Регистрация
Вход

Геополитический излом истории. Хроники геополитических сражений

Автор публикации: Ивашов Леонид Григорьевич
Дата публикации: 2017
Вид издания: Книга
Тема публикации: Прикладная геополитика (война и мир)
Регион: Гео

Аннотация

Рушится однополярный «Pax Americana», основанный на гегемонии США, которые так и не смогли обеспечить стабильность и безопасность на Земле. Планета на пороге радикального пересмотра принципов глобального мироустройства. В борьбе за будущее схлестнулись не на жизнь, а на смерть великие державы Запада и Востока, финансовый олигархат, глобальные теневые структуры и военные блоки. 
В войнах нового типа фронты пролегли не по обрывистым берегам рек и не по укрепрайонам, а по культурно-цивилизационным разломам. В этих условиях характер и масштабы угроз для России выше, чем когда-либо со времен окончания Второй мировой войны. Противостояние в Арктике, угрозы с Востока, хаос на Юге, напор радикального ислама в Средней Азии и на Кавказе. Украинский кризис – лишь малая часть этой геополитической борьбы. Битва идет не за Украину, а за Россию, за Русский мир. В этой борьбе США пойдут на все, чтобы не дать возродиться России. 
Но Америка «заканчивается», равно, как и вся западная цивилизация. И это закономерность, а не случайность. Она достигла своего пика, разрушила мироустойчивость  и катится вниз. Наравне с кризисом экономическим и кризисом государственности, на Западе царит полнейшая деградация в духовно-нравственной сфере. На фоне этого у России сегодня есть шанс стать лидером мира в системе духовно-нравственных ценностей, на поле справедливости и международно-правовых отношений. Наша страна обладает огромным геополитическим потенциалом – у нас имеются огромные пространства, богатейшие ресурсы, возможность соединять Запад с Востоком. Народы мира с надеждой смотрят на нас. Именно поэтому будущее за Россией!

Текст

И мой однозначный вывод, к которому я пришел, копаясь в архивах и исследуя западную классическую геополитику и политическую практику: заказчиком и идеологом второй мировой войны, как и кризисов и всякого рода «цветных» революций и госпереворотов является финансово – промышленный капитал Англии и США. Он же является главным выгодополучателем. Направление стратегических ударов и характер войны определяли англосаксонские стратеги.

Народы – лишь жертвы обмана и политики представителей капитала, в лице фюреров, диктаторов и «демократических» правительств. Касаясь германского национал – фашизма возникает ряд вопросов: откуда у германской нации возникли самые низменные за всю историю человечества инстинкты массового и изощренного уничтожения людей других рас; куда в мгновение исторического ока испарилась великая культура и просвещенность; как за короткое (5 – 6 лет) время немцы полностью утратили человеческие свойства и превратились в чудовища. Для меня это загадка.

Кто готовил нашу Победу и кто победил?

«Руководить борьбой такого гигантского масштаба и сложности раньше не приходилось ни одному полководцу, Так что Сталин предстает как бы полководцем полководцев». (Д.Т. Язов, Маршал Советского Союза, участник Великой Отечественной войны).

