Регистрация
Вход

Геополитическое сжатие: основные технологии преодоления

Автор публикации: Комлева Наталья Александровна
Дата публикации: 2016
Источник публикации: Ж-л "Пространство и Время". 2016. № 1—2 (23—24). С. 27—39.
Вид издания: Статья
Тема публикации: Прикладная геополитика (война и мир)
Регион: Восточная Европа
Страна: Россия

Аннотация

Статья посвящена рассмотрению основных технологий выхода из состояния геополитической контракции. Применяются феноменологический и компаративный методы исследования. Автор полагает, что основные технологии преодоления геополитической контракции коррелируют с причинами и технологиями ее осуществления, при этом геополитическая контракция, как и геополитическая экспансия, может выступать в двух основных формах: неуправляемая (естественная) и управляемая (спровоцированная). Основные причины контракции и соответствующие им технологии преодоления состояния геополитического сжатия изучаются применительно к основным типам геополитических пространств. Базой выхода из геополитической контракции, по мнению автора, выступает самоидентификация нации как победителя, т.е. нации, адекватно осознающей вызовы времени и успешно решающей встающие при этом задачи.

Текст

УДК 327.2

ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ СЖАТИЕ: ОСНОВНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ПРЕОДОЛЕНИЯ

Комлева Н.А.

Комлева Наталья Александровна - доктор политических наук, профессор, директор Центра геополитического анализа (г. Екатеринбург)

Статья посвящена рассмотрению основных технологий выхода из состояния геополитической контракции. Применяются феноменологический и компаративный методы исследования. Автор полагает, что основные технологии преодоления геополитической контракции коррелируют с причинами и технологиями ее осуществления, при этом геополитическая контракция, как и геополитическая экспансия, может выступать в двух основных формах: неуправляемая (естественная) и управляемая (спровоцированная). Основные причины контракции и соответствующие им технологии преодоления состояния геополитического сжатия изучаются применительно к основным типам геополитических пространств. Базой выхода из геополитической контракции, по мнению автора, выступает самоидентификация нации как победителя, т.е. нации, адекватно осознающей вызовы времени и успешно решающей встающие при этом задачи.

Ключевые слова: геополитическая контракция, типы геополитической контракции, причины контракции, технологии выхода из состояния контракции, геополитическое пространство, типы геополитических пространств.

Геополитическое сжатие, или контракция, это ухудшение количественных и качественных характеристик геополитических пространств[1] определенного актора. Если экспансия – это приобретение, то контракция – это потеря. Классическая геополитика рассматривала контракцию применительно к географическому пространству государства и трактовала данный феномен как потерю некоторой части его объема в результате войны. Согласно постклассической геополитике контракция происходит также и в экономическом, информационно-кибернетическом и информационно-идеологическом пространствах, а ее субъектами являются не только государства, но и акторы негосударственной природы (например, экономические корпорации). Степень контракции также бывает разной: от абсолютной (гибель и полное подчинение актору-агрессору) до частичной (например, потеря определенного сектора рынка в экономическом пространстве или уступка некоторой части территории в пространстве географическом). Иерархия геополитических пространств в каждый конкретный момент истории также влияет на проявления контракции: в зависимости от приоритетности определенного пространства потери в данном пространстве будут наиболее болезненными и значимыми. В настоящее время определяющим для обществ и государств является информационно-идеологическое пространство в связи с громадным ростом его значения при информационной революции и сетевых войнах, характерных для постиндустриального мира.

Основные технологии преодоления геополитической контракции коррелируют с причинами и технологиями ее осуществления. По нашему мнению, контракция, как и экспансия, может выступать в двух основных формах: неуправляемая (естественная) и управляемая (спровоцированная). Неуправляемая контракция вызывается, как правило, непреодолимыми обстоятельствами, обычно внешнего характера, а также ошибками правящего класса в осуществлении экономической и социальной политики. Так, первая мировая война и неудачная внешняя и внутренняя политика России в начале ХХ века привели вначале к поражениям на фронте, а затем и к революциям, Февральской и Октябрьской, резко изменившим всю систему общественных отношений в России, причем страна потеряла часть своей территории. Управляемая контракция, на наш взгляд, имеет те же источники, но выступающие в несколько иной форме: целенаправленное внешнее воздействие и способствующая ему деятельность компрадорской части экономической, политической и культурной элиты внутри данного общества – с одной стороны и недовольство населения, вызванное объективно существующими факторами снижения уровня и качества жизни – с другой стороны.

Итак, каковы же основные причины контракции и соответствующие им технологии преодоления состояния геополитического сжатия? Рассмотрим данные факторы применительно к основным типам геополитических пространств.

В каждом их основных типов геополитических пространств контракция выражается и, соответственно, преодолевается по-своему.

