Регистрация
Вход

Российский Ренессанс в XXI веке

Автор публикации: Сухонос Сергей Иванович
Дата публикации: 2001
Вид издания: Книга
Тема публикации: Прикладная геополитика (война и мир)
Регион: Восточная Европа
Страна: Россия

Аннотация

В книге исследуется русский трудовой менталитет в контексте развития человечества и Вселенной. Предлагается концепция закономерного развития России в XXI веке, расширяющая подходы таких ученых, как В.И. Вернадский, К.Э. Циолковский, А.Л. Чижевский, В.О. Ключевский, П.Д. Данилевский, П.Д. Успенский. В ее рамках получен нетривиальный вывод о предстоящем «русском экономическом чуде», которое наступит в момент резонанса внешних условий развития технической цивилизации и внутренних глубинных русских традиций.
Россия на переломе эпох. Старое мучительно отмирает. Новое видно только в проблесках. Но эти проблески, как вспышки молний, которые, пусть па мгновения, но ярким светом озаряют тьму прошлого и рассеивают туман будущего. И в этом новом свете видится иная история России и иное ее будущее.
Видно, что, также как 500 лет назад в Италии произошло рождение нового (трехмерного) мировоззрения, в России сегодня происходит рождение нового, уже четырехмерного мировоззрения. Видно, что, также как итальянское Возрождение оживило культурные пласты эллинской цивилизации с 2000-летней глубины веков, российское возрождение захватывает культурные пласты прошлого, но еще глубже, вплоть до Атлантиды, до эзотерических знаний древних пророков. И если в фокусе высокого Возрождения оказалась одна западноевропейская страна – Италия, еще более локально – Флоренция, то плоды этого культурного прорыва пожинают уже 500 лет все пароды Европы, а теперь и Северной Америки. И надо полагать, что плоды российского Ренессанса будут пожинать не только многочисленные народы Российской Федерации, не только все славянские народы, но и весь мир. Ибо именно России с ее древними традициями Соборного единения народов свойственно стремление к Соборному единению всех стран, всех наций мира на базе культурного наследия всех времен и народов.
количества социальных программ. Однако в реальности по факту реализуется лишь единственный вариант. Вопрос об обосновании именно этого варианта является центральным в книге. Показано, что аксиоматическая база теории становится полной и адекватной реальности лишь в случае включения в её состав фундаментальных аксиом Иисуса Христа. В рамках теории введены понятия всех форм социального устройства общества, социальной сути человека и коллектива, интеллигентности, насилия и свободы. Разработана общая схема развития человеческого разума. Показана предопределённость перехода человеческой цивилизации к социальной организации, адекватной постулатам Христа. Выведены необходимые и достаточные условия существования рыночных форм хозяйствования. Разработаны варианты перехода к адекватной социальной организации всей человеческой цивилизации.

Текст

Приложение 2

“Флатландия”

“…Для первого знакомства с четырехмерным миром нам кажется более подходя- щим метод аналогии. Основываясь на наглядно-геометрических представлениях о размерности геометрических фигур, мы можем совершить постепенное восхождение по шкале размерностей и переходить от одномерных фигур к двумерным, от двумер- ных – к трехмерным и, наконец, сделать решающий шаг: воспользоваться замечательными закономерностями и перейти к рассмотрению четырехмерных фигур”84(с.7).

Вышедшая в 1880 году книга “Флатландия” – поистине эпохальное событие в науке о пространстве. В очень популярной и остроумной форме автор сумел показать, насколько условны все наши представления о трехмерности пространства. Для этого он придумал целый мир, на плоскости в котором существ представляли многоуголь- ники, отрезки, окружности. Эти существа жили по своим правилам, различали друг друга по скорости изменения яркости при перемещении друг относительно друга и т.п. У них были семьи, дети, дома, своя двухмерная наука, которая логично объясняла, по- чему мир устроен именно так – двухмерно.

