о предстоящем «русском экономическом чуде», которое наступит в момент резонанса внешних условий развития технической цивилизации и внутренних глубинных русских традиций.
Россия на переломе эпох. Старое мучительно отмирает. Новое видно только в проблесках. Но эти проблески, как вспышки молний, которые, пусть па мгновения, но ярким светом озаряют тьму прошлого и рассеивают туман будущего. И в этом новом свете видится иная история России и иное ее будущее.
Видно, что, также как 500 лет назад в Италии произошло рождение нового (трехмерного) мировоззрения, в России сегодня происходит рождение нового, уже четырехмерного мировоззрения. Видно, что, также как итальянское Возрождение оживило культурные пласты эллинской цивилизации с 2000-летней глубины веков, российское возрождение захватывает культурные пласты прошлого, но еще глубже, вплоть до Атлантиды, до эзотерических знаний древних пророков. И если в фокусе высокого Возрождения оказалась одна западноевропейская страна – Италия, еще более локально – Флоренция, то плоды этого культурного прорыва пожинают уже 500 лет все пароды Европы, а теперь и Северной Америки. И надо полагать, что плоды российского Ренессанса будут пожинать не только многочисленные народы Российской Федерации, не только все славянские народы, но и весь мир. Ибо именно России с ее древними традициями Соборного единения народов свойственно стремление к Соборному единению всех стран, всех наций мира на базе культурного наследия всех времен и народов.
количества социальных программ. Однако в реальности по факту реализуется лишь единственный вариант. Вопрос об обосновании именно этого варианта является центральным в книге. Показано, что аксиоматическая база теории становится полной и адекватной реальности лишь в случае включения в её состав фундаментальных аксиом Иисуса Христа. В рамках теории введены понятия всех форм социального устройства общества, социальной сути человека и коллектива, интеллигентности, насилия и свободы. Разработана общая схема развития человеческого разума. Показана предопределённость перехода человеческой цивилизации к социальной организации, адекватной постулатам Христа. Выведены необходимые и достаточные условия существования рыночных форм хозяйствования. Разработаны варианты перехода к адекватной социальной организации всей человеческой цивилизации.

Текст

Другая роль Японии – геополитическая – передать импульс распространения за- падноевропейской культуры через западный путь на Восток. Начиная с 1500 года, ев- ропейская культура производства постепенно продвигалась все дальше на запад в пер- вую очередь в Америку. И в ХХ веке после Второй мировой войны бывшая колония Европы США переросли учителя и стали новым центром западноевропейской цивили- зации. И как любая метрополия новая нарождающаяся империя окружает себя про- винцией. Стареющая Европа становится для Нового Рима уже восточной окраиной, а на западе США создают себе плацдармы в Японии и далее через нее – в Юго- восточной Азии. И если США полностью подчинит себе древний арабский мир, к че- му они приступили очень активно с начала ХХI века, то земной круг геополитического развития западноевропейской цивилизации замкнется через Турцию на Европу в сплошное кольцо. Так Европейская культура осуществит мечту Колумба, который хо- тел найти западный путь в Индию. Отправившись осваивать новые земли на запад, она вернется в Европу с востока.

И поэтому пример Японии – это лишь фрагмент большой мозаики успеха Евро- пейского Дела. И секрет успеха Китая и стран ЮВА лишь в том, что народ в этих странах вписался в требования конвейерной дисциплины труда наилучшим образом и за наименьшие деньги. И секрет успеха Западного Дела кроется в первую очередь в том, что мировая культура с определенного момента своего развития вступила на путь дифференциации знаний и специализации их применения в промышленности. На этом пути наиболее подготовленной всем своим внутренним развитием оказалась Европа. Из-за большой скученности населения на небольших и хорошо проходимых простран- ствах в Европе как нигде в мире народ был готов сначала к ремесленному а затем и промышленному разделению труда. Европа в отличие от России научилась ценить землю и все, что на ней сооружалось веками. Именно европейские природные условия подготовили лучшим образом народ промышленный. Привычка к спокойному разме- ренному труду, развивающееся постоянно распределение функций между отдельными городами, оседлость и прагматизм, конкретность и приземленность, нацеленность на достижение материального успеха. Это и все остальное, что существенно отличает ев- ропейцев от народов других стран – все это стало внутренней основой глобального европейского резонанса, результатом которого стало продолжительное Европейское Чудо. Чудо, суть которого в том, что периферия Римской империи, бывшие варвары, дикие лесные племена постепенно вышли в лидеры мирового прогресса и создали ве- ликую западноевропейскую культуру. Не будь Чуда Европейского, и не было бы Чуда Японского. И не было бы чудес со странами ЮВА.

