Регистрация
Вход
Особое мнение

Космогония. Взгляд христианина

Автор публикации: Архимандрит Дмитрий (Глушко)
Дата публикации: 2018
Вид издания: Статья
Тема публикации: Наука, религия, эзотерика
Регион: Гео

Аннотация

Автор  высказывает некоторые свои соображения и возражения по принципиальным, философским и богословским вопросам, изложенным ведущими специалистами космологами  в  статьях Макса Тегмарка «Параллельные вселенные» (указ. альманах, с. 21) и Габриэля Венециано «Миф о начале времён», опубликованных   в альманахе «Космос»  журнала «В мире науки/Scientific American» (2003-2006 гг.).

Текст

Поводом для размышлений, которыми мне хотелось бы поделиться с читателем, по-служил альманах «Космос» – сборник научно-популярных статей по астрофизике, астро-номии и космологии, опубликованных ведущими учёными мира с 2003 по 2006 год в журнале «В мире науки/Scientific American». Но имею ли я моральное право высказывать принципиальные соображения и даже возражать ведущим специалистам космологам, сам не будучи специалистом, на основании их популярных статей более чем двенадцатилетней давности? Не лучше ли помолчать, если по каким-либо причинам не могу сравняться с ними в профессионализме и ознакомиться с более современной специальной литературой? На первый взгляд, нет возражений, если ответим «да». Но это только на первый взгляд. Немножко подумаешь, и появляются возражения. Главное: во всём нужна мера. Без чувства меры всё можно довести до абсурда. Примеров слишком много в современном мире, и мир гибнет от этих примеров. Поэтому возьму на себя смелость высказать некоторые соображения по вопросам принципиальным, философским и богословским, с величайшим почтением относясь к профессионализму авторов, которым возражаю.

Фактический материал, послуживший поводом для размышлений, в основном заим-ствован мною из статей Макса Тегмарка «Параллельные вселенные» (указ. альманах, с. 21) и Габриэля Венециано «Миф о начале времён» (там же, с. 33).
У каждого из нас своя точка зрения. Это так же естественно и неизбежно, как собст-венные характеристики положения в пространстве и во времени любого физического объекта. Макс Тегмарк во многом предпочитает точку зрения Платона, его подход к изучению физического мира, хотя по умолчанию пребывает в русле господствующих представлений Аристотеля: «Мир есть, и он таков! Принимаем это как данность, как исходное положение для всех последующих рассуждений». Габриэль Венециано идёт ещё дальше. Самим названием своей статьи («Миф о начале времён»), несколько злоупотребляя своим авторитетом одного из ведущих специалистов в области космологии, он не только поддерживает материализм Аристотеля, но и подрывает идеализм Платона (вернее, учение Священного Писания). Выбор точки зрения имеет определяющее значение для предлагаемых ниже соображений, поэтому прежде всего задумаемся над ним.
Выбор точки зрения ничего не даёт, если с неё ничего не видно. А чтобы видеть, нужен свет. Мы, христиане, не можем искать то, что уже найдено нами. Этот Свет – Христос. «Я свет миру. Кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ев. от Иоанна, 8:12). Какое это имеет отношение к астрофизике, астрономии и космологии?
Реальность физического мира имеет некоторое отношение к человеческому разуму, познающему эту реальность. Глубокие и весьма важные мысли о роли разума в мiроздании высказал И. Н. Острецов в работе «Введение в философию ненасильственного развития». Он полагает разум в основание мiра, формулируя аксиому триединства: «В основании мира лежит триединое начало – иррациональная Первооснова, рациональный (материальный) мир групповых явлений и индивидуальный интеллект (иррациональный объект)», – которая, по утверждению автора, является ключом для познания нашего мiра. Крайне важным выводом, который он делает, ссылаясь на основоположника математической теории множеств Георга Кантора, является утверждение: вероятность случайного возникновения нашего мiра с его заданными свойствами обратно пропорциональна мощности континуума, то есть тождественно равна нулю. Христианская вера естественно восполняет это математически строгое утверждение представлением о том, что Источником и Творцом всего сущего, Источником бытия является Высший Разум. Он же Альфа и Омега, Начало, Смысл существования и Конец всего, Истинное Благо, вечная и совершенная Любовь. Далёких объектов познания, таких как галактики и звёзды, последние определения, характеризующие Того, Кто их создал, непосредственно не касаются. Однако их существование и роль в этом мiре целиком зависят от Него, а следовательно, и от Его свойств.

Итак, наблюдаемый физический мiр грандиозен. Но он сотворён Тем, Кто ещё более грандиозен. Эти утверждения и представления мы можем считать достаточно обоснован-ными современной наукой.
Теперь попытаемся представить умозрительную картину всего сотворённого (имеется в виду физический мiр и его мысленный «проект» или план) с учётом вышеприведённых утверждений и современных космологических представлений.
М. Тегмарк и его коллеги рассуждают о сверхвселенных. Убеждены, что это не заня-тие фантастикой, а выработка строго научных теорий, которые могут быть подтверждены путём экспериментальных проверок вырабатываемых прогнозов, или же опровергнуты. Соглашаясь с их убеждениями и представлениями, добавим к ним своё представление об организующей Силе Высшего Разума. При этом мысленная картина озаряется тем Светом, о Котором говорит Христос (см. выше, слова из Ев. от Иоанна). И только благодаря этому Свету мы можем видеть то, чего, к сожалению, не могут видеть не принимающие Его во внимание. А именно. В мысленной сфере, которая является высшей областью мiроздания, мы можем наблюдать как мысленный хаос (то есть беспорядок, нелепость), так и упорядоченность, разумность, производимую в этой мысленной сфере действием Высшего Разума.

Здесь, не пересказывая содержание статьи М. Тегмарка, надо добавить к ней некото-рые комментарии. То, что он пишет, настолько необычно, что при первом беглом взгляде напоминает какой-то бред. Но стоит остановиться и немного подумать, чтобы обратить внимание на главное, из которого проистекает весь этот «бред». Это вполне реальное и научное понятие бесконечности.
Космологи, как принцесса на горошине, не могли успокоиться, когда вынуждены были, принимая космологическую модель Эйнштейна-Фридмана, допускать в теорию бесконечность кривизны пространства и бесконечность плотности вещества в особой точке Большого взрыва. Когда, благодаря квантовой теории (введения в теорию в качестве одной из природных констант мельчайшего кванта длины), удалось избавиться от этого допущения, многие вздохнули с облегчением. Хотя непонятно, чем нелепость, связанная с бесконечностью кривизны и плотности, хуже нелепости, связанной с бесконечностью пространства и времени (имеется в виду бесконечность времени и в сторону будущего, и в сторону прошлого). Г. Венециано, видимо, торжествуя по этому поводу, озаглавил свою статью «Миф о начале времён».
Нелепость, связанная с бесконечностью пространства, в свете современных научных космологических представлений становится особенно очевидной. Оперируя совершенно невообразимыми цифрами и величинами («два в степени десять в степени сто восемна-дцать», «десять в степени десять в степени сто восемнадцать» и т. д.), что, впрочем, законно, так как речь идёт о бесконечности, Макс Тегмарк говорит о пространстве за пределами объёма Хаббла, или сферы Хаббла (это объём, доступный наблюдению; радиус сферы около 42 миллиардов световых лет – расстояние, которое прошёл свет с момента Большого взрыва, с учётом расширения вселенной), говорит о параллельных вселенных – сверхвселенной I уровня, о тождественных параллельных вселенных, о наших двойниках и т. д. По поводу двойников он говорит о минимальном расстоянии (десять в степени десять в степени сто восемнадцать метров), на котором они, по теории вероятностей, должны быть, но не «замахивается» сказать, что этих двойников или тождественных объёмов Хаббла должно быть бесконечное множество. При этом непонятно, как сказывается возможность выпадения различных квантовых состояний (как при игре в кости, возможность выпадения той или иной грани кубика) на поведении этих двойников – такое оно, как у нас, или другое. И, вообще, непонятно, живые они или мёртвые. Ведь согласно триединой аксиоме мiроздания (см. выше), разум, или духовная природа, – это самостоятельное начало, определяющее в мозге человека тот или иной исход волновой функции (выпадение квантовых состояний). Эта духовная природа оживотворяет не только человека, но и низшие живые твари. Одной идентичности какого-либо объёма Хаббла с нашим недостаточно для того, чтобы жизнь там протекала в точности как наша. Но если космологи не признают разум в качестве самостоятельного начала мiроздания и считают его производным от материальных физических объектов, тогда они должны прийти к совершенно нелепым и даже кощунственным, с точки зрения христианской веры, выводам о множественности Того, Кто говорит о Себе: «Я свет мiра»… Как явствует из их рассматриваемых сочинений, они положили себе за правило всё объяснять случайностью, считая такое объяснение единственно правильным научным подходом.
Разумеется, в научных работах по космологии подчёркивается принципиальная не-достижимость для наших телескопов и прочих инструментов познания физического мира тех объектов за пределами объёма Хаббла, о которых идёт речь. Тем не менее утверждается их реальность, так как допущение их существования позволяет объяснить некоторые особенности наблюдаемой части вселенной. Но где кончается эта предполагаемая реальность и начинается просто вера, причём вера не христианская, а совершенно не совместимая с христианской, более того, противоречащая и научным выводам, о которых было сказано выше?