Но вот с одним из героев этого мира случилось необычное приключение.

“Шел последний день 1999 года нашей эры. Мерный шум дождя давно уже воз- вестил о наступлении ночи. Я сидел в обществе своей жены, размышляя над события- ми прошлого и пытаясь предугадать, что принесет нам грядущий год, грядущее столе- тие, грядущее тысячелетие” (с.83). Стоит обратить внимание на дату, которую, выбрал автор – это тот же 2000 год, до которого в момент написания книги было еще 120 лет.

В этот момент в комнате неожиданно появился незнакомец. “Каков же был наш ужас, когда прямо перед собой мы увидели Фигуру!… Я подумал, что это Окруж- ность, но таинственная Фигура на моих глазах меняла свои размеры совсем не так, как это делали Окружности или любые из известных мне Правильных фигур”. Через неко- торое время в результате общения становится ясно, что Флатландию посетила Сфера (рис.1), которая, проходя через плоскость их мира, меняла размеры своего сечения. Естественно, что плоские жители Флатландии могли видеть лишь Окружность, но ее свойства были невероятны – она могла очень быстро увеличиваться в размерах и уменьшаться, появляться “из ничего” и исчезать “в никуда”. Это “ничего и никуда” были третьим измерением, о котором плоскатики даже не догадывались. Далее следу- ет очень остроумный диалог, в котором Сфера тщетно пытается объяснить герою, что она трехмерна. Сначала разговор вообще имеет абсурдный характер. Но в конце кон- цов, что-то удается сказать разумное:

Незнакомец. Я прибыл к вам из третьего измерения. Оно простирается вверх и вниз.

84 Все ссылки в этом Приложении будут даны по книге: Эбботт Э.Э. Флатландия, Бюргер Д. Сферлан- дия. М.; "Мир", 1976.

6.png

 Рис. 1. Таблица.

Я. Ваша светлость, по-видимому, хотела сказать к северу и к югу?

Незнакомец. Ничего подобного! Говоря о третьем измерении, я имел в виду на- правление, в котором вы не можете взглянуть, потому что у вас нет глаз сбоку.

Я. Прошу прощения, ваша светлость, но достаточно даже беглого взгляда, чтобы ваша милость могла убедиться: там, где сходятся две мои стороны, у меня расположе- но великолепное око.

Незнакомец. Не спорю, но для того чтобы вы могли заглянуть в Пространство, вам необходимо иметь глаз, расположенный не на периметре, а на боку: на том месте, которое вы скорее всего назвали бы своей внутренностью. Мы в Трехмерии называем ее нашей стороной.

Я. Иметь глаз в своей внутренности! Глаз в собственном желудке! Ваша милость шутит.

Незнакомец. Я отнюдь не расположен шутить. Говорю вам, что я прибыл из Про- странства, или, поскольку вы не понимаете, что означает Пространство, из Страны Трех Измерений, откуда я еще совсем недавно взирал на Вашу Плоскость, именуемую вами истинным Пространством. Занимая столь выгодную позицию, я мог без труда заглянуть внутрь любого предмета, который вы называете объемным ( то есть “огра- ниченным с четырех сторон”): в ваши дома, храмы, сундуки и сейфы, даже в ваши внутренности и желудки. Все было открыто моему взору!

…Я. Должен признаться, ваша милость, что не понял ни слова из того, о чем вы говорите…” (с.89-91).

Продемонстрировав несколько раз свои возможности проникать в замкнутые на плоскости, но открытые в объеме комнаты, шкафы и прочие предметы, Сфера так и не убедила героя, что трехмерный мир реален. Ей пришлось вытащить его, в конце кон- цов, в трехмерное пространство и показать ему весь его двухмерный мир сверху. То, что он увидел, наконец-то убедило нашего героя. Вот тут-то и наступает кульминаци- онный момент, ради которого и писалась книга:

«Я. Но, взяв меня с собой в Страну Трех Измерений, ваша светлость показала мне внутренности моих соотечественников в Стране Двух Измерений. Что может быть легче, чем взять своего покорного слугу во второе путешествие в благословенную об- ласть Четвертого Измерения, откуда я мог бы вместе с его светлостью бросить взгляд на Страну Трех Измерений и увидеть все, что скрыто внутри любого трехмерного до- ма, постигнуть тайны трехмерной земли, познать сокровища шахт и рудников Трехме- рия и внутренности любого трехмерного живого существа…

Сфера. Но где находится эта Страна Четырех Измерений?

Я. Не знаю, но моему высокочтимому Наставнику это должно быть известно.

Сфера. Мне ничего не известно. Такой страны нет. Сама мысль о том, что она су- ществует, лишена всякого смысла” (с.109).

Оказалось, что аналогия расширила сознание двухмерного героя, и он понял, что возможны другие N-мерные миры. Но Сфера не смогла это представить, ведь ее соз- нание лишь редуцировалось по ходу событий на одну размерность ниже.

Безусловно, проблема перехода к Четырехмерному видению очень непроста для нашего стандартно трехмерно организованного сознания. Но если принять версию ав- тора о том, что четвертым измерением является масштабная ось, то движение вдоль нее изменяет размеры системы. В этом случае все пульсации (сжатия-расширения) – это чисто четырехмерные движения. Наше сердце – самый четырехмерный орган! Бо- лее того, четырехмерны и шаровые молнии, ибо именно они имеют способность появ- ляться из ничего и исчезать никуда. Столь же очевидно, что все истории с НЛО – это встреча с “путешествующими” в четырехмерном пространстве объектами, для кото- рых наш мир – всего лишь один из параллельных миров. Но и наш мир на самом деле более четырехмерен, чем трехмерен. Вся беда в том, что непонимание законов струк- турной организации материи вдоль четвертого измерения компенсируется мистикой и прочими оккультными объяснениями.

Правда, уже сегодня есть школы (например, Бронникова), которые учат детей ви- деть на любом масштабном срезе с помощью мозга, минуя зрение. Эти фантастические результаты, увы, пока слабо тиражируются. С нашей точки зрения, прежде всего потому, что четырехмерное видение не подкреплено четырехмерным знанием законов Вселенной.

После 2000 года придет историческое время сорвать покров мистики с четвертого измерения и показать его логику и закономерность.

Ренессанс славянской науки

Приложение 3

Чтобы правильно объективно оценить роль русской культуры и ее место в разви- тии мировой цивилизации, нам необходимо предварительно ее структурировать во времени и пространстве. Ибо любая точная наука начинается с систематизации и клас- сификации. Что толку перечислять те факты достижений русской культуры, которые всем известны. На этот перечень любой оппонент может предложить свой перечень, в котором будут фигурировать немцы, англичане, арабы, индусы и т.п. Да и если нам удастся убедить оппонентов, что в прошлом русская культура дала человечеству большой вклад, нам нечего будет возразить, если скажут – да, дала, но если говорить о науке, то многие открытия русских сделали бы со временем и ученые из других куль- тур, ведь наука движется по своим внутренним логическим законам. Пример с откры- тием радио в этом отношении очень примечателен. Более того, нам могут возразить в том духе, что, мол, если русская культура и блистала в прошлом, то судя по сегодняш- нему развалу, в будущем она может исчезнуть вовсе.

Чтобы наиболее полно ответить возможному оппоненту, возьмем одну из наибо- лее актуальных областей культуры – науку и разберемся, есть ли именно у русской науки нечто, выделяющее ее в ряду мировой традиции, есть ли у нее будущее и каков его вектор.

В основном тексте книги мы уже рассмотрели этапы восхождения мировой куль- туры по "топологической лестнице". Учет закономерности топологического развития цивилизации позволяет спрогнозировать, чем будет отличаться следующий этап раз- вития человечества, в который оно войдет после 2000 года.

Но не менее важным аспектом изучения эволюции человеческого общества явля- ется и другая проблема – поиск подобия в различных исторических процессах, кото- рое дает возможность строить прогнозы по аналогии с прошлым. Ведь если одни и те же закономерности проявили себя неоднократно в прошлом, то найдя правильную точку привязки к этим закономерностям на настоящий момент, можно прогнозировать будущее с достаточной степенью вероятности. Подобный метод осмысления истории нашел свое воплощение в работах, в частности, Л.Гумилева85. Как известно, Л.Гумилев ввел понятие пассионарности – специфической повышенной социальной энергии, которая проявляет себя во многих социальных процессах, включая и неожи- данную мощную экспансию в окружающее этнос пространство. Л.Гумилев предполо- жил, что любой этнос, испытавший пассионарный толчок, проходит через ряд одина- ковых стадий, суть которых можно свести к простой аналогии с развитием любого ин- дивида: рождение, рост, активность, затухание, старость и угасание86. Эта волна жиз- ненной энергии, по Л.Гумилеву, подняла на самый пик исторической мировой актив- ности ряд этносов. Однако, когда он пытался четко выделить различные этапы в судь- бе каждого этнического образования, получившего пассионарный толчок, он испыты- вал ряд существенных трудностей и был вынужден ввести короткие циклы, обрывы и дубли. Временной интервал полного цикла в 1200 – 1500 лет, который определил Л.Гумилев для пассионарного развития весьма приблизителен. Так или иначе,

85 Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М.; “Мысль”. 1989.

86 У Л.Гумилева используется несколько иная терминология: толчок, подъем, перегрев, надлом, инер- ция, обскурация, гомеостаз, депопулизация.

Л.Гумилев исходил из аналогии с человеческой судьбой: этносы, как и люди могут жить долго или мало, могут погибнуть в детстве или только что родившись. Выделе- ние временных границ внутри циклов и выделение самих циклов при этом во многом определялось интуицией самого Л.Гумилева. Мы не ставим здесь цель его критико- вать – он сделал более чем мог для своего времени. Несомненно, что в дальнейшем исследователи, следуя его гипотезам, смогут уточнить все введенные им категории и схемы.

Мы предпримем попытку найти цикличность и этапность на более обобщенном уровне – в развитии цивилизаций. Жизнь любой цивилизации, при этом, включает в себя множество жизней отдельных этносов. Понятие цивилизаций и сравнительный анализ двух из них (западноевропейской и славянской) впервые, пожалуй, было пред- ложено в прошлом веке Н.Я.Данилевским87. Затем эта тема получила свое развитие у О.Шпенглера88, у А.Дж.Тойнби89 и, в настоящее время, у С.Хантингтона. Именно на цивилизации, как на социально-культурные течения, включающие в себя множество этносов, мы и будем опираться в нашем анализе.

Для сравнения цивилизаций нужна единая информационная база. Нет более зыб- кой фактологической основы для каких-либо окончательных выводов, чем политиче- ские процессы и события. Мы сами – свидетели многократных переоценок ценностей в России ХХ века. Но и прошлое других стран в разные эпохи оценивается по- разному. До сих пор историческая наука окончательно не определила, кем были Напо- леон, Александр Македонский, Иван Грозный, Чингисхан, Петр Первый и т.п. – ге- ниями или злодеями человечества. По разному оцениваются и такие периоды в исто- рии, как Средневековье – для одних оно "мрачное", для других – лучший период раз- вития духа европейской культуры. Поэтому все конструкции, построенные на полити- ческих оценках, оказываются шаткими и недолговечными.