Что же полезного может извлечь из этого опыта Россия? Очевидно, что нет менее приспособленного к монотонному, кропотливому, тщательному, узкоспециализиро- ванному труду на конвейере трудового характера, чем русский. Копировать впрямую опыт Японии, Китая и других стран Юго-восточной Азии – для нас столь же бессмыс- ленно, сколь пытаться перенести опыт поливного рисового хозяйства в северные леса России. Пытаться догнать США, идя в хвосте развития западноевропейской цивилиза-

ции – все равно, что сажать кукурузу на болотах. Слепое копирование их опыта – это прямой путь к созданию мраморных телефонов старика Хотабыча. И бурные годы конца ХХ века показали полную бесперспективность слепого повторения чужого опы- та.

Опыт их успеха нужно понять, и повторить, используя системную СУТЬ. А она проста и сводится к формуле успеха, зеркально противоположной японской формуле:

минимум труда при максимуме ресурсов.

Посмотрим теперь, где эта формула может реализоваться во всей ее полноте. А для этого нам нужно будет уйти из области исторического анализа на зыбкую почву социального, технического и геополитического прогноза.


Русский «резонанс»

Чтобы определить вероятность взлета русской культуры в будущем, вообразим такие условия развития технического прогресса, при которых Русское Дело окажется в резонансе с самыми насущными запросами человечества. Напомним наиболее отличи- тельные особенности Русского Дела.

Самое главное – универсализм, с неприятием узкой специализации труда. Затем, творческая доминанта с сильнейшей тягой к уникальным процессам, явлениям и с плохой приживаемостью к монотонной однообразной работе. Далее – невероятная выживаемость, приспособляемость и неприхотливость, переходящая в нетребо- вательность и непритязательность, способность жить в дискомфортных, с точки зрения европейца, условиях. И, наконец, размах во всех его проявлениях: от нацио- нальной тяги к глобализму свершений до аврального характера труда.

И еще несколько свойств: отсутствие привычки к частной собственности на средства производства, в том числе, на землю; неуважение к частной собственно- сти других, стремление к общинному выравниванию дохода; нерыночность и не- товарность; отсутствие привычки доводить продукцию до предельного совер- шенства. Отсюда постоянное стремление обходиться без денег, обмен натурой, ори- ентация не на личное богатство, а на достойный образ жизни с гарантированным уровнем потребления.

Другие важные свойства проявляется в переломные моменты истории русского народа: перманентное стремление к колонизации открытых пространств с пре- одолением сопротивления не социальной, а природной среды, широта характера, тяга к глобальным, масштабным свершениям, в которых отступает индивидуа- лизм и просыпается дух коллективизма, открытость характера, переходящая в интернационализм.

Поэтому Россия – это целая Вселенная, а русский – человек всего Мира, всей Все- ленной.

В какой период развития человечества этот уникальный набор свойств окажется востребованным на все 100 процентов? По мнению автора – на начальной стадии колонизации космического пространства. Как будет выглядеть человеческая циви- лизация в этом воображаемом будущем? Пофантазируем.

Основной областью деятельности человечества станет ближний космос. Именно туда будут вынесены все энергетические станции и основные технологические про- цессы по синтезу новейших материалов. На орбите и на Луне будет вестись работа по монтажу заводов, наблюдательных и экспериментальных модулей. Кроме того, про- должится разведка космического пространства, изучение природных процессов вне

Земли, все это поможет человечеству открыть новые физические закономерности. От- дельной задачей будет установление связи с другими цивилизациями.

Вся эта непростая деятельность великолепно подходит к особенностям Русского Дела.

Во-первых, монтаж и управление всеми этими станциями – работа уникальная и прямо противоположная по стилю работе на конвейере.

Во-вторых, пребывание на станциях первого периода колонизации будет сопро- вождаться рядом бытовых неудобств и ограничений, которые русским ни по чем.

