Регистрация
Вход

МОЛЧАТЬ НЕЛЬЗЯ ГОВОРИТЬ о всестороннем обеспечении национальной безопасности России

Автор публикации: Белов Петр Григорьевич
Вид издания: Статья
Тема публикации: Прикладная геополитика (война и мир)
Регион: Восточная Европа
Страна: Россия

Аннотация

Исходя из беспрецедентного обострения проблем самосохранения наций, вызванного ужесточением борьбы за истощающиеся природные ресурсы Земли вследствие роста численности её народонаселения, излагаются результаты проблемно-ориентированного анализа политико-правовой, научно-образовательной и организационно-технологической работы по поддержанию национальной безопасности (НБ) России. Полученные при этом результаты свидетельствуют о её (НБ) крайне неудовлетворительном качестве, что чревато неизбежным уничтожением народов России, уходом в историческое небытие созданной ими державы. Цель статьи – убедить читателя в реальности подобной перспективы, а затем и указать место запятой в её названии.

Текст

Исходные понятия и предпосылки

Если бы люди уточняли значения слов, то они избавились бы от многих заблуждений – Р. Декарт

Нельзя добиться ясности в рассуждениях, если она не внесена в определения – Д.Гершель

Для внесения требуемой строгости изложения материала, эту статью логично начать с уточнения значения используемых терминов и введения ряда утверждений, которые в последующих дедуктивно-аксиоматических построениях будут играть роль соответствующих постулатов. Сделать это необходимо и потому, что рассматриваемая предметная область находиться на стыке многих наук, а при их изучении игнорируется аппарат формальной логики и теории аргументации, который почему-то не изучается ни в школах, ни в подавляющем числе наших вузов.

При этом ограничимся минимальным набором понятий, характеризующих безопасность, объект и предмет соответствующей профессиональной деятельности, а также происхождение и классификацию объективно существующих опасностей. Уточним также, что рассуждая о безопасности, следует подразумевать систему, включающую и источник угроз, и их возможную жертву.

Под угрозой будем понимать такую опасность (возможность причинения ущерба), которая отличается своим источником и способом разрушительного проявления; под ущербом – результат изменения объекта, делающего его менее пригодным для применения по назначению; а под интегральной мерой опасности – риск, одновременно указывающий и на возможность причинения ущерба, и на его предполагаемую величину. В общем случае риск удобно измерять в утраченных обществом человеко-днях и кратных им единицах социального времени, имеющих эквивалентную денежную стоимость, а если форма/способ причинения ущерба заранее оговорены, то – вероятностью возникновения соответствующих опасных событий.

Причины появления опасностей всегда обусловлены неравновесностью в следующих трех представлениях: 1) термодинамическом (разность давлений, температур, скоростей);2) статистическом (неравномерность распределения вещества в пространстве);3) информационном (несоответствие имеющихся у кого-то сведений действительному положению вещей). А также – любыми попытками её поддержания или сглаживания, т.е. воспрепятствованием естественному стремлению энтропии (превращения – греч.) реальных систем к росту. Так как энтропия является мерой хаоса и разрушения связей внутри целого, то конечным результатом проявления этой тенденции служит превращение всех видов энергии в тепло, вещества – в пыль, а информации – в шум. Подобный исход неизбежен в так называемых «закрытых системах» (они не обмениваются с их окружением потоками энергии, вещества и информации), а вот открытые (например, биологические) системы успешно борются с ростом энтропии в первую треть своего жизненного цикла.

Отсюда следует, что опасность – это естественная плата за противодействие объективным законам мироздания. Равно как и то, что её уровень будет постоянно расти, так как современная деятельность людей всё больше направлена на снижение энтропии в трёх её интерпретациях. Ведь все главные способы получения нами более качественной (чем – тепловая) энергии, создания несуществующих в природе веществ и объектов, приобретения и распространения новой информации связаны с усугублением неравновесности соответствующих систем. Тогда как их консервация, трансляция, трансформация и применение – с её поддержанием путём борьбы с ростом энтропии.

Что касается деления опасностей по природе возникновения, то исходя из неравновесности потоков энергии, вещества и информации можно выделить следующие три базовых класса: 1) техногенно-производственные, связанные с возможностью нежелательных выбросов части энергии и вредного вещества, накопленных в созданных человеком технологических объектах; 2) природно-экологические, вызванные нарушением естественных циклов миграции вещества, в том числе по причине стихийных бедствий; 3) антропогенно-социальные, обусловленные умышленным сокрытием и/или искажением людьми информации с целью достижения успеха в их естественном противоборстве за ресурсы.

Отсюда следует также, что о б ъ е к т о м НБ, предполагающей парирование все видов опасности, должна быть этногеоэтосистема1 «территория страны - её народы - уклад их жизни». Ведь она включает не только собственно нацию (народы любой страны), но и всё необходимое для поддержания их жизнестойкости. Если сохранение и приумножение нации – цель, то принадлежащая ей территория с ресурсами – средство, а уклад духовной и общественной жизни – исторически апробированный способ удовлетворения всех необходимых для этого потребностей.

1  Термин образован автором с помощью греческих слов: ethnos – народ, g – земля (территория) и ethos – наиболее соответствующие ей обычаи, нравы и моральные ценности проживающих там людей.

А вот объектом производственно-экологической безопасности следует считать производственные (человеко-машинные) системы и всё то, что их окружает. В этой системе производственные и транспортные предприятия являются источниками угроз не только для их персонала и проживающих вблизи людей, но и для атмосферы, гидросферы, литосферы вместе с имеющимися там животными и растениями. Сам процесс функционирования человеко-машинной системы можно уподобить проведению любых технологических процессов, включая в качестве частных случаев безлюдные и немеханизированные производства.

Тогда как объектом информационно-психологической безопасности логично выбрать систему, включающую образы и смыслы, формируемыми в сознании современного человека сообщениями средств массовой коммуникации. Хотя последние и являются одной из создаваемых нацией инфраструктур, их сообщения могут не соответствовать реалиям и отрицательно влиять на психосоматическое здоровье и общественное сознание нации.

Модели этих трех объектов, являющихся сложными системами, показаны на рисунке 1.

1.jpg

Второй важной категорией служит предмет безопасности, под которым обычно подразумевают основное содержание профессиональной деятельности по её обеспечению. Следуя общепринятой парадигме, в качестве ее п р е д м е т а целесообразно принять объективные закономерности возникновения и предупреждения ущерба от опасностей и угроз, сопутствующих функционировании выбранных выше систем. При этом задача научно-педагогических работников состоит в выявлении и распространении таких закономерности, а всех остальных – в их усвоении и использовании при повседневной деятельности.

Что касается собственно категории «б е з о п а с н о с т ь», то раскрытие ее содержания целесообразно проводить с учетом каждого из трех рассматриваемых ниже моментов. В первом случае будем иметь в виду ситуацию, при которой угрозы для кого-нибудь со стороны чего-либо вообще отсутствуют. Однако – это практически невозможное состояние термодинамического равновесия, о чем знали уже древние греки, утверждая, что когда кончается энергия (всеобщая мера способности совершать работу), тогда кончается всё, включая любую жизнедеятельность.

Во второй (наиболее реальной ситуации) под безопасностью следует понимать системную характеристику, учитывающую способность одних объектов угрожать, а других – парировать все реальные угрозы следующими тремя способами: защищаясь, уклоняясь, либо уничтожая их носителей в превентивном порядке. И, наконец, в третьем случае безопасность может иметь место либо при временной пассивности источника конкретных угроз, либо при высокой стойкости потенциальной жертвы к их воздействию с учетом реального уровня их опасности.

На основании изложенного выше, можно дать следующие рабочие определения:

  • безопасность национальная – способность народов страны удовлетворять с минимальным риском базовым ценностям (территории и укладу) их будущих поколений потребности, необходимые для самосохранения, самовоспроизводства и самосовершенствования;

  • безопасность производственно-экологическая – свойство производственных и транспортных систем сохранять при функционировании состояния, при которых с достаточно высокой вероятностью исключаются техногенные происшествия, а социально-экономический ущерб от неизбежных энергетических и возможных вредных материальных выбросов считается приемлемым;

  • безопасность информационно-психологическая – способность граждан сохранять высокую мотивацию к самосохранению, самовоспроизводству и самосовершенствованию, минимизируя риск неблагоприятного воздействия СМК на их индивидуальное, групповое и общественное сознание.

 Хотелось бы особо обратить внимание, что в названии двух введенных здесь частных сфер НБ первый признак указывает на источник угроз, а второй на их жертву. Данное обстоятельство учитывает две особенности русского языка: а) слово «безопасность» в нём обычно относится к потенциальной жертве, б) оно не имеет синонима. Иное дело, например, в английском языке, где есть термин «safety», который всегда касается источника угроз, и «security» – их потенциальной жертвы. К сожалению, этот факт игнорируется при применении у нас зарубежного термина «information security», трактуемого как «информационная безопасность», хотя речь здесь должна идти о защите от несанкционированного доступа или уничтожения важной для страны информации, т.е. совокупности каких-либо конфиденциальных сведений или/и средств их хранения.

И, наконец, несколько слов о втором неудачном термине – так называемой «техносферной безопасности», которая фигурирует в одноименных учебных планах наших технических вузов вкупе с обязательной для всех «безопасностью жизнедеятельности». Предметом этих дисциплин является парирование техногенно-производственных угроз, обусловленных нежелательными выбросами некоторой части энергии и вредного вещества, накопленных в технологических объектах конкретного предприятия и представляющих угрозу лишь тому, что находится на его территории.