Предвидела и осознавала ли советская власть угрозу новой войны против новой России? Полагаю, что все разнородные правящие круги Советской республики осознавали, что Запад пойдет новой войной на новую Россию. Но, готовились к войне каждый по - своему. В стране в первые годы советской власти доминировала сионистская группировка, действующая в рамках «плана Марбурга» о мировой власти финансового капитала, идеологией которой была ставка на разжигание мировой революции. России в таковой отводилась, по выражению Троцкого, роль хвороста революции. Война против СССР той же Германии должна была вызвать внутри нее социалистическую революцию, которая лавиной пойдет по всей континентальной Европе. Одновременно троцкисты – зиновьевцы в войне видели и ослабление русского духа, русской традиции и окончательное покорение русского культурно – цивилизационного пространства с последующим установлением социал – демократической власти под контролем мирового финансового капитала. Эта сила щедро финансировалась извне, наводняла страну зарубежной агентурой, создавала мощную репрессивную систему по подавлению русского самосознания и уничтожению особых черт русского характера. В составе первого десятилетия органов советской власти и, особенно, в репрессивно силовой системе, русских по национальности или не было вообще, или они были в явном меньшинстве. Но и даже те, кто был русским, не всегда был на стороне России. Так, в составе правительства, возглавляемого Лениным, русских было трое, в руководстве ВЧК – двое, в военном ведомстве у Троцкого ни одного. Везде в Центре и в регионах в руководстве было явное преобладание евреев. Большинство комиссаров дивизий Красной армии были евреями, русских же в годы гражданской войны не было ни одного. Как такое могло произойти? Отвечает А.Е. Вандам: «До мозга костей проникнутые национальной идеей, болезненно любящие свое воображаемое государство, эти не стесняющиеся гримом актеры (еврейские активисты – Л.И) надевают на себя маску презирающих национальные предрассудки» социал – демократов и цинизмом своего красноречия до такой степени увлекают хлипкую русскую молодежь, что … с 1886 по 1888 г. (годы запуска Герцлем операции «политический сионизм» - Л.И.) вся Западная и Южная Россия, точно скарлатиною, покрываются красными пятнами социал – демократических кружков… С 1894 начинается наводнение России подметною литературой… В 1897 г. формируется полевой штаб еврейской армии, известный под именем Бунд…В 1900 г. следует распоряжение – не прекращая, а наоборот усиливая действия по ввозу запрещенной литературы, в то же время обратить внимание на периодическую печать в целях насыщения широких масс полезными еврейству идеями…Еще завешенное дымкою грядущего, но уже заметно обнаруживавшее свои контуры Царство Израильское имело в своем распоряжении внутри России 5тыс. фанатически преданных делу агитаторов, мужчин и женщин; 30 тыс. боевой дружины из так называемых социал – революционеров и в помощь Бунду 14 полевых штабов…. Тонкой пылью проникая во все тайники нашей государственной и общественной жизни и всюду неся с собою микробы разложения, евреи в то же самое время основательно высмотрели все самые чувствительные места, куда можно бить нас без промаха. Вот такая чудовищная «передовая база» устраивалась в течение многих лет внутри России» (Вандам А. Наше положение. СПб. 1912. С. 172.) Это писал глубокий аналитик, офицер военной разведки, поработавший в ряде далеких и близких к России стран, еще в 1912 г. К 1917 году сила политического сионизма в стране выросла кратно, потому что Государь Император и его ближайшее окружение не принимали должных мер, а полиция ловила мелких сошек.

Другая, «прорусская» группировка, была довольно слабой по сравнению с высокоорганизованной, повязанной системой тайных связей, руководимой из единого штаба группировкой сионистов. Она не имела собственного штаба и лидера, ориентировалась в основном на Ленина и была включена в общие революционные планы строительства социализма и свершения мировой революции. Многие после победы октября вернулись в рабочие коллективы или ушли на фронты гражданской войны. Во всяком случае, во власть не стремились. Крестьянская масса, сыгравшая роль движущей силы революции, естественно, двинулась в деревню, многие были мобилизованы в Красную или Белую армии.

Имели свои группировки в составе правящих сил в Советской республике спецслужбы Германии, Англии, Франции. Плюс разветвленные масонские ложи, ушедшие после Октября в глубокое подполье.

Однако, когда стали очевидны планы троцкистов, началась работа по объединению «прорусской» партии. Лидером таковой стал вернувшийся с фронта Иосиф Сталин, на которого троцкисты в первое революционное время не обращали пристального внимания – он не русский и это главное. Но именно вокруг Сталина стали собираться русские силы. Его поддержали сначала офицеры военной разведки российской империи во главе с генерал – лейтенантом Потаповым, перешедшие еще в июле 1917 г. на сторону революции, а затем в 1926 г. – глава Российской имперской разведки граф Канкрин, находящийся в эмиграции предложил И. Сталину на определенных условиях (восстановление русской традиции и сохранение православия) услуги зарубежной агентуры. Так что, Иосиф Виссарионович получил мощную невидимую поддержку в борьбе с троцкистами, контролировавшими все силовые структуры.

Группировка И. Сталина в условиях ожесточенной борьбы с троцкистами стала поворачивать страну на путь индустриализации. Еще в феврале 1924 г. И. Сталин решительно поддержал решение о назначении Ф. Дзержинского на пост Председателя Всесоюзного Совета народного хозяйства (ВСНХ) и совместно с ним активно продвигал идею индустриализации страны, как основы ее обороноспособности и моторизации армии. 19 декабря 1927 г. ХV cъезд ВКП(б) принял резолюцию, где говорилось: «Учитывая возможность военного нападения со стороны капиталистических государств…, необходимо при разработке пятилетнего плана уделить максимум внимания быстрому развитию тех отраслей народного хозяйства вообще и промышленности в частности, на которые выпадает главная роль в деле обеспечения обороноспособности и хозяйственной устойчивости страны в военное время». Это был стратегически правильный и единственно возможный вариант развития, обеспечивающий способность России выстоять в схватке с мощным противником технически вооруженным противником. Более того, в выступлении И.В. Сталина был подчеркнут еще один важный стратегический момент: создавать промышленные центры на территориях, недосягаемых для авиации противника. Ускоренными темпами строились тысячи крупных заводов, аэродромов, создавалась развитая железнодорожная сеть, страну покрыла единая энергетическая система. Важное стратегическое значение имели строительство Беломорско - Балтийского канала, освоение Северного морского пути, развитие водного транспорта. Инфраструктура обороны Советского государства имела наивысшую степень стратегической устойчивости среди всех стран мира. Одновременно формировались экономические (ресурсные) резервные районы в неевропейских регионах, и в первую очередь в Средней Азии. Результаты реализации этого курса во многом обеспечили нашу Победу в 1945-м. Подвижнический труд миллионов советских людей по созданию промышленно - ресурсной базы обороны и военной инфраструктуры страны стал основой материальной победы в Великой Отечественной войне. Подобного, за короткие 20 лет, не удавалось ни одному народу и государству. Коллективизация сельского хозяйства со всеми ее изьянами и ошибками, и даже жертвами обеспечила в 1941 – 1945 г.г. действующую армию продовольствием, одеждой, другими материальными средствами. Поэтому труженники промышленности и сельского хозяйства также являются полноправными участниками Победы.