Прежде всего отметим, что реальное влияние на реальные вещи могут оказывать и мнимые объекты. Таковы мнимые числа в математике. Поэтому полезно и оправдано бу-дет, если мы введём в рассмотрение мысленную область как область сотворённой реаль-ности, высшую по отношению к физическому мiру. К этой области относятся реализованные и нереализованные умозрительные схемы. В мысленной картине происхождения, строения и развития вселенной какая-то часть, несомненно, относится к нереализованным умозрительным схемам (НУС), а какая-то – к реализованным (РУС). Вопрос, где граница между НУС и РУС, остаётся открытым. Постараемся высказать приемлемые соображения, могущие ограничить открытость этого вопроса.

Во-первых, реализованным умозрительным схемам, в отличие от нереализованных, должна быть свойственна целесообразность, то есть сообразность Тому, Кто есть Смысл и Цель бытия, Радость вечная и совершенное Удовлетворение. Поэтому ощущения бес-смысленности и уныния, или тоски, которые ассоциируются с некоторыми умозритель-ными схемами или картинами, можно воспринимать как сигнал, свидетельствующий о том, что данная картина или схема относится к категории НУС. Разумеется, этот мыслен-ный сигнал может иметь решающую роль для нашей оценки только в том случае, если нет объективных данных, свидетельствующих о реальности данной схемы.
Но как можно субъективные ощущения принимать в качестве критерия для объек-тивной оценки? Практика показывает, что в некоторых случаях можно. Например, голос совести часто спасает человека от ошибок, в том числе и от научных ошибок.
Однако самым важным кажется следующее соображение. В Боге свойство бесконеч-ности неотделимо от свойства разумности. Бесконечность – это Высший Разум, это Бог. Также и в творении, в том, что происходит от Бога, признак несовершенной бесконечно-сти (например, бесконечность пути по поверхности земного шара) ассоциируется с при-знаком разумности (тоже несовершенной). Когда в человеческих представлениях беско-нечность не связывается с разумностью (например, в представлениях космологов, кото-рые, оперируя понятием бесконечности, исключают разумность, подчиняя свои умозри-тельные схемы только случайности), то это неизбежно приводит к абсурду, вроде пред-ставления о бесконечном множестве двойников Сына Человеческого. Поэтому признак разумности какой-либо умозрительной схемы является объективным критерием, позволяющим судить о возможности её реализации. Его можно использовать для определения линии водораздела между НУС и РУС. Другими словами, сводимость к абсурду какой-либо умозрительной схемы является объективным признаком её принадлежности категории НУС.
Во-вторых. В плане того, что было сказано в материалах этого сборника по поводу движения творческого образования, изменения исторической перспективы в мiре сотво-ряемом, необходимо ввести категорию не до конца реализованных умозрительных схем. С точки зрения христианина, которая подтверждается множеством несомненных свиде-тельств (в качестве примера таких свидетельств ещё раз вспомним пример Схождения Благодатного Огня), нет никакого сомнения в том, что мiр сотворён Богом из ничего. Рассматривая происхождение мiра (эволюцию мiроздания) в естественнонаучном плане, мы имеем дело с огромными временными промежутками сотворённой истории. Эти временные интервалы совершенно ничем не отличаются от временных интервалов истории мiра после завершения его творения (то есть в седьмой день, по Библии, который продолжается и доныне). За исключением пары признаков, по которым можно судить о том, что данный промежуток истории относится к истории мiра сотворяемого, то есть мiра, в котором творение ещё не завершено.
Первый признак – это субъективное ощущение духовной нецелесообразности огромных пространственных и временных интервалов, ассоциирующихся с ними ощущений холода, пустоты, бессмысленности и тому подобных. Ведь идея вселенной для человека – это библейская идея, это идея, выраженная в Писании, через которое Бог открывает нам спасительную для нас истину. И правильным будет не пренебрегать ею, использовать её в своих оценках.
Второй признак – это некоторая незавершённость отдельных умозрительных схем, реализованных в ходе творения. Возможно, этим объясняются многие загадки истории мiротворения. Например, по некоторым оценкам, величина и, соответственно, вес некоторых вымерших животных видов таковы, что их скелет и вся их «конструкция» просто не могли бы выдержать этот их собственный вес. Со множеством неразрешимых проблем сталкивается теория эволюции. Совершенно непонятно, как можно сочетать библейское откровение о грехопадении прародителей, реальность греховной испорченности человеческого рода с современными научными представлениями о человеке и его происхождении, его древнейшей истории. Несомненно только одно, что всё это каким-то образом на самом деле сочетается. И перед нами стоит интереснейшая задача – искать ответы на трудные вопросы, разгадывать загадки, которые предлагают нам наука и богословие.

Подпишитесь на нашу рассылку
и получайте интересные материалы на электронную почту