Контракция географического пространства определенной страны выражается: 1) в утрате части ее территории (акватории) и переходе ее под юрисдикцию другого государства (государств), 2) в потере реального контроля над определенной внутренней территорией (акваторией), сохраняющей юридический статус принадлежности к данному государству. Пример первой формы контракции в географическом пространстве: отпадение от России в ходе распада СССР территорий бывших советских социалистических республик и преобразование этих территорий в самостоятельные международно-признанные государства. Пример второй формы геополитической контракции – утрата Россией в 1996-2000 гг., согласно Хасавюртовским соглашениям[2], реального контроля над территорией Чеченской Республики, юридически остававшейся в составе РФ. Печально знаменитая «линия Бейкер-Шеварднадзе»[3] отняла у России реальный контроль над 7,7 тыс. кв. км глубоководной акватории в центральной части Берингова моря и над 46,3 тыс. кв. км континентального шельфа в Чукотском и Беринговом морях при юридическом сохранении их в пределах РФ (соглашение ратифицировано в 1990 г. Конгрессом США, но не было ратифицировано ни Верховным советом СССР, ни Федеральным собранием РФ). 



Рис. 1. Линия Бейкер-Шеварднадзе[4].

Особо подчеркнём, что контракция в географическом пространстве, как правило, сопровождается контракцией в пространстве экономическом и – особенно – информационно-идеологическом, превращаясь в последнем в ощущение (на уровне социальной психологии) и осознание (на уровне идеологии и науки) так называемой социальной травмы[5], глубина которой соответствует размерам и значимости утраченной территории.

Контракция в географическом пространстве, особенно контракция ярко выраженная, непосредственно наблюдаемая большей частью общества, воспринимается социумом наиболее болезненно, что можно до некоторой степени сравнить с психологическими последствиями ампутации части биологического тела. Так, фактическое отторжение части тихоокеанской акватории России (линия Бейкер-Шеварднадзе) прошло практически незаметно для общества в целом. Однако отторжение Эльзаса и Лотарингии[6], являвшихся частью территории Франции с XVII века, воспринималось французами как потеря части социального тела. Данная социальная травма зафиксирована фактом установки особого памятника «Лотарингия плачет на плече Эльзаса» во французском городе Нанси, бывшей столице Лотарингии, оставшейся в составе Франции после германской аннексии большей части территории провинции. Помимо всего прочего, присутствовал и военный аспект социальной фрустрации французов: переход Эльзаса и Лотарингии под юрисдикцию Германии открывал немцам относительно лёгкий путь к Парижу по равнинам между Арденнскими и Вогезскими горами, создавая постоянную потенциальную угрозу вторжения и войны. 



Рис.2. Лотарингия плачет на плече Эльзаса. Памятник в г. Нанси, Франция[7].

Отторжение Боснии и Герцеговины Австро-Венгрией в 1908 г.[8] (Боснийский кризис 1908 – 1909 гг.) тяжело переживалось сербами, живущими на этой территории и надеявшимися на включение в состав независимого сербского государства[9], что в конечном итоге привело к роковому выстрелу Г. Принципа в Сараево в 1914 г. и к началу Первой мировой войны.

«Пространственное чувство» нации (выражение Ф. Ратцеля[10]) настоятельно требует удовлетворения в виде возврата утраченного – или хотя бы некоей компенсации за него, заглаживающей нанесённую социальную травму. Это может быть достигнуто следующим образом: 1) буквальное возвращение утраченного географического пространства в состав данного государства; 2) установление реального контроля над утраченной территорией, юридически принадлежащей другому государству; 3) создание широкого политического и/или экономического союза, частично восстанавливающего если не контроль, то определённую степень влияния на политическую и экономическую сферу жизни государства, содержащего данную территорию в настоящий момент времени. Если продолжать сравнение утраты территории, т.е. своеобразной социальной травмы, с нанесённой физической травмой, то предложенные выше методы можно сравнить последовательно либо с буквальным восстановлением утраченной части тела, либо с созданием своеобразного протеза данной части. Как биологическое, так и социальное восстановление ампутированного/утраченного в его буквальной форме, как правило, невозможно.

Обращаясь к историческому опыту России, можно привести следующие примеры лечения географической травмы (контракции географического пространства) указанными выше тремя способами.

Первый способ: буквальное восстановление утраченной территории в составе данного государства. Это возможно либо посредством аннексии (и, скорее всего, войны), либо посредством сложного переговорного процесса. При этом надо особо отметить коннотацию термина «аннексия» - насильственное присоединение, т.е. возвращение в одностороннем порядке, через несогласие и даже сопротивление государства-оппонента. В этом смысле присоединение Крыма к России в 2014 г. – уникальный случай, который нельзя напрямую классифицировать как аннексию в ее классическом понимании. Вооруженное насилие в его буквальной форме применено не было, оно присутствовало как весомая потенциальная угроза. Наличествовало реально выраженное в правовом поле – через всенародный референдум – волеизъявление населения Крыма о возвращении в состав России (около 96% проголосовавших[11]). В то же время, разумеется, никакого согласия Украины на возвращение Крыма России не было, как, впрочем, и реальных попыток, насильственных или через двусторонний переговорный процесс, изменения сложившейся ситуации «ухода» Крыма из состава Украины. В плане выхода России из контракции, вызванной распадом СССР, возвращение Крыма явилось ярким воплощением возвращения статуса великой державы и заявкой на обретение в будущем статуса глобальной сверхдержавы.