С нашей точки зрения, наиболее надежным критерием оценки того или иного пе- риода в истории является оценка по количеству и важности научных результатов культуры в естественнонаучных областях. В самом деле, даже ярые противники исла- мизма не откажутся от арабского счисления, алгебры, спирта и многих других изобре- тений средневекового периода, сделанных в эпоху расцвета Арабского Халифата. И никакие политические антипатии арабских фундаменталистов сегодня не заставят их отказаться хотя бы от малой толики технических изобретений "загнивающего Запада". Поэтому до сих пор для нас имеют ценность такие события, как создание линейной письменности, изобретение пороха и компаса, открытие планет и изучение их траек- торий и многое, многое другое, что перешло к нам по наследству от самых древних цивилизаций. Время бессильно против знаний: оно может разрушить дворцы и храмы, уничтожить рукописи и картины, стереть из памяти многие славные подвиги многих великих воинов, но оно не в состоянии уничтожить знание о движении планет, о зна- чении числа , о составе бронзы и о способе приготовления бумаги. Воистину нет ни- чего более долговечного и более определенно положительного, чем научные знания об окружающем мире. Именно поэтому мы считаем, что наиболее прочной на сегодняш- ний день фактологической базой, обобщение которой позволяет делать надежные вы- воды, является база данных о событиях в области естествознания. Именно эту базу мы и будем использовать в данной работе.

Другим отличием нашего подхода будет иная пространственно-культурная клас- сификация этносов. Мы будем исследовать как целостное образование такое сочета- ние культур, которое Л.Гумилев никогда не стал бы, видимо, объединять вместе. Сделать нам это позволяет новый подход, о котором мы рассказали в этой книге: культу- ры, в которых исповедуется одна и та же модель пространства, принадлежат к единой по структурно-размерностному признаку общности. При этом простым и безошибоч- ным методом определения принадлежности любой культуры является определение типа размерности наиболее распространенной "официальной" модели Вселенной, а также размерности модели пространства в классической живописи. Такой метод по- зволяет нам безошибочно объединять все европейские страны вместе с Северной Аме- рикой в единый западноевропейский блок. Аналогично, все культуры средневековья, где мы встречаем двухмерную живопись и двухмерные космологические модели мира

87 Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М.; «Книга»,1991.

88 Шпенглер О. Закат Европы. М.; «Мысль»,1993.

89 А.Дж.Тойнби Постижение истории. М.: Прогресс, 1991.

  • по этому признаку едины.

И, наконец, на эту обобщающую классификацию цивилизаций мы накладываем лишь единственное и простое разделение по географическому признаку: Запад, Восток и Срединная культура.

Итак, если в целом в книге мы пытались сделать экстраполяцию в НОВОЕ буду- щее, опираясь на логику восхождения системной сложности культур, то здесь мы по- пытаемся проследить в прошлом повторяющийся алгоритм развития некоторого одно- типного цикла, чтобы опереться на ритмику и увидеть в будущем ПОВТОРЫ про- шлого.

Классификация научных событий

Начало естественнонаучных открытий уходит корнями в очень далекое прошлое. Но поскольку здесь нас интересует цивилизационный период человеческой истории, то за начальную точку отсчета мы примем 3000 г. до н.э., когда на базе древних куль- тур зародились первые цивилизации Египта, Междуречья, Индии и Китая (см. облож- ку книги).

Начнем с классификации культур в географическом пространстве. Попытаемся определить степень пассионарности в различные периоды истории глобальных куль- турных блоков: Запада и Востока, добавив к ним пограничный тип – Срединная культура и несколько уточним отнесение различных культур к тому или иному типу. Введение Срединного типа культур обуславливается в первую очередь необходимо- стью определить принадлежность русской культуры (а в более общем смысле – славя- но-православной цивилизации, по С.Хантингтону) к Западу или Востоку. По сути же, Срединная культура, в силу своей общности с Западом и Востоком, одновременно яв- ляется прообразом Единой общечеловеческой культуры. Единой уже хотя бы потому, что она синтезирует в себе как западные, так и восточные тенденции.