Как показывает опыт, каждое подобное происшествие является случайным событием, появлению которого предшествуют разного рода отказы техники, ошибки людей и нерасчетные (неожиданные либо превышающие допустимые значения) для них воздействия рабочей среды. Следовательно, объектом этой сферы НБ можно считать систему, которая изображена в центральной части рис. 1, и компоненты которой взаимодействуют между собой по заданной технологии выполнения возложенных на неё функций. По указанным выше причинам правильнее называть этот термин «индустриально-техносферной безопасностью»: состав его жертв шире, чем у понятия «безопасность и охрана труда людей на производстве», тогда как источником угроз являются одни и те же – техногенно-производственные опасности.

Анализ политико-правового обеспечения НБ России

«Все должно соответствовать названиям, если они неправильны, то слова не достигают цели.

А если слова не достигают цели, то ничего нельзя сделать правильно» – Конфуций.

Ниже предполагается, что обеспечение НБ является одной из самых важных функцией государства, как механизма, создаваемого нацией для повышения своей жизнестойкости благодаря рациональному распределению обязанностей между его конкретными институтами. При этом издаваемые главой государства нормативно-политические акты должны содержать официальные представления о смысле, значимости и способах обеспечения НБ в конкретные периоды исторического времени, а нормативно-правовые акты парламента и правительства страны – устанавливать такие законы (нижние границы общественной морали) и подзаконные акты, переход (переступление) через которые является опасным не только для нации, но и для созданного ею государства. Основываясь на изложенных постулатах, проведём проблемно-ориентированный анализ тех общеизвестных официальных документов РФ, которые задают идеологию и методологию практической реализации рассматриваемого здесь обеспечения НБ. 

Сделаем это кратко и последовательно, начиная с  з н а к о м с т в а  с федеральными законами страны и полагая, что одни из них должны устанавливать рамочные требования к правовым отношениям в сфере НБ, другие – гармонизировать их в части удовлетворения потребностей соответствующих объектов, либо парирования препятствующих этому угроз и вызовов, а третьи – конкретизировать положения предыдущих правовых актов применительно к отдельным источникам угроз или/и их потенциальным жертвам. Однако прежде напомним ряд положений Конституции РФ, понимая, что нормативно-правовое обеспечение НБ должно развивать требования этого главного закона страны, не входя в противоречие с имеющимися там базовыми принципами.

Конституция РФ, принятая в 1993 году референдумом, отличается следующими необычными чертами: а) называет наше население «многонациональным народом», а не одной полиэтничной (как это требуют конвенции и практика ООН) нацией; б) не оперирует понятием «национальная безопасность», а лишь такими её сферами, как государственная, общественная и экологическая; в) запрещает общегосударственную идеологию; г) отдаёт высший приоритет не национальному, а международному праву, а во внутренней политике – не обязанностям человека, общества и государства, а – правам первого, демократии второго и незыблемости конституции третьего.

О безопасности. Имеет статус рамочного Федерального закона РФ, а его первая редакция (1992 г.) ввела следующие определения: а) безопасность – состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз; б) основные объекты защиты – права и свободы личности, материальные и духовные ценности общества и конституционный строй государства; в) принципы обеспечения безопасности – законность, баланс жизненно важных интересов личности, общества государства, и их взаимная ответственность.

Вторая и ныне действующая редакция (2010 г.) данного рамочного федерального закона, отменяющая положения предыдущего, уже отождествляет понятия «безопасность» и «НБ», не раскрывая содержания этих терминов? Кроме того, здесь изменены состав и акценты применения основных принципов обеспечения безопасности. Первоочередным из них стало соблюдение и защита прав и свобод личности (?), на втором месте – законность и комплексность методов обеспечения безопасности, а на последнем – приоритет предупредительным мерам и взаимодействию органов власти с общественными объединениями, международными организациями, гражданами.

Целевые федеральные законы РФ, имеющие в своих названиях слово «безопасность» с каким-либо признаком. Ныне они регулируют отношения в сфере обеспечения безопасности следующих объектов и видов деятельности: гидротехнические сооружения, дорожное движение, здания и сооружения, пищевые продукты, обращение с пестицидами и ядохимикатами, а также в таких сферах НБ, как пожарная, промышленная, радиационная, транспортная и экологическая.

На этом завершим обзор законов по НБ и ознакомимся со второй частью рассматриваемого здесь её обеспечения, т.е. с нормативно-политическими документами, вводимыми в действие указами главы нашего государства с целью привлечению всех граждан к активному участию в соответствующей деятельности. Как и издаваемые парламентом страны законы, одни из этих документов должны разъяснять официальную точку зрения на сущность понятия НБ и её место в осуществлении государственной политики; другие – обосновывать правильность и целесообразность подобной трактовки смысла и роли НБ, третьи – систематизировать соответствующие виды деятельности по смежным стратегическим направлениям в конкретные периоды времени. Перечисленные функции обычно возлагаются на издаваемые главой государства документы, в названиях которых имеются связанные с НБ слова типа «концепция», «доктрина» и/или «стратегия».