В-третьих, первые орбитальные коллективы будут небольшими, и в них невоз- можно будет собрать узких профессионалов по всем требуемым направлениям. Об- служивание этих станций, их ремонт и разрешение множества нестандартных ситуа- ций потребует специалиста-универсала, изворотливого и находчивого умельца, каковыми богата русская земля. Представить, что в случае поломки какого-то узла придется вызывать с Земли бригаду специалистов по его ремонту, можно только в плохом фантастическом романе. Длительное пребывание станций на орбите будет возможно только в случае, если их обслуживание и ремонт полностью возьмут на себя обитатели этих же станций. Кажется, уже был прецедент, когда русский космонавт один починил все поломанные приборы на американском корабле. Что ж, этим нас не удивишь.

В-четвертых, жизнь на таких станциях просто автоматически станет общиной. Трудно представить, что кто-то будет там одеваться богаче, и питаться лучше, у кого- то будут слуги. Трудно представить себе и частную собственность внутри такого кол- лектива. На что? На двигатель у Джона и энергоблок у Питера? Очевидно, что на ор- битальных станциях не будет никаких товарных и денежных отношений.

Для русского человека все это – просто здорово. Ему не надо будет перестраивать свой менталитет. Ему не надо будет отвыкать от частной собственности на средства производства, к которой он так и не успел привыкнуть.

Кроме того, обстоятельства станут вносить и неизбежные “поправки” к менталь- ности: воспитывать в русских умение работать слаженным коллективом, без халтуры и небрежности. На корабле все индивидуальные замашки придется соизмерять с новой реальностью: по существу, в локальных условиях бытия станции будут смоделирова- ны условия жизни типа японской общины. Такой сплав космического размаха окру- жающего пространства и тесноты внутри станции может породить новый тип лично- сти. Это уже будет не совсем русский тип, а скорее оригинальное развитие этого типа в ХХI веке. В то же время следует помнить, что преодоление трудового индивидуа- лизма на космических станциях не означает отказа от него в Русском Деле. Творче- ский поиск на Земле, инновационная индустрия – трудовой индивидуализм останется там крайне ценным свойством, не требующим переделки. Но то, что в условиях Кос- моса в обозримом будущем не будет конвейерной и узко дифференцированной рабо- ты, и русский на станции никогда не превратится в винтик западноевропейского кон- вейера – несомненно.

И, наконец, выход на орбитальное производство – глобальная задача, к которой русский народ готов лучше любого другого. Во-первых, нам просто необходима на- циональная сверхцель вселенского масштаба – иначе русский дух не спасти. Во- вторых, мы уже многое сделали в этом направлении. У нас чуть ли ни самая лучшая космическая индустрия и уникальный опыт длительного пребывания в космосе. Мы могли бы и сами, пожалуй, справиться с проблемой массового выхода в орбитальный космос, но помощь других стран все же крайне необходима. Нужна очень хорошая электроника, нужны нормальные отношения с другими странами и прекращение бес- конечного выкачивания ресурсов из страны (на космические программы в 1994 г. в

России было истрачено около 300 миллионов долларов, а частный капитал, имеющий преимущественно сырьевой источник, вывозил в этом же году каждый месяц за рубеж около 2 миллиардов долларов), нужен просто мир вне России и внутри ее. Очевидно, что этого не достичь без тесного сотрудничества всех цивилизаций планеты. Только соборное единство мира может стать геополитической платформой для овладения че- ловечеством космического пространства.

В период массового освоения ближнего Космоса количество работающих там людей будет достаточно большим, но на Земле людей будет несравненно больше. Чем смогут заниматься “некосмические” россияне в этом прогнозируемом отрезке исто- рии, если не принимать во внимание местную промышленность, пенсионеров, детей, социальный сектор и прочее?

Ну, во-первых, немалая часть населения как занималась, так и будет заниматься в ресурсном секторе. Во-вторых, масса людей будет работать на обеспечение космиче- ских программ всем необходимым. В-третьих, новые и сложные технические проекты

– это множество уникальных разработок, которые необходимо придумать, опробовать и довести до изготовления. Это – настоящее дело для плеяды российских изобретате- лей и умельцев. А с учетом того, что эффективная работа одного изобретателя дости- гается тогда, когда ему помогает в той или иной мере несколько десятков других лю- дей, инновационный сектор будет иметь вполне приличный и емкий рынок занятости. В-четвертых, предполагаемая смена суммы технологий потребует обновления всей технологической базы человечества. По существу, человечеству неизбежно придется создать новую сумму технологий, а это – нескончаемый поток необходимых исследо- вательских и экспериментальных работ.

Отдельным большим и емким на людские ресурсы делом станет программа вос- становления экологического равновесия, устранение на Земле последствий техниче- ского прогресса в ХХ веке. Переработка отходов и их надежное захоронение, восста- новление и оздоровление лесов, очистка водоемов и другая подобная деятельность бу- дет в России долгое время достаточно емким рынком труда.

По мере постепенного переноса активной деятельности людей в космос, Земля все больше будет приобретать статус зоны отдыха. Очевидно, что во время отдыха чисто коммерческие вопросы никого не интересуют. Купив путевку, мы обеспечиваем себе необходимый уровень удобств и питания. Чем больше на Земле будет отдыхаю- щих из космоса, тем больше она будет приближаться к социалистической модели су- ществования. Речи нет, многие элементы рынка по-прежнему будут играть огромную роль. Но все больше области будут отвоевывать себе новые экономические отноше- ния, построенные на производственной необходимости: все передовое будет изготов- ляться в космосе, а на Земле во время отдыха деньги будут играть вспомогательную роль.

И, пожалуй, самое главное. После выхода человечества в космос, перед ним от- кроется новая, на порядки больше область природных явлений. Уже сейчас можно вы- делить несколько направлений:

  • исследование и эксперименты со структурированной плазмой,

  • исследование и постижение законов биологической плазмы,

  • проектирование и изготовление биологических объектов,

  • изучение свойств вакуума,

  • постижение причин действия гравитационных сил и создание принципиально но- вых средств передвижения,

  • Нигде не чувствуется такой социальной однородности бытия, как на международных курортах, где все имеют почти одинаковый уровень жилья и одинаковый шведский стол.

  • контакты и развитие общения с другими цивилизациями,

  • системное проектирование будущего.

Список можно было бы продолжить, но и перечисленные проблемы дают пред- ставление об объеме исследовательской работы. Часть исследований сегодня уже на- чата в России и у автора есть предчувствие, что “засадные инновационные полки” давно напряженно ждут момента атаки на сегодняшние проблемы.

Русское Дело в наибольшей степени приспособлено к творчески- экспериментальному труду. Задачи глобальной переработки всей суммы технологий, которые нужно будет начать решать в ХХI веке, востребуют эту доминанту русского характера в полной мере. Особенно важно, что творческие качества в России имеют характер целостного, синтетического восприятия и преображения природы.

Итак, колонизация космических пространств – прямое продолжение исконных первопроходческих традиций Русского Дела. Осуществление выхода в космос – круп- номасштабная задача, способная сплотить вокруг себя весь русский народ. Сплочен- ный единой целью русский народ сумеет со временем создать вокруг себя и геополи- тическое соборное единство других культур, борьба между которыми за территории потеряет смысл на фоне открывшихся перед человечеством новых пространственных горизонтов.

Таким образом, мы видим, что столь долгие столетия развивавшееся на задворках европейской истории Русское Дело в ХХI веке может оказаться в РЕЗОНАНСЕ с са- мыми актуальными задачами развития человеческой цивилизации. Поскольку именно резонанс является основой экономического взлета для любой нации, то «русское эко- номическое чудо» можно уверенно ждать в период активного и массового выхода в космос, когда возникнет огромный спрос на основные качества русского трудового характера.

Может возникнуть вопрос: а зачем нам этот самый Космос, когда и на Земле не- плохо?

Ну, во-первых, уже сегодня проблемы мониторинга поверхности Земли и всех ви- дов связи гораздо легче решаются из Космоса, чем с земли. Недавно сделанные под- счеты показали, что России дешевле поддерживать и развивать собственную космиче- скую технику, чем платить за все космические услуги другим странам. Так что косми- ческая отрасль даже сейчас, в ее младенческом состоянии, уже стала важным эконо- мическим фактором.

Во-вторых, очень веские данные приводят к выводу (см. Приложение 1), что вы- хода из экологического и энергетического тупика, ведущего к мировой катастрофе, нет, если не перенести все энергопроизводство на земную орбиту. Отсюда ясно, что создание орбитальной энергетики – фундамента всей мировой экономики – потребует массового выхода в Космос.

Эти аргументы – из тех, что лежат на поверхности. Это своего рода «кнут» исто- рии. Но есть еще и «пряник».

Помните сказку о том, как Иван-царевич Жар-птицу поймал? Так вот, жар – это огонь, плазма, а птица – живое и летучее пламя. Именно своей биологической струк- турированностью, по расчетам автора, и должна отличаться плазма в энергетическом источнике будущего от «мертвой» бесструктурной плазмы в сегодняшних экспери- ментах. Итак, живая плазма в небе – это и есть расшифровка образа Жар-птицы. Убе- жден, что кардинальный выход из энергетического и экологического тупика совре- менная индустрия сможет найти лишь в создании искусственного солнца на орбите Земли. И есть основания предполагать, что в XXI веке будет начато его создание.


IV

НА ПОРОГЕ ЧЕТЫРЕХМЕРНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ


Ступени восхождения

Когда перед смертью в 1543 году Николай Коперник успел издать свою единст- венную книгу, мир еще не знал, что польский монах открыл совершенно новую Все- ленную. Общепризнанная в то время научная модель Вселенной, разработанная Пто- лемеем во II веке и вобравшая в себя лучшие достижение греческой и римской науки, более тысячи лет позволяла очень точно прогнозировать положения планет и рассчи- тывать солнечные затмения. Однако ее точность была куплена дорогой ценой: Птоле- мею пришлось придумать систему сложных планетарных траекторий. Все небесные тела двигались петляя вокруг Земли в плоском диске, а снаружи все закрывала двух- мерная поверхность звездной сферы, не имевшая глубины.

Революция, начатая Коперником не оставила от двумерной модели Вселенной камня на камне. Он поместил в центр Солнце, и звезды рассыпались по бесконечным далям вглубь пространства. Но вот что удивительно: расчеты траекторий планет у Ко- перника оказались менее точными, чем у отвергнутого им Птолемея. Следовательно, практический результат от его работы был отрицательным. Почему же он, хорошо зная погрешности собственных расчетов, рискуя жизнью, все-таки покусился на один из главных догматов церкви о центральном положении человека во Вселенной? Ведь за эту же революцию Дж.Бруно позже был сожжен, а еще позже Г.Галилей посажен под домашний арест. Не мог не понимать польский монах, чем грозит ему высказыва- ние столь крамольной идеи, поэтому и оттягивал публикацию книги около сорока лет, издав ее перед самой смертью и уйдя тем самым от гнева догматиков. Но, понимая опасность, видя неточность своей модели, он все-таки решился на опубликование. Значит, было что-то более важное, чем точность? Секрет этого парадокса в том, что Коперник обнаружил в модели Птолемея нечто перечеркивающее всю ее прикладную ценность.

Еще раз отметим, что система расчетов Птолемея была создана в результате обобщения всей эллинской и римской науки о Вселенной – она была по тем временам настоящим шедевром человеческой мысли, самой передовой теорией, которая позво- ляла чрезвычайно точно предсказывать положение планет на небе. Птолемей был официально признанным научным авторитетом того времени, и на его систему в тече- нии более тысячи лет опиралась вся астрономическая наука. И даже во времена Ко- перника не было никаких практических причин сомневаться в правильности его сис- темы – она прекрасно работала, но... Коперника смутило одно противоречие, которое до него почему-то никто не замечал.

Он обратил свою критику на модель движения Луны вокруг Земли по сильно вы- тянутому эллипсу (соотношение длинной оси к короткой было равно 2). Коперник спрашивает: если Луна вращается вокруг Земли по эллипсу, удаляясь и приближаясь,

то расстояние между ней и наблюдателем должно меняться в два раза, следовательно, и ее видимые размеры на небе должны то увеличиваться, то уменьшаться в два раза, а уж площадь (и, следовательно, яркость) должны меняться в квадрате, т.е. в четыре (!) раза. Но ЛЮБОЙ человек может убедиться, поглядывая на небо в течении месяца, что этого не происходит.

Вот вам загадка человеческой культуры: более тысячи лет лучшие умы человече- ства полностью доверяли модели Вселенной Птолемея, а ведь опровержение лежало на поверхности этой модели, оно понятно сегодня даже школьнику: что чем дальше предмет, тем он меньше в размерах. Неужели зрение у людей в прошлом было устрое- но по-другому и они видели удаленные предметы такими же, как и близкие?

Поскольку это предположение совершенно невероятно, остается сделать следую- щий вывод: в прошлом люди видели все правильно, а вот понимали неверно. Другими словами, их сознание было несовершенным, неполным, и оно не в состоянии было со- поставить мыслимые модели с видимым миром. Видели, но не понимали.

А почему у Коперника около 1500 года наступило прозрение? Случайное озаре- ние одиночного гения?