Хочется отметить еще одну отрасль, внесшую неоценимый вклад в результаты войны – работников народного образования и культуры. Неграмотная в своем большинстве населения в 1917 г. страна к 1941 г. сумела укомплектовать и пополнять в ходе боевых действий массовую моторизованную армию личным составом, способным в короткие сроки осваивать танки, корабли, самолеты, артиллерию и другие технические средства, как отечественного, так и иностранного производства. И вообще учитель, прежде всего сельский, сотворил за 20 лет великое чудо: не только обучил грамоте массы людей, но и являлся огоньком просвещения всего населения, а в условия гонения на церковь и мечеть, был и главным воспитателем патриотизма, любви к Отечеству и дружбы народов. Без учителя война могла сложиться совершенно по другому. Из народного образования складывалась великая наука, литература, культура, конструкторская школа. Учитель, во всем многообразии этой профессии, по моему, заслуживает высокого памятника в ряду воинов – победителей.

Особо хочется сказать о нашей советской культуре. Не хочу полемизировать, что внесло больший вклад в духовную и боевую устойчивость воинов армии и труженников тыла – партийно-политическая работа, или простая фронтовая песня, музыка, выступления артистов и оркестров на передовой. Фронтовые песни звучат и сегодня, и не только вдень Победы. И, по - моему, по сей день объединяют нас, живущих уже в независимых государствах. Нельзя не вспомнить и вклад в общую нашу Победу фронтовых журналистов, писателей кинооператоров, оставивших на века бессмертные кадры и хроники великой войны, осмысленные после Победы героизм, подвиг народа и истоки этой Атлантиды под названием СССР.

Представляется, что незаслуженно забыты и подлинные наставники Красной армии – более 50 тыс. офицеров и генералов Российской империи, перешедших на сторону советской власти. Они сыграли значительную роль в гражданской войне, они же стали костяком в системе военного образования, разработке военной теории, планировании стратегической обороны. Напомню некоторые имена: генералы Брусилов, Карбышев, Свечин, Снесарев, маршал Шапошников и многие другие. Будущие полководцы Второй мировой войны – их ученики.

Готовя войну против СССР, гитлеровские стратеги учитывали прежний опыт многонациональных государств, в том числе Римской империи, и надеялись, что после первых ударов многие советские народы или восстанут против русских и поддержат немецкое нашествие, или же откажутся воевать вообще. Но случилось обратное: все почти 200 народов и народностей встали на защиту Отечества, соединив в единый поток свою энергию, свои знания, волю и характеры. Сформировался непобедимый многонациональный монолит воли, любви и взаимной дружбы. Такое случилось в истории человечества также впервые.

И, конечно, следует особо отметить комплексность, твердость и непрерывность системы управления обороной страны, масштабными военными действиями, переводом всей мирной жизни на военно – мобилизационное положение, военным производством и всесторонним обеспеченим армии и флота. Да, эта система постоянно совершенствовалась в ходе войны, но ее довоенная основа сохранилась вплоть до Победы. Ядром этой великой системы был И.В. Сталин. 24 мая 1945 г. Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин на приеме в Кремле по случаю Великой Победы провозгласил тост за русский народ, как самый выдающийся среди всех народов СССР. И этот тост не дань моде, а реальная оценка сущности русского народа, проявленной на полях жесточайших сражений. Ни один народ не совершал в истории подобной стойкости, самопожертвования, не обладал столь ясным ощущением опасности, здравым пониманием политической и военной стратегии. Сталин это глубоко прочувствовал в драме Великой Отечественной войны и высказал это на приеме в честь Победы.

И последнее. Подобного подвига во имя спасения не только себя, но всего человечества не совершал ни один народ планеты Земля.

ПЕЧАЛЬНЫЙ ЮБИЛЕЙ,

ИЛИ О ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРЕДЫСТОРИИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

1 сентября 2009 г. отмечалась печально-юбилейная дата – 70-летие начала Второй мировой войны. Отмечается на фоне новой – уже информационной – войны вокруг этