Регистрация
Вход

Геополитическое сжатие: основные технологии преодоления

Автор публикации: Комлева Наталья Александровна
Дата публикации: 2016
Источник публикации: Ж-л "Пространство и Время". 2016. № 1—2 (23—24). С. 27—39.
Вид издания: Статья
Тема публикации: Прикладная геополитика (война и мир)
Регион: Восточная Европа
Страна: Россия

Аннотация

Статья посвящена рассмотрению основных технологий выхода из состояния геополитической контракции. Применяются феноменологический и компаративный методы исследования. Автор полагает, что основные технологии преодоления геополитической контракции коррелируют с причинами и технологиями ее осуществления, при этом геополитическая контракция, как и геополитическая экспансия, может выступать в двух основных формах: неуправляемая (естественная) и управляемая (спровоцированная). Основные причины контракции и соответствующие им технологии преодоления состояния геополитического сжатия изучаются применительно к основным типам геополитических пространств. Базой выхода из геополитической контракции, по мнению автора, выступает самоидентификация нации как победителя, т.е. нации, адекватно осознающей вызовы времени и успешно решающей встающие при этом задачи.

Текст

Почему для преодоления геополитической контракции так важны именно настроения массового сознания? Это связано с их сущностью и способом их воздействия на политический процесс. Социальные настроения Д.В. Ольшанский определяет как особые психологические состояния, переходные от непосредственных эмоций к более или менее осознанным мнениям, которые вырастают из повседневных эмоций[1]. Они представляют собой субъективную оценку социально-политической действительности и выражаются, в частности, в настроениях психологической готовности к политическим действиям.

«Настройщиками», способствовавшими геополитической контракции России в информационно-идеологическом пространстве на рубеже XX – XXI вв., стали: 1) «перестройка» середины 80-х – начала 90-х годов прошлого века с её отказом от первенствующей роли КПСС и коммунистической идеологии в политике и общественном сознании, переход к «общечеловеческим ценностям», т.е. ценностям либеральной идеологии и практикам капиталистического способа производства и общества массового потребления; 2) распад СССР и мировой системы социализма, 3) десоветизация, деиндустриализация, а также деградация науки, системы образования и в целом социальной политики в постсоветской России. «Чувство общности несчастливой судьбы» сформировалось под влиянием как «фактов социальной жизни», так и целенаправленной пропаганды. Базовые ценности, традиционные для советского периода российской истории, полагались дефектными, не позволяющими строить счастливую жизнь как для российского социума в целом, так и для отдельного индивида. Информационно-идеологическое пространство России на рубеже XX – XXI вв. сжалось почти до минимального объёма. «Ценности теряют ценность <…> Верования отвергаются, вера подрывается, доверие исчезает, харизма терпит крах, идолы рушатся»[2]. Следствием сформированности фактора «общей несчастливой судьбы» - или, в иной терминологии, ощущения перенесённой глубокой социальной травмы – стала «своеобразная идеализация Запада, стремление сблизиться с ним вплоть до обретения единой идентичности»[3]. Имплантация западных идеологических конструктов и западных ментальных ценностей внутрь информационно-идеологического пространства постсоветской России была эффективной, поскольку, в том числе, строилась на компенсационной технологии преодоления социальной травмы - т.наз. инновационной стратегии, состоящей в быстром восприятии новых навязанных ценностей[4].

Однако ни отдельный человек, ни социум не способны полноценно существовать в состоянии самоосуждения и социального унижения. Сами по себе эти массовидные настроения, длительно существующие, порождают вначале потребность, а затем и практики выхода из такого социально-психологического состояния.

В случае геополитической контракции информационно-идеологического пространства «настройщиками» выхода из этого состояния, т.е. событиями, создающими чувство общности великой и достойной «общей судьбы» и связанные с этим оптимистические настроения массового сознания, являются некие значимые социальные действия, выражающие и отражающие общие достижения большинства людей данного социума. 