Концепция НБ РФ. В первой редакции (07.12.1997) этот политический документ представлял собой систему взглядов на обеспечение в РФ безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности, и формулировал важнейшие направления соответствующей государственной политики. При этом термин НБ был отождествлен с «безопасностью многонационального народа РФ» как носителя её суверенитета и единственного источника власти. Вторая редакция Концепции (10.01.2000) лишь уточнила ряд положений, вызванных некоторыми изменениями международной и внутренней ситуации за два предыдущих года, а через восемь с половиной лет утратила силу, и у нас ныне нет концепции НБ РФ.

Стратегия НБ РФ. Также имела две редакции, первая из них (12.05.2009) отменила соответствующую Концепцию со сроком действия до 2020 года? Её статус – официально признанная система стратегических приоритетов, целей и мер в области внутренней и внешней политики, определяющих состояние НБ и уровень устойчивого развития государства на долгосрочную перспективу. При этом НБ определялась как состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие, оборону и безопасность государства.

Во второй и ныне действующей редакции (31.12.2015) данная стратегия уже названа

Кроме того, нынешняя Стратегия

Что касается собственно структурно-содержательного а н а л и з а имеющихся в нашей стране политико-правовых документов, то его целесообразно провести, руководствуясь приведенными выше постулатами и правилами дедуктивно-логического вывода. Проверка полноты, связанности и иерархичности приведенных выше сведений указывает на

 В число последних политико-нормативных актов входят Доктрина информационной безопасности (2016 г.) и Военная доктрина (2014 г.), которые дают собственное толкование смысла этих сфер НБ. Если конкретнее, то информационная безопасность определена состоянием защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от информационных угроз, которая обеспечивает всё названное в определении НБ одноименной стратегией. Тогда как военная безопасность – это состояние защищенности таких же интересов и объектов, характеризуемое отсутствием военной угрозы или способностью ей противостоять. Нельзя не упомянуть также а) отсутствия во всех без исключения нормативно-политических документах определений таких широко используемых ими понятий, как «личность, общество, государство», их «жизненно важные интересы» и путаницу при перечислении последних; б) игнорирования текстом Концепции внешней политики РФ (2016 г.) терминов НБ и «геополитика РФ» – выходит, что оба эти понятия никак не связаны с обеспечение НБ нашей страны?!

Примечательна также некорректность ряда определений частных сфер НБ через «состояние защищенности» объектов или их «жизненно важных интересов»: а) промышленная (ФЗ N116) – от аварий и их последствий; б) транспортная (ФЗ N16) – от противоправного бездействия или действия, включая террористический акт; в) экологическая (ФЗ N7) – от негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности; д) дорожного движения (ФЗ N196) – от дорожно-транспортных происшествий и их последствий; е) общества – от общественно опасных деяний и чрезвычайных ситуаций. Ведь согласно энергоэнтропийной концепции, опасность существует всегда, поэтому правильнее говорить не о безопасном «состоянии» (невозможно в принципе), а о «способности» его сохранять некоторое время, которая изменяется в широких пределах. Тогда как сферой применения понятия «интерес» обычно служит политика (politicos – много интересов), а вот в безопасности этому термину не место – вследствие невозможности юридически строгого определения по причине изменчивости и чрезмерной субъективности.

В этом плане более предпочтительны определения таких безопасностей, как: 1) государства – составляющая НБ, характеризующая уровень его защищенности от внешних и внутренних угроз; 2) механическая (ФЗ N394) – состояние конструкций и их оснований, при котором отсутствует недопустимый риск причинения вреда; 3) пищевых продуктов (ФЗ N29) – состояние обоснованной уверенности в их безвредности для здоровья нынешнего и будущих поколений; 4) человека – состояние его полного физического, социального и духовного благополучия. Хотя и они не безупречны: трактовка механической безопасности недопустима, так как вместо имеющихся в ней признаков указывается отсутствующий и неопределённый, а продуктов и человека – неясно как оценить и измерить уверенность в первом случае, и ощущение духовного благополучия – во втором.

Обратим внимание также на странности всех политико-правовых документов в части доминирующих там  а к ц е н т о в  в деле обеспечения НБ. Они касаются игнорирования таких широко применяемых на практике способов, как уклонение и превентивное уничтожение источников угроз и вызовов в пользу «защиты» как запаздывающего реагирования на их появление. При этом налицо явно популистский посыл к защищенности жизненно важных интересов личности (права и свободы), общества (расширение демократии) и государства (незыблемость конституционного строя), в ущерб взаимной ответственности двух первых и возможности корректировки последнего при необходимости. Дело в том, что весь опыт истории и (даже) поведения животных полон примеров жертвенности (безумства храбрых) одних ради спасения других. Кроме того, необходимость ограничения прав, свобод и демократии предусмотрена ст. 55 и 56 Конституции РФ.