Второй способ: установление реального контроля над утраченной территорией, юридически принадлежащей другому государству. Территория Польши, утраченная Россией после распада Российской империи в начале прошлого века, фактически вернулась под её полный контроль в 1944 - 1945 гг. после вступления советских войск на территорию Польши в ходе Второй мировой войны и создания в Москве Польского комитета национального освобождения (июль 1944 г.), взявшего на себя функции временного правительства Польши. Оставшись формально суверенным государством, Польша (1944 – 1952 гг. - Польская Республика, 1952 – 1989 гг. – Польская Народная Республика) находилась под плотным военным, экономическим и идеологическим контролем со стороны СССР вплоть до «бархатной революции» 1989 г.




[1] Автор выделяет четыре основных геополитических пространства: географическое, экономическое, информационно-идеологическое и информационно-кибернетическое. См.: Комлева Н.А. Несколько замечаний относительно природы и типологии геополитических пространств. // Пространство и время. 2014. № 1 (15). С 90-101.


[2] Хасавюртовские соглашения (Принципы определения основ взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой. Совместное заявление от 31 августа 1996 г.). [Электронный ресурс] // Политика. Режим доступа: http://www.politika.su/doc/hasavurt.html, дата обращения 24 февраля 2016 г.


[3]USA/USSR Maritime Boundary Agreement // United Nations. Delimitation Treaties Infobase. Web 14 Mar.2016 <http://www.un.org/Depts/los/LEGISLATIONANDTREATIES/PDFFILES/TREATIES/USA-RUS1990MB.PDF&gt; In English.


[4] Линия Шеварднадзе-Бейкера. [Электронный ресурс] // Академик. Словари и энциклопедии на Академике. Режим доступа: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1007042, дата обращения 24 февраля 20106 г.


[5] Основы теории социальной травмы разработаны в трудах П. Штомпки (P. Sztompka), Н. Смелзера (N. Smelser), Дж. Александера (J. Alexander) и Р. Айермана (R. Eyerman).


[6] Эльзас и Лотарингия (не полностью, но в наибольшем своем территориальном объеме) были присоединены к Германской империи (создана 18 января 1871 г.), по результатам победной для Германии франко-прусской войны 1870-1871 гг. (Франкфуртский договор от 10 мая 1871 г). Имперская земля Эльзас-Лотарингия была создана в составе Германии в 1849 г. Указанные территории были возвращены Франции после Первой мировой войны по Версальскому договору 1919 г. В данный период времени Эльзас и Лотарингия входят в состав Французской Республики под наименованиями Верхний Рейн, Нижний Рейн и Мозель.


[7] Эльзас – Лотарингия. Электронный ресурс] // Академик. Словари и энциклопедии на Академике. Режим доступа: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1210307, дата обращения 24 февраля 2016 г.


[8] Босния и Герцеговина, будучи формально территорией Османской империи, фактически были оккупированы Австро-Венгрией с 1878 г. (Берлинский трактат 1878 г., закрепивший результаты русско-турецких войн на Балканах, ст.25: «Провинции Босния и Герцеговина будут заняты и управляемы Австро-Венгрией»), но аннексия как таковая произошла лишь в 1908 г. после достижения определённых многосторонних договорённостей между великими державами того времени. (Текст Берлинского трактата в переводе на русский язык см.: Берлинский трактат. [Электронный ресурс] // Московский государственный университет. Электронные тексты. Режим доступа: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/FOREIGN/berlin.htm, дата обращения 28 марта 2016 г.)


[9] Сербия (Сербское княжество) получила независимость по условиям Берлинского мира в 1878 г. См. Берлинский трактат, ст. 34: «Высокие договаривающиеся стороны признают независимость Сербского княжества …»


[10] См.: Ратцель Ф. Политическая география. Народоведение. Глава 1. Государство как организм, тесно связанный с землей. // Геополитика: Хрестоматия / Сост. Б. А. Исаев. – СПб: Питер, 2007. – С. 15–36.


[11] Чуров отметил, что крымчане успешно провели референдум в такие сроки [Электронный ресурс] // РИА Новости Режим доступа: http://ria.ru/politics/20140319/1000162870.html, дата обращения 19 мая 2016 г.



Подпишитесь на нашу рассылку
и получайте интересные материалы на электронную почту