Для России второго десятилетия нашего века такими настройщиками стали:

1) «война 08.08.08», которая со стороны России предстаёт формой вооружённой защиты грубо попираемых прав малого народа (осетин в Грузии);

2) прекрасно проведённая и ярко оформленная зимняя Олимпиада 2014 г., призванная утвердить за Россией имидж успешной страны с богатой и достойной историей;

3) присоединение Крыма в 2014 г., трактуемое как акт восстановления исторической справедливости в отношении русских в качестве «разделённого народа»;

4) вооружённая помощь Сирии в 2015 г. в борьбе с террористической организацией «Исламское государство»;

5) практика «Бессмертного полка» - ежегодного (с 2012 г.) и всё более массового шествия в День Победы с портретами предков, участвовавших в Великой Отечественной войне на стороне Красной армии. Известный кинорежиссёр К.Г. Шахназаров о значении акции «Бессмертный полк» (2015 г.): «Вообще у меня ощущение, что на наших глазах, если хотите – в прямом эфире, произошло рождение новой российской нации. Ведь начиная с 1990-х годов, после распада СССР, в России, на мой взгляд, нации не было. Это было растерянное, дезориентированное, неуверенное в себе и разбитое невзгодами население. А 9 Мая 2015 года возникла подлинная общность российских людей. Можно смело сказать, что появилась новая российская нация. <…> Мне нравится, что в основе нашей национальной самоидентификации лежит Победа. Между прочим, это не всякой нации дано. Нацию можно создать лишь на основе победы. <…> В этом смысле Россия абсолютно интуитивно пришла к той самой национальной идее, про которую четверть века все талдычили и которую все искали. Это идея Великого Подвига и Великой Победы»[5]. 


Рис. 3. Шествие Бессмертного полка 9 мая 2016 г. в Москве[6].

Все эти месседжи продуцируют создание эмоции, которую генерал де Голль называл grandeur, величие, и без которой он не мыслил существования самодостаточной и успешной Франции. Данные месседжи «работают» на формирование grandeur россиян в целом, причём важно подчеркнуть, что русская составляющая grandeur в наибольшей степени встроена в православное сознание с его идеей социальной справедливости в качестве атрибута Божьего мира как такового. 

Исследование, проведённое Институтом социологии РАН в 2012 г., показало: россияне в своём большинстве считают, что «жить стоит только ради какой-то большой, общественно значимой цели»[7], при этом «мечта о справедливом обществе выполняет для населения страны роль консолидирующей идеи»[8]. В то же время россияне воспринимают современное российское общество как «несправедливое» и «неправильное»[9]. Последнее свидетельствует о том, что в информационно-идеологическом пространстве процесс выхода из контракции начат, но не завершён. Для завершения этого процесса необходимы достижения не только в области внешней политики, но, прежде всего, успехи по выходу из контракции в экономическом пространстве, в том числе в сфере промышленного развития и социальной политики[10]. «Конец травмы», согласно концепции П. Штомпки[11], на уровне общества знаменует собой создание новой групповой идентичности, т.е. формирование целостной системы ценностей, норм и убеждений, которые будут передаваться следующим поколениям. На личностном уровне он означает возрождение индивидуальной идентичности, связанной с ощущением своего места именно в данной социальной системе.

Информационно-кибернетическое пространство данного общества испытывает сжатие в форме вытеснения его программного продукта и кибернетических технологий с мировых и/или региональных рынков. Относительно российского информационно-кибернетического пространства можно сказать, что ситуация контракции здесь минимальна, поскольку этот тип геополитического пространства большим объёмом и не обладал. «Доля России на мировом рынке электронной техники и компонентов составляет не более 0,1-0,3%, на мировом рынке информационных услуг доля России составляет приблизительно 0,2%. Вклад ИКТ в экономический рост России заметно ниже (приблизительно в три раза!) соответствующих показателей развитых стран»[12]. При этом «основная часть оборудования, его материальной базы и программных продуктов производятся за рубежом и там закупаются»[13]. 

ИКТ (информационно-коммуникативные технологии) в России стали особенно интенсивно развиваться после «разоблачений Сноудена»[14], касающихся степени развития кибер-шпионажа в мире. Было принято решение о создании собственных, российских, форм программного обеспечения и производства процессоров, создания новых вычислительных платформ, полностью построенных на отечественных комплектующих. В тренде реализации данного решения - современная конвергентная вычислительная платформа, выпущенная российской компанией IBS под брендом «СКАЛА-Р», которая поступила в продажу в 2015 г. [15]. Тем не менее ещё до событий, связанных со Сноуденом, правительство РФ озаботилось развитием ИКТ[16]. В 2010 г. принята Государственная программа «Информационное общество (2011-2020 гг.)»[17]. В России имеются компании-разработчики ИКТ, работающие на мировом уровне. Например, «Т-Платформы" — российский разработчик широкого спектра ИТ-оборудования и ведущий поставщик решений и услуг для высокопроизводительных вычислений. Компания «Т-Платформы» создана в 2002 году, имеет центральный офис в Москве и региональные штаб-квартиры в Германии и Гонконге. Компания поставила более 400 систем для высокопроизводительных вычислений, 8 из которых вошли в рейтинг TOP-500 самых мощных суперкомпьютеров мира. Высокопроизводительные решения «Т-Платформы», защищенные десятками патентов, используются для проведения фундаментальных и прикладных исследований в биотехнологиях, физике, химии, математике, а также для решения ресурсоемких задач в промышленности, компьютерной графике и других областях.[18] Идёт процесс импортозамещения на российском рынке программного обеспечения (ПО) — с 1 января 2016 года государственные органы обязаны закупать отечественное программное обеспечение, вошедшее в специальный список, при этом покупка иностранного ПО разрешена только в случае отсутствия российских аналогов. Подробное описание процесса развития российских ИКТ и достижений в этой сфере (по нашей терминологии – сведения об объёме и ландшафте информационно-кибернетического пространства РФ) можно найти на сайте Руксперт[19]. Информационно-кибернетическое пространство, являясь вспомогательным в отношении двух из трёх основных геополитических пространств – экономического и информационно-идеологического – выступает мощным фактором изменения уровня контракции в указанных пространствах, поэтому степень его развитости очень важна.

 «Интернет и связанные с ним технологии становятся информационной платформой экономики, фактически превращая её полностью в цифровую среду. Это значит, что производительность труда и управляемость отраслей народного хозяйства будут существенно зависеть от внедрённых ИКТ»[20]

Информационно-идеологическая война в современном мире также ведётся в основном в пространстве Интернета. Специальное подразделение Кибервойск США[21], а именно цифровой медиадепартамент по социальным сетям (DIGIM) сформировано в конце 2015 г. на базе чешской штаб-квартиры Радио «Свобода»[22]. Его задача - «противостоять дезинформации в российской медиасфере» посредством различных соцмедиаплатформ (в частности, Facebook, Twitter, «ВКонтакте» и «Одноклассники»), в том числе вести постоянный и целенаправленный интернет-троллинг. Основным оружием в информационной борьбе с Россией выступают оригинальные программы и политическая сатира. Например, к таковым относится видеопроект Footage vs Footage («Съёмка против съёмки»), предназначение которого - «изобличать российскую телевизионную пропаганду». По линии DIGIM реализуется ещё один проект – канал на YouTube и сайт Rus2Web. Он является своего рода цифровым самиздатом – площадкой для российских журналистов и кинематографистов, чья работа сейчас «блокируется Кремлём»[23].

Таким образом, геополитическая контракция имеет свои закономерности и технологии осуществления. Равным образом существуют закономерности и технологии выхода из состояния геополитической контракции. При этом на первое место – либо как первая цель геополитической агрессии в любом из геополитических пространств, либо как база выхода из геополитической контракции - выступает самоидентификация нации как победителя, т.е. нации, адекватно осознающей вызовы времени и успешно решающей встающие при этом задачи. 