Что касается частных недостатков отдельных нормативных актов, то стоит указать следующее: а) появление Концепции НБ спустя 4 и 5 лет после принятия Конституции и Федерального закона РФ «О безопасности», игнорирование ею «законного» определения НБ, неоправданно быстрое обновление и столь же поспешное изъятие из обращения; б) Стратегия обеспечения НБ по определению является планом рациональных действий, разрабатываемым из-за изменчивости международной и внутренней ситуации на краткосрочную перспективу (в США, например, – не более четырех лет); в) отсутствие в подавляющем большинстве перечисленных документов (кроме трёх целевых законов) термина «риск» и других количественных показателей, не говоря уже о таких же критериях оценки приемлемости уровней как НБ в целом, так и её частных сфер.

Анализ научно-образовательного обеспечения НБ России

В данном разделе излагаются результаты проблемно-ориентированного анализа ситуации в заявленной здесь сфере всестороннего обеспечения НБ, в предположении о его непосредственном влиянии на качество изданных у нас политико-правовых актов в последнюю четверть века. Как и ранее сделаем это кратко, начиная с общей оценки концептуально-теоретического уровня научных исследований, а затем – и подготовки специалистов по НБ в системе вузовского и послевузовского образования. А в заключение – вскроем причины сложившейся здесь ситуации.

Начну со следующего категорического утверждения: в нашей стране (да – и в остальном мире) всё еще отсутствует общепринятая и строгая общая теория как безопасности в целом, так и НБ в частности. Что особенно парадоксально, так всё это касается даже самого термина НБ, введенного одноимённым законом США в 1947 году, где он упоминался более 100 раз, но без раскрытия своего содержания. И не случайно, что по истечении 5 лет он был оценен как «неоднозначный символ» [1], а спустя 50 – «самый сумбурный и обруганный концепт социальной науки» [2]. Подтверждением же отсутствия общей теории НБ служит дефицит либо низкое качество соответствующих публикаций типа [3].

Одним из главных факторов сложившейся здесь ситуации служит следующая причинно-следственная взаимообусловленность: «нет общей теории  нет научных школ  нет профессионального образования  нет и квалифицированных специалистов», которые должны были бы системно мыслить и также работать в данной сфере теории и практики. И не потому ли в России нет ни одного научно-исследовательского учреждения, профессионально занимающегося системным исследованием и совершенствованием НБ. Тогда как в перечне научных специальностей ВАК по политологии (23.00.01-06) и по безопасности деятельности человека (05.26.01-06) имеются лишь по 6 частных сфер, но «национальной безопасности» в целом, а также «геополитики» РФ там нет?!

Подобное имеет место и в РАН, хотя при при её президиуме есть «Центр исследования проблем безопасности» и «Рабочая группа при президенте РАН «Риск и безопасность». Членами этих структур как бы являются (скорее числятся) много ученых высшей квалификации, но лишь их руководство работает на штатной основе. На вопрос, почему системно не занимаетесь НБ, они вынуждены пояснять, что каждый институт РАН в состоянии курировать собственную сферу безопасности, чем и занимается в действительности. Хотя на деле, лишь они могли бы системно курировать все исследования по национальной безопасности РФ.

Наконец, в Совете безопасности России имеются 6 межведомственных комиссий, но охватывают они сугубо частные аспекты национальной безопасности, при этом научно-методологическое обеспечение их деятельности возложено на Научный совет при Совбезе РФ, в списках которого значатся более 150-ти членов!? Однако все они работают на общественных началах, а если и привлекаются, то лишь некоторые, да и то – эпизодически? В стране также имеются не менее пяти общественных академий, в названии которых фигурируют слова «национальная безопасность» и «изучение проблем» национальной безопасности и геополитики, но их практическая работа никем не поддерживается?

Что касается вузовского и послевузовского образования РФ, то в их системе сегодня не готовят специалистов не только по национальной безопасности в целом, но и по таким её важным сферам, как геополитика и информационно-психологическая безопасность, например. Даже – на кафедрах государственного управления/права и национальной безопасности ВА ГШ ВС, Академии ФСБ, Дипломатической академии МИД, РАНХ и ГС при президенте РФ. Вместо этих высокопрофессиональных системно мыслящих специалистов там ныне готовят бакалавров и (реже) магистров, но – только по отдельным направлениям так называемой «экономической безопасности».

Аналогична ситуация и в Минтруде РФ, в перечне профессий которого имеются должности типа «инспектор» по безопасности или охране труда, пожарной или экологической безопасности. А вот специалистов по риск-менеджменту опасных объектов производства и транспорта в этом перечне до сих пор нет. По подобной причине и излишне прагматичного отношения к вузовскому образованию во многих технических вузах вскоре будет прекращена подготовка бакалавров и магистров по техносферной безопасности, что ещё больше усугубит недопустимо низкий уровень индустриально-техносферной и производственно-экологической безопасности в нашей стране.