Итак, если принять простую трехячеечную классификацию культур за основу и обратиться в прошлое, то возникнет закономерный вопрос: каким будет наполнение этой классификации в различные исторические эпохи? И тут обнаруживается весьма курьезная ситуация. Современной исторической наукой все первые цивилизации отне- сены к Древнему Востоку. Спрашивается, а где же тогда был "Древний Запад"? Что же это за классификация, в которой все культуры сваливаются в одну единственную ячейку? Разгадка курьеза проста – в свое время было стихийно произведено неправо- мерное разделение на Запад и Восток по ситуации, которая сложилась в последнюю, западноевропейскую эпоху, когда географическое пространство, заполненное культу- рами Старого света, простиралось уже от Англии до Японии. Действительно, из Лон- дона Египет виделся далеко на востоке, поэтому его и отнесли к Древнему Востоку. Но ведь в момент зарождения первых цивилизаций ситуация была принципиально иной: Древний Египет был западной окраиной цивилизованного пространства!

В эпоху Античности ситуация меняется. Древняя Греция, находящаяся географи- чески западнее Египта, оказалась в середине вновь сложившегося к этому времени ци- вилизованного мира. С Запада к ней примыкали этруски (впоследствии римляне) и финикийцы, обосновавшиеся на Пиренейском полуострове. С востока греков поджи- мали персы, а еще восточнее по-прежнему развивались Индия и Китай. Поэтому счи- тать Древнюю Грецию западной культурой некорректно. Известно, например, что Восток притягивал эллинов как магнит. И не случайно Александр Македонский при- шел в Бактрию и Индию не как завоеватель-чужестранец, а объявив себя наследником иранского царя. Тем более, что существует версия90 о появлении предков греков из степей России и Азии. Вероятно, благодаря именно своей "срединной сущности" куль- тура Античности дала со временем импульс развития как на запад – Римская Империя, так и на восток – Византия. Правильнее поэтому будет считать Античность золотым веком всего человечества, а не только его западной ветви, и отнести культуру Древней Греции к Срединной культуре того времени.

В Средние века ситуация опять меняется. Вся Европа образовала западный край человеческой цивилизации, на Востоке доминировали Индия и Китай. Культура по- следнего руками монголов в конце этого периода создала самую грандиозную импе- рию Старого Света – Империю Чингисхана. И с начала второго тысячелетия статус Срединной культуры постепенно, через Византию перешел к славянам и, в первую очередь, к ее ядру – Руси.

Начиная с эпохи Возрождения географическая ситуация опять меняется: хотя Ев- ропа по-прежнему оставалась западной окраиной цивилизации, а Индия и Китай – восточной, в ХХ веке значимым центром научной активности становятся США.

В настоящее время постепенно складывается парадоксальная ситуация. Если Америку считать Западом, а Китай – Востоком, то в положении Срединной культуры может попасть вся Европа! Но, с другой стороны, между западной Европой и восточ- ным Китаем точно в середине оказывается Америка! Этот парадокс имеет простое разрешение: мир вступает в эпоху, когда традиционное деление на Запад и Восток по- степенно начинает терять смысл, и возникают другие пространственные расстановки культур. Середина цивилизованного мира может теперь находится на любой долготе. Однако, эта ситуация только начинает проявляться. И очень важно отметить, что Рос- сия в силу накопленного в прошлом потенциала еще долго будет оставаться основным носителем Срединной культуры.

Итак, добавлено важное новшество: классификация цивилизаций по принципу За- пад-Восток должна проводиться с учетом временного фактора. Именно это позволяет отнести Древний Египет к древнему Западу, а Древнюю Грецию – к Срединной куль- туре современных им эпох.

Периодизация по времени. Разобьем весь интервал времени, начиная с 3000 г. до н.э. на периоды по 500 лет каждый. Такая периодизация допускается, как и периодиза- ция с любым другим временным интервалом, если нам необходимо произвести стати- стический анализ плотности каких-либо событий во времени. Но разбиение историче- ской оси на 500-летние этапы, кроме всего прочего, неслучайно. Предварительный анализ показал, что очень многие исторические процессы имеют именно такую перио- дичность. Это приводит к тому, что культурный облик любого 500-летнего периода (причем, начало отсчета – 3000 год до н.э., поэтому периодизация четко привязана к Рождеству Христову) принципиально отличается от облика соседних на хронологиче- ской шкале периодов.