В связи с этим отметим, что россияне – это одна из самых успешных наций мира. Русские, несомненно, относятся к числу великих этносов, формирующих ядро великих наций – в данном случае великой российской нации. У русских лучше всего получается освоение географического пространства – мы создали самое обширное по площади государство мира, мы первыми вышли в космос, мы победили в самой крупной войне за всю историю человечества. Однако освоение и защита обширного географического пространства абсолютно невозможны без освоения и защиты соответствующего объема экономического и информационно-идеологического пространства. 

К тому же, сегодня великие нации не воюют друг с другом по старинке, материальным оружием. Войны великих наций в настоящее время ведутся преимущественно в информационно-идеологическом пространстве, и они так же жестоки и так же нацелены на уничтожение противника, как и войны «горячие». Основное оружие в таких войнах – разрушение, с помощью клеветы и лжи, национальных духовных святынь и образов национальных героев, замалчивание или развенчание национальных достижений. Эти мощные информационные атаки мы и переживали в 90-е годы, когда абсолютно все ценности не только советского периода, но и всей российской истории были подвергнуты ревизии и моральному уничтожению, вследствие чего наше информационно-идеологическое, а вкупе с ним и все иные наши геополитические пространства подверглись значительной контракции. 

Достижение определенной степени экономической и политической стабильности в 2000-е годы привело, в том числе, к внутренней потребности выздоравливающей нации реализовать настоятельную потребность гордиться собой, своей историей и настоящим периодом развития, к стремлению восстановить свои геополитические пространства. Теперь нужно только, чтобы возрождающемуся «пространственному чувству народа» неизменно соответствовал «пространственный разум государства»[24].




[1] Ольшанский Д.В. Политическая психология. СПб: Питер, 2002. С. 406.


[2] Штомпка П. Социальное изменение как травма. // Социологические исследования. 2001. № 1. С. 11.


[3] Горшков М.К. «Русская мечта»: опыт социологического измерения. // Социологические исследования. 2012. № 2. С. 11.


[4] Об основных технологиях преодоления социальной травмы в информационно-идеологическом пространстве см.: Асташов А.Б. Историческая травма в социально-политических проектах // Будущее нашего прошлого: мат. науч. конф. Москва, 15–16 июня 2011 г. / отв. ред. А.П. Логунов; Рос. гос. гуманит. ун-т, Фак-т истории, политологии и права, Каф. истории и теории ист. науки. М.: изд. РГГУ, 2011. C. 44–55.


[5] Шахназаров К.Г. Что им не нравится? [Электронный ресурс] // Историк. Журнал об актуальном прошлом. Режим доступа: http://историк.рф/journal/%D1%87%D1%82%D0%BE-%D0%B8%D0%BC-%D0%BD%D0%B5-%D0%BD%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%82%D1%81%D1%8F/, дата обращения 16 мая 2016 г.


[6] Шествие Бессмертного полка 9 мая 2016 г. [Электронный ресурс] // Региональная патриотическая общественная организация «Бессмертный полк – Москва». Официальный сайт. Режим доступа: http://parad-msk.ru/, дата обращения 16 мая 2016 г.


[7] Горшков М.К. Указ. соч. С. 5.


[8] Там же. С. 6.


[9] Там же. С. 10.


[10] Горшков М.К. Реформы в зеркале общественного мнения. // Социологические исследования. 2011. № 10. С. 3 – 11.


[11] См.: Штомпка П. Культурная травма в посткоммунистическом обществе. // Социологические исследования. 2001. № 2. С. 10-11.


[12] Кузнецов Ю.А., С.Е. Маркова. Анализ качественных особенностей динамики развития российского рынка ИКТ. Структурный подход. // Труды Нижегородского государственного технического университета им. Р.Е. Алексеева. Серия: Экономика, инновации и менеджмент. 2013. № 3 (100). С. 251.