Что касается п е р в о п р и ч и н описанной выше и крайне неудовлетворительной ситуации во всестороннем обеспечении НБ, то среди них имеются и объективные, и субъективные факторы. К первым следует отнести а) междисциплинарный характер данной предметной области, и поэтому, как известно – «У семи нянек дитя без глаза»; б) сопутствующую ему (да и любой безопасности) сложность, требующую указания не только жертвы, но и источника угроз для неё; в) большое пересечение объема деятельности по обеспечению НБ с тем, что принято относить к внутренней и внешней политике государства. А ко вторым – незаинтересованность большинства его руководителей в исправлении ситуации в политико-правовом и научно-образовательном обеспечении НБ [4].

Если конкретнее, то последнее логично объяснить определенным умыслом подобных политиков: неопределенность содержания и объема такой важной категории, как НБ, а также отсутствие строгой научной теории, а значит – и основанной на ней образовательной и организационно-технологической деятельности позволяет им прикрывать свои сугубо личные интересы якобы общегосударственными интересами. Кстати, подобное состояние свойственно не только рассматриваемой здесь сфере, но также экономике, медицине и другим отраслям теории и практики, которые также касаются всех людей, а потому все мы и считают себя специалистами.

О путях совершенствования всестороннего обеспечения НБ России

Результаты изложенного выше проблемно-ориентированного анализа подтверждают необходимость уточнения смысла нашей НБ и совершенствования всей государственной и общественной деятельности по ее обеспечению. Кратко изложим соображения по этим вопросам, уделяя преимущественное внимание лишь её концептуально-критериальным и организационно-технологическим аспектам. При этом следует руководствоваться истинным (соответствующим действительности) содержанием не только смысла категории НБ, но также объекта и предмета соответствующей деятельности, а также вытекающими из них количественными показателями и критериями оценки её качества.

Исходя из введенных в начале статьи постулатов и развивающих их рекомендаций [5] можно утверждать о правомерности сведений, проиллюстрированных рисунком 2.

2.jpg


Поясним, что слева показана модель объекта НБ, а справа – три группы интегральных показателей, отражающих её средний уровень в конкретный исторический период времени . Если подробнее, то в первую группу входят а) жизненная сила нации, включающая объемы национального времени М (результат перемножения средних численности N и продолжительности T жизни ее граждан) и материальных ресурсов M[MR] – уже реализованных в продукции MP и законсервированных в природных ресурсах MR, а также потенциал развития страны P[R]; б) качество жизни ее граждан (уровни U удовлетворения материальных MP и духовных DP потребностей с учетом коэффициента k полезного действия и степени социальной справедливости), а также вектор U’ изменения этих двух показателей); в) защищенность нации (затраты С на снижение риска конкретных (i-ых) чрезвычайных ситуаций, ожидаемый от них ущерб Y и доля NB таких суммарных издержек в валовом внутреннем продукте).

Укажем также, что все перечисленные показатели удовлетворяют требованиям, необходимым для их применения в качестве критериев оптимизации или ограничений соответствующих оптимизационных задач, решаемых при управлении обеспечением НБ. В самом деле, все они имеют четкий физический смысл, пригодны для оценки и измерения объективными методами (моделирование и математическая статистика) и с помощью двух типов физических величин. Если точнее, то показатели первой и третьей групп измеряются человеко-годами затраченного социального времени, имеющими эквивалентное денежное выражение, а все параметры второй и часть третьей – безразмерными единицами.

Что касается предлагаемых здесь организационно-технологических а с п е к т о в деятельности в сфере НБ, то согласно закону необходимого разнообразия Эшби, наиболее подходящим методом её совершенствования должно быть программно-целевое планирование и управление этим процессом. Выбор данного инструментария предопределён длительностью существования этногеоэтосистемы, как её большого и сложного объекта, а также многообразием потребностей, ценностей, интересов нации с одной стороны, и опасностей, угроз и вызовов ей существованию – с другой.

Реализация же программно-целевого подхода к совершенствованию НБ может быть разделена на два взаимосвязанных и крупных этапа: 1) стратегическое планирование, осуществляемое для определения вектора желаемых интегральных характеристик этногеоэтосистемы и разработки совокупности соответствующих целевых программ; 2) оперативное управление, реализуемое созданием условий, максимально способствующих выполнению этих программ, а также периодическим сопоставлением этого вектора с коридором допустимых значений и реализацией своевременных воздействий по его удержанию в заданной области. При этом целесообразно решение следующих четырех задач: 1) обоснование оптимальных (по выбранным критериям) интегральных показателей НБ и их предельных отклонений; 2) обеспечение этих показателей при выполнении соответствующих целевых программ; 3) контроль соответствия текущих интегральных показателей диапазону их допустимых отклонений; 4) поддержание реальных интегральных характеристик НБ в области допустимых для них значений. Из них первые две задачи решаются для каждого отдельного компонента этногеоэтосистемы (народов страны, занимаемой ими территории и уклада их жизни) на этапе стратегического планирования, а две последние – при оперативном управлении. 