Нет, это озарение пришлась на эпоху, когда в живописи несколько титанов Воз- рождения – Леонардо да Винчи, Рафаэль, Тициан, Микеланджело, Дюрер и другие, – впервые за всю историю человечества создали шедевры, в которых ясно прослежива- ются законы перспективы и предметы на заднем плане изображены более мелкими. Их творчество пришлось на период, который начинался в конце пятнадцатого века, а за- канчивался в первой половине века шестнадцатого. 1500 год оказывается в середине этого периода.

Не “подсказали” ли польскому монаху законы перспективы картины этих вели- ких живописцев? Ведь именно в разгар этого переворота в живописи он учился в Ита- лии46.

Анализ истории развития космологических моделей показывает, что до ХV в. че- ловеческое сознание не воспринимало окружающий мир как трехмерный (если не счи- тать отдельных и весьма специфических исключений в древнегреческой культуре). В Средние Века пространство представлялось коллективному сознанию исключительно двухмерным! Реально люди видели мир, скорее всего, таким же, как и мы, но осозна- вали его совершенно по-иному; без классических трех координат Х,У,Z, без разделе- ния его на ширину, глубину и высоту. Особенно явно это можно проследить по сред- невековой европейской живописи, там был только плоский мир. Более того, на араб- ском Востоке (а это в Средние Века была, кстати, самая передовая в мире культура ) даже запрещалось рисовать что-либо вообще, кроме абсолютно плоских орнаментов. И лишь Возрождение принесло видение объема. После первых “модернистских” по- пыток Учелло и других живописцев пятнадцатого века, несколько гениев Возрожде- ния окончательно справились с законами перспективы и создали вечные шедевры жи- вописи, соединив средневековую божественность образа и трехмерную реалистич- ность новой эры человеческой цивилизации. “Чем удаленней, тем мельче” – кричали картины великих живописцев, и Коперник по новому взглянул на почти священные труды римского астронома и увидел нереальность его орбит, искусственность плоской Вселенной греков и римлян.

Живописцы первыми прорвались к трехмерному осмыслению окружающего ми- ра, и это не удивительно, ведь более 70 % информации человек получает о мире через

46 В Италии Коперник учился около 10 лет с 1446 по 1505 гг. сначала в Болонском университете, затем в Падуанском.

зрение, а искусство всегда было передовым фронтом познания, как выяснил автор в результате системного анализа истории.

Исследования показали также, что вслед за живописью трехмерные модели стали сменять двумерные и в других областях человеческого сознания: астрономии, физике, математике, религии... И, наконец, развитие технической деятельности привело к то- му, что человек смог взмыть в воздух и началось практическое освоение третьего из- мерения. Так от построения моделей человечество перешло к практике трехмерного перемещения в пространстве.

Именно потому, что до этого сознание человечества было подавляюще ДВУХ- МЕРНЫМ, оно не замечало трехмерных несоответствий в двухмерных моделях дейст- вительности. Лишь на стыке двух веков ХV и XVI впервые произошел прорыв из ДВУХМЕРНОСТИ в ТРЕХМЕРНОСТЬ, прорыв, плоды которого мы пожинаем в виде научно-технического прогресса, прорыв, который дал нам новую механику, новую энергетику, новые ресурсы и новое перемещение в пространстве. Мы видим на этом примере: нет более глобального изобретения в человеческой культуре, чем “изо- бретение” новой, более топологически развитой модели пространства !

Если же теперь обратиться вглубь истории, то окажется, что были в ней цивили- зации и с иной мерностью пространства.

До греческой цивилизации главным форпостом мирового прогресса была циви- лизация египетская, живопись которой была одномерна. Вспомните египетские вазы, на которых строго по линии расположены в странных позах фигурки людей. Нигде вы не найдете изображений, в которых бы фараон с верхней линии протягивал руку к фи- гурке на нижней линии. Все события разворачиваются строго в линейном пространст- ве.

Какой же была модель Вселенной у египтян? Догадываетесь? Совершенно верно

– одномерной и, с нашей точки зрения, – совершенно нелепой. Вся Вселенная пред- ставлялась им длинным Нилом, над которым на железных столбах простиралось длинной лентой небо со звездами. Вдоль Нила тянулась гряда гор, по которым тек не- бесный Нил, и по нему плавало на барке Солнце. Вот и все. Древнеегипетская цивили- зация была доминирующе ОДНОМЕРНОЙ.

Но, если у нас пространственная модель трехмерна, в Средние Века была двух- мерна, у египтян была одномерна, то где-то в прошлом можно отыскать и нульмерную модель Вселенной. К этому типу моделей можно отнести еще более древние представ- ления о Вселенной как о всемирном яйце, которое не структурировалось и было ве- щью в себе.

Если теперь начать считать из прошлого в будущее, то все окажется довольно просто: ноль, один, два, три..., правильно, – четыре! Именно четырехмерная модель пространства придет в ХХI в. на смену трехмерной47. Именно это показывают систем- ные расчеты. Ждать осталось совсем немного. Первые признаки перехода в ЧЕТЫ- РЕХМЕРИЕ появились уже на рубеже ХХ века. В космологии – это обоснование че- тырехмерного пространственно-временного континуума Минковским. В живописи – в первую очередь работы Эшера, мир которого невозможен в трехмерном бытии, карти- ны Сальвадора Дали, фантастические подпространственные переходы и множество других примеров, о которых следует писать отдельно. Вообще весь ХХ век можно уподобить веку ХV, в котором готовилось Возрождение. Если это сопоставление справедливо, то на рубеже 2000 года человечество получит множество ярких гениев, которые откроют дверь в четырехмерное видение мира. Не исключено, что нас ждут и

47 С.Сухонос На пороге четырехмерной цивилизации. В Альманахе «Логос Вселенной». М.: Из-во «Бе-

лые альвы», 1999. С.3-32.

“географические” открытия, подобные открытию Колумбом Америки. Возможно, и прогнозируемый полет людей на Марс – системно-исторический аналог колумбовско- го плавания к берегам “Индии”.

Итак, мы "досчитались" до четырехмерного мировоззрения. Но что за этим скры- вается? Какие новые тайны природы? Забегая вперед, можно сказать, что четвертое измерение – наиболее естественное для человека измерение. Именно оно отвечает за гармонизацию всех взаимодействий между уровнями иерархии в природе. Именно оно отвечает за пульсирующие ритмы во Вселенной. Так что дыхание и биение сердца – это движения в четвертом измерении. Но как известный литературный герой, который не знал, что всю жизнь говорит прозой, мы не знали, что всю жизнь живем в четырех- мерном пространстве. Увидеть и осознать четвертое измерение – значит увидеть в происходящих вокруг нас событиях их новую полноту, глубину и смысл. И тогда мно- гое, что кажется нам сегодня случайным, загадочным и хаотичным, завтра станет про- стым, ясным и упорядоченным.

Не следует при этом отождествлять четвертое измерение только со временем. Еще П.Д.Успенский в начале ХХ века, анализируя проблему времени в контексте мно- гомерных пространств, показал48, что время – это измерение всегда дополнительное к пространству. Движение в дополнительном пространственном измерении, которое на- ми еще не освоено и не осознано, мы воспринимаем как время. Например, для двух- мерных существ движение в третьем измерении будет временем. Поэтому, если мы научимся воспринимать мир как пространственно четырехмерный, то время для нас станет пятым измерением, а то, что мы сегодня понимаем как время, частично станет для нас простым перемещением в четвертом пространственном измерении, а частично останется временем, но уже в качестве пятого измерения. Этот анализ П. Д. Успенско- го для нас крайне интересен, хотя до конца эта проблема у него не раскрыта. Но даже если подойти к этому вопросу чисто логически, то становится понятно, что простран- ственные отношения возникают в результате связанности множества объектов, а вре- менные – в результате изменения этой связанности как внутри объектов, так и вне их. С одной стороны – статика, а с другой – динамика мира. Следовательно, в своей осно- ве это различные понятийные категории.

Проблема четвертого измерения стала глубоко анализироваться еще в прошлом веке. Такими известными авторами, как Э.Эбботт и Д.Бюргер, очень удачно использо- вался метод аналогий. Если читателя заинтересовал этот вопрос, он может найти вели- колепные примеры аналогий в книге этих двух авторов (Э.Э.Эбботт. Флатландия; Д.Брюгер. Сферландия. М.; "Мир",1976), некоторые примеры из которой приведены в Приложении 4.

Так что же такое четвертое измерение? Не углубляясь в детали и особенности, от- метим, что в четвертом геометрическом измерении нет ничего мистического. В пер- вом приближении, по авторской версии, его можно считать масштабной осью про- странства, описывающей иерархическую структуру материи. В этом варианте и про- цессы изменений (т.е. процессы во времени) являются многоуровневыми, масштабно структурированными. При этом обнаружено49, что масштабная структура Вселенной имеет свою симметрию, свои инварианты и свои безразмерные константы, часть кото- рых выявлена автором впервые, а часть давно известна в физике как загадочная про- блема "Больших Чисел".

Кроме того, любой человек, имеющий духовный вектор, устремленный к Богу, живет по законам гармонии четырехмерного пространства. Проблема, следовательно,

48 Успенский П.Д. "Tertium organum". Ключ к загадкам мира. С. -П. ; “Андреев и сыновья”. 1992.

49 Сухонос С.И. Принципы масштабной симметрии в оценке естественных систем// Проблемы анализа биологических систем. М. ; “МГУ”, 1983. С. 90-112.

– в осмыслении этого вектора, в его осознании во всех деталях меры и информации. Здесь уместен такой образ. Вы идете по лесу, на пути попадаются овраги, кусты, буре- ломы и т.п. Но вы слепы и пробираетесь на ощупь. Если при этом вы слышите голос Всевышнего, вы не заблудитесь и пройдете в верном направлении. Однако, сознание, которым наделил вас Господь еще не стало столь совершенным, чтобы открылось осо- бое зрение – умение видеть дорогу к Богу. Но стоит только осознать законы четырех- мерного пространства, как вы становитесь зрячим и не только слышите призывный голос и знаете общее направление, но и видите все детали дороги перед собой. Безус- ловно, сразу прозрение не наступает – это достаточно длительный процесс. Да и от- крыв глаза в четырехмерный мир, вы можете увидеть его, как младенец, в переверну- том виде. Но другого пути в будущее нет. Как ни трудно было человечеству распро- щаться с уютной и очень компактной картиной Вселенной, где Земля плавала на трех китах под звездным куполом, а Луна представлялась большим куском сыра, но это пришлось сделать. Взрослеет человечество и взрослеет его понимание устройства это- го мира. Процесс неотвратимый, поэтому лучше в нем участвовать активно, чем быть подгоняемым кнутом истории.

Бурный век технического прогресса настолько далеко продвинул возможности человечества, что родилась иллюзия, будто до Коперника и Галилея человечество блуждало во тьме ложных представлений о мире и только западноевропейская культу- ра вывела его на столбовую дорогу научного преобразования мира. Находясь в плену этих иллюзий, большинство людей снисходительно улыбается, когда речь заходит об алхимии, плоской модели Земли или о доисторических мифах.

Но не будут ли через сто лет так же смешны и наивны сегодняшние научные кар- тины мира? Не будут ли они отвергнуты нашими потомками как излишне сложные, запутанные и неверные в принципе? Любой адепт современной парадигмы возразит, что этого не произойдет, ибо достижения сегодняшней науки позволяют практически преобразовывать окружающий мир и постигать его законы. Но и парадигмы прошлого позволяли весьма успешно преобразовывать окружающий мир и постигать его законы. Так, например, траектории планет весьма успешно рассчитывали и по модели Птоле- мея.

История человеческих цивилизаций показывает, что более чем наивно верить в незыблемость человеческих представлений об ОСНОВАХ мироздания на любом от- резке развития. И далеко не всегда новые системы знаний усложняют представления человека об окружающем мире. Зачастую бывает наоборот: продвижение вперед дела- ет мир более простым в понимании. Если бы мы были вынуждены до сих пор считать по римской системе, определять даты по египетскому календарю и представлять дви- жение планет по птолемеевской системе, многие бы взвыли от сложности этих заня- тий. Современные представления значительно проще. По аналогии можно предполо- жить, что четырехмерная модель пространства, до которой мы здесь пока просто “дос- читались”, даст нам более простое и понятное представление о законах окружающего мира50.

Итак, человеческая культура развивалась периодами, в каждом из которых доми- нировала своя модель пространства: нольмерная – доцивилизационная, одномерная – древнеегипетская, двумерная – эллинская и средневековая, трехмерная – западноевро- пейская и грядущая – четырехмерная.

50 Тема понимания четвертого измерения настолько глобальна, что автор лишь приступил к ее изложе- нию после 25 лет активного изучения. Если все замыслы окажутся реализованными, то, начиная с 1999 года будет издано три книги по этой проблеме. Именно в них можно будет найти более полное изложе- ние данной темы.


Подпишитесь на нашу рассылку
и получайте интересные материалы на электронную почту