[13] Там же.


[14] Сотрудник (до 2009 г.) Агентства национальной безопасности (АНБ) США Э. Сноуден в 2013 г., используя некоторые американские СМИ, раскрыл данные о слежке со стороны АНБ США с помощью специальной программы PRISM за миллионами пользователей Интернета, в том числе – за высокопоставленными политиками стран Запада.


[15] Первая российская вычислительная платформа «СКАЛА-Р» появилась в продаже. [Электронный ресурс] // Open Vision. Technology in Detail Режим доступа: http://www.open-vision.ru/about/news/2015-07-06-172900/, дата обращения 16 мая 2016 г.


[16] Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации (утв. Президентом РФ 07.02.2008 N Пр-212) [Электронный ресурс] / Министерство экономического развития Российской Федерации Режим доступа: /http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/infOrientedSoc/doc20080207_01, дата обращения 16 мая 2016 г.; Распоряжение Правительства РФ от 17.11.2008 N 1662-р (ред. от 08.08.2009) «О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс [сайт] Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_82134/e26832f0246ec65942dfa2b4fbb2ddf208194056/, дата обращения 16 мая 2016 г.


[17] Постановление Правительства РФ от 15.04.2014 N 313 (ред. от 17.06.2015) "Об утверждении государственной программы Российской Федерации "Информационное общество (2011 - 2020 годы)" [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс [сайт] Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_162184/, дата обращения 16 мая 2016 г.


[18] Введен в эксплуатацию первый российский суперкомпьютер за рубежом [Электронный ресурс] // Око планеты. Новости, аналитика, информация Режим доступа: http://oko-planet.su/science/sciencenews/312056-vveden-v-ekspluataciyu-pervyy-rossiyskiy-superkompyuter-za-rubezhom.html, дата обращения 16 мая 2016 г.


[19] Российский IT-сектор [Электронный ресурс] // Руксперт Режим доступа: http://ruxpert.ru/%D0%EE%F1%F1%E8%E9%F1%EA%E8%E9_IT-%F1%E5%EA%F2%EE%F0, дата обращения 16 мая 2016 г.


[20] Предложения по формированию долгосрочной программы развития российской части информационно-коммуникативной сети «Интернет» и связанных с ней отраслей экономики. Проект. 13 ноября 2015 г. С. 4 [Электронный ресурс] // Институт развития Интернета. Режим доступа: http://ири.рф/upload/iblock/2ee/2ee62c7a1204a3717e387869175d81e0.pdf, дата обращения 16 мая 2016 г.


[21] Точное название – Киберкомандование США (United States Cyber Command, USCYBERCOM). Создано в 2010 г., объединяет в своём составе ранее существовавшие отдельные структуры: Соединение глобальных сетевых операций (JTF-GNO) и Объединённое командование сетевой войны (JFCC-NW), а также киберкомандования отдельных родов войск. В состав JTF-GNO, в свою очередь, входит Агентство военных информационных систем. Штаб-квартира Киберкомандования находится в Форт-Миде.


[22] Гришин А. Кибервойска США пойдут в атаку в российских соцсетях. [Электронный ресурс] // Комсомольская правда. Режим доступа: http://www.ural.kp.ru/daily/26366/3248122/, дата обращения 17 мая 2016 г.


[23] Кибервойска США атакуют соцсети России. [Электронный ресурс] // Столетие. Информационно - аналитическое издание фонда исторической перспективы. Режим доступа: http://www.stoletie.ru/lenta/kibervojska_ssha_atakujut_socseti_rossii_823.htm, дата обращения 17 мая 2016 г.


[24] Данные понятия введены в научный оборот Ф. Ратцелем. См.: Ратцель Ф. Указ. соч. С. 15–36.



Подпишитесь на нашу рассылку
и получайте интересные материалы на электронную почту