Логично также предположить, что успешная реализация только что перечисленного под силу лишь непрерывно действующей с и с т е м е совершенствования НБ, под которой следует понимать совокупность взаимосвязанных нормативных документов, организационно-технических и иных мероприятий, а также соответствующих этим актам и мероприятиям сил и средств. Её управляемым объектом должна быть вся этногеоэтосистема, а главным субъектом процесса укрепления её жизнестойкости – государство в лице законодательной, исполнительной и судебной власти, взаимодействующей с соответствующими общественными организациями.

Цели, программы и механизмы совершенствования НБ в рамках этой системы представлены на рисунке 3 в виде совокупности соответствующих элементов и связей. Обратим внимание на логическую стройность и конструктивность изображённой там структуры, да ещё – на то, что среди перечисленных её задач «защита» занимает последнее место, так как обычно является запаздывающим реагированием на уже возникшие угрозы и вызовы. Отметим также принципиальную невозможность создания подобной системы, если определять НБ как «состояние защищенности», ведь это понятие не поддаётся ни четкому определению, ни количественной оценке сколь-нибудь объективными методами.

Как видно из определения этой системы, в её состав входят три основных компонента: а) политико-правовые документы, регламентирующие требования по обеспечению приемлемого уровня НБ; б) идеологические, дипломатические, политические, силовые, экономические, демографические, природоохранные и другие мероприятия, осуществляемые для повышения жизнестойкости нации, сохранения и приумножения её базовых ценностей; в) ресурсы, необходимые для проведения этих и других подобных мероприятий.

Столь же логично считать, что подобное обеспечение должно быть системным, т.е. учитывающим лишь те факторы, которые оказывают самое существенное влияние на жизнестойкость конкретной этногеоэтосистемы. Равно как и то, что главное внимание при этом следует уделять деятельности по опережающему прогнозу последствий принимаемых стратегических решений. Да ещё – всемерному противодействию сокрытия от нации существенных для НБ сведений и привлечению к ответственности тех должностных лиц, которые причастны к подобным нарушениям своих функциональных обязанностей.

 3.jpg

С учётом изложенного, в рассматриваемом здесь политико-правовом обеспечении НБ целесообразно выделить две подсистемы, представляющие собой совокупности а) нормативных концепций, доктрин и/или стратегий Главы государства, б) законодательных актов его Парламента. Если предназначение первых – консолидировать работу разных ветвей власти и способствовать её поддержке населением, то вторых – установить те грани в деятельности по обеспечению НБ, переход за которые должен немедленно пресекаться и караться. Совокупность предложенных выше нормативных документов правомерно считать цельной системой, структура которой показана на рисунке 4

В силу очевидности содержания этой структуры, здесь ограничимся лишь кратким пояснением конструктивности. В частности, отметим, что её внедрение не только избавит одни нормативные документы от излишней абстрактности, а другие – от узко ведомственной направленности, но и многократно увеличит их совокупную результативность. Причина тому – известный эффект эмерджентности, свойственный цельной системе нормативных актов, но отсутствующий у её отдельных и разрозненных документов.

 Действительно, 1) жизнестойкость этногеоэтосистемы в целом есть предмет ведения Концепции и рамочного закона о НБ, а также общенациональной Доктрины или Стратегии НБ; 2) процедура обеспечения жизнеспособности компонентов этой системы и парирования каждого класса объективно существующих опасностей регламентируется частными доктринами, кодексами и основами законодательства; 3) поддержание жизнестойкости критически важных элементов этногеоэтосистемы и парирование наиболее серьёзных для них угроз достигается целевыми программами и законами прямого действия.

4.jpg

Кроме того, при сложившейся ныне ситуации с поддержанием нашей НБ, особую актуальность могли бы сыграть неотложные м е р ы по самосохранению нации и созданного ей государства, которые должны включать идеологическую, организационную и технологическую составляющие. Первая из них связана с национальной идеей, интерпретируемой в виде краткого лозунга, способного пробудить инстинкт самосохранения нации, примирить и объединить её народы вокруг русского государствообразующего. Вторая – с организацией всенародного движения «За державное возрождение России», реализующего принцип возвышенного целеполагания. Третья – с внедрением порядка принятия и претворения в жизнь важнейших решений по всестороннему обеспечению нашей НБ с учетом рекомендаций так называемой «Концепции процедурной рациональности».

Обсуждение результатов исследования

Завершая изложение статьи, целесообразно оценить содержание её основных положений на предмет актуальности, новизны и истинности. Сделаем это с применением соответствующих аргументов и критериев, кратко и последовательно, начиная с обоснования важности четкого определения категориального аппарата НБ. При этом уместно напомнить ряд высказываний наших современников, разъясняющие плодотворность правильного, т.е. теоретически обоснованного, подхода к смыслу НБ: а) М. Эванс [6]: «Теория НБ для специалистов-практиков подобна маяку для моряков, освещающего направление к цели и создающего среду, в которой может проходить рациональное планирование и принятие решений»; б) К. Мердок: «Для практикующего специалиста в сфере стратегии НБ, ясность целей служит функциональным эквивалентом зрения [7].