90 Боннар А. Греческая цивилизация, М.: Искусство, 1995.

Мы не станем анализировать, почему в истории реализовался именно такой пери- од. Возможно, он обусловлен внешними (астрономическими) причинами, либо скоро- стью протекания внутренних процессов развития науки. Дополнительно можно пред- положить, что выбранный исторический период – лишь один из множества других ес- тественных периодов большего и меньшего масштаба. Более того, можно предполо- жить, что наряду с арифметической прогрессией событий, существует и логарифмиче- ская прогрессия, в которой время сжимается, и все процессы ускоряются.

Кроме того, предварительный анализ показал, что 500-летняя периодизация реа- лизуется фрактально. Другими словами, переход от этапа к этапу осуществляется не за один год на стыке двух 500-летних периодов, а в пределах, например, 100 лет "во- круг" этого стыка. А, кроме того, наиболее значимые события могут при этом проис- ходить в пределах, допустим, 50 лет. Еще более принципиальные – в пределах около

10 лет. И так далее. Но, при этом, откладывая на исторической шкале времени точно по 500 лет, мы не сбиваемся с узловых событий в истории науки – многие революци- онные события происходят, в первую очередь, на стыках этих пятисотлетних перио- дов. Поэтому статистика с такой разбивкой оси времени оказывается достаточно есте- ственной периодизацией.

И, наконец, мы введем классификацию научных событий по уровню их зна- чимости для науки: 1 – переводы, 2 – создание научных центров, библиотек, 3 – тео- ретические разработки, 4 – изобретения. Такая классификация позволяет ранжировать события и выделять в каждом периоде доминанты.

В качестве базы данных взята одна из немногих полных хронологий всех замет- ных событий в науке91 (в дальнейшем – "Хронология"92). Простейшая статистическая обработка данных (внесенных в Таблицу93), т.е. учет количества научных событий во всем исследуемом временном интервале от 3000 года до нашей эры по 2000 год нашей эры в периодах по 500 лет (для удобства каждому периоду присвоен порядковый но- мер) показывает, как менялось количество научных событий в каждом интервале и где на географическом пространстве осуществлялось наиболее интенсивное развитие нау- ки.

91 Фолта Я., Новы Л. История естествознания в датах, М.: Прогресс, 1987

 93 Небольшая часть сведений будет дополнительно почерпнута из других источников, но лишь

для иллюстрации некоторых выводов и в статистику они не включены. Построение всей статистики исследования исключительно на одном источнике – “Хронологии” – для выявления принципиальных закономерностей вполне допустимо, ибо трудно предположить, что в “Хронологии” упущены наиболее важные факты и искажены даты настолько, что общая картина развития науки предстанет через нее в совершенно неправильном свете.

92 При составлении Таблицы три начальных периода с 3000 г. до н.э. были сжаты в один 1500-

летний из-за отсутствия достаточно точных и полных сведений об этом времени. Тем более, что в

“Хронологии” к этому длительному периоду относится небольшое количество событий.

Кроме того, в интервале от 1900 г. по 2000 г. статистическое исследование не делалось – слишком близкое для нас время, чтобы уверенно оценивать важность научных событий (история науки пестрит примерами того, как наиболее важные открытия, наиболее принципиальные теории оценивались лишь спустя многие десятилетия, столетия и даже тысячелетия). А кроме того, очень многие открытия и изо- бретения последних двух столетий по различным конъюнктурным причинам приписываются не столько авторам, сколько умелым компиляторам.

Подпишитесь на нашу рассылку
и получайте интересные материалы на электронную почту