Что касается авторских определений всех категорий НБ, то отметим их логичность и плодотворность, выгодно отличающиеся от уже опубликованного или используемого на практике. Введенная здесь трактовка смысла НБ соответствует основным критериям стандарта [8]: 1) пригодность для максимального числа ситуаций и эмпирического исследования; 2) связь с определениями других терминов и близость к обычному языку; 3) желательность увязки с теоретическими положениями, исключающими пропуск каких-либо важных аспектов; 4) использование в качестве существенных признаков не только ценностей и угроз, но также средств и цены сохранения первых и парирования последних.

Нетрудно убедиться, что авторское определение НБ соответствует только что перечисленным требованиям. Ведь в качестве отличительных свойств оно включает «этногеоэтосистему» и «удовлетворение потребностей нации» как объект и содержание соответствующей деятельности, а также «территорию», «уклад жизни» и «минимальный риск» – необходимые для этого базовые ценности и ограничение на их применение. Тогда как родовым признаком здесь служит «способность» нации, т.е. её свойство, изменяющееся в широком диапазоне, а значит и пригодное для определения НБ на множестве уровней. Кроме того, данное определение относится к классу интенсиональных, которые больше других рекомендуются только что упомянутым международным стандартом, благодаря взаимосвязи всех их признаков.

Подчеркнем также, что предложенные в статье а) энергоэнтропийная концепция и классификация объективно существующих опасностей, б) междисциплинарный инструментарий исследования и поддержания жизнестойкости соответствующего объекта полностью удовлетворяют требованиям научной парадигмы. Действительно, все эти результаты хорошо аргументированы: а) законом обратного соответствия между содержанием и объемом понятий, определяемых интенсионально; б) непротиворечивостью объективному стремлению энтропии к росту и имеющемуся опыту (все известные происшествия – результат её скачкообразного прироста); в) неограниченными возможностями системного анализа программно-целевого синтеза. Тогда как опора на совокупность этих результатов позволяет учесть все наиболее существенные потенциальные жертвы и источники угроз при выявлении всех важных аспектов системного исследования НБ, а затем – и в ходе её гарантированного обеспечения и поддержания на приемлемом уровне.

Что касается рекомендованных автором трактовок «системы обеспечения НБ, её интегральных показателей и политико-правовых документов», то все они являются довольно конструктивным, а значит – более предпочтительным. Например, – в сравнении с что предписано ныне действующими Стратегией НБ РФ и Федеральным законом РФ «О безопасности». Дело в том, что в качестве а) способа поддержания НБ там регламентирована одна лишь «защита», т.е. запаздывающее реагирование на уже возникшие угрозы и вызовы; б) основных показателей НБ – несколько характеристик, косвенно отражающих только качество жизни нации и военный потенциал страны; в) системы НБ – лишь соответствующие силы и средства, тогда как соответствующие нормативные акты и мероприятия в неё не включены.

Заключая статью, обратим внимание на невозможность её следующей полушутливой оценки: «Да в этой работе много и достоверного, и нового. Но, всё новое – не достоверно, а достоверное – не ново. И поэтому её результаты не представляют какой-либо ценности». Однако подобное суждение возможно (согласно «принципу фальсифицируемости» К. Поппера), только после предъявления соответствующих аргументов: ведь доказать истинность своих результатов автор не может в принципе, что вытекает из второй «теоремы о неполноте» К. Гёделя. Отсюда следует, что при отсутствии опровергающих аргументов, предложенная в статье аксиоматика и сделанные на её основе выводы являются ценными.

Литература

  1. Wolfers A. (1952), “National Security” as an Ambiguous Symbol. Political Science Quarterly, LXVII (4), pp. 483 – 496.
  2. Baldwin, D.A. (1997), The Concept of Security. Review of International Studies, 23(1), pp. 5 – 26.
  3. Общая теория национальной безопасности (2002), Учебник / под ред. А.А. Прохожева. М: Изд-во РАГС. – 320 с.
  4. Митрохин, В.И. (1999), Сущность и категориальный аппарат современной концепции национальной безопасности / В.И. Митрохин. М.: Изд-во МГСУ. – 188 с.
  5. Белов, П.Г. (2015), Национальная безопасностью Теория, методология, практика. / П.Г. Белов. СПб: Стратегия будущего. – 486 с.
  6. Evans, M. (2007). Towards an Australian National Security Strategy: a Conceptual Analysis, Security challenges, (3), pp. 113 – 137.
  7. Taylor B. (2012), The Evolution of National Security Studies, Australia: National Security Occasional Paper, (3), April.
  8. ISO-704-2009. Terminology Work – Principles and Methods, – 65 p.
Подпишитесь на нашу рассылку
и получайте интересные материалы на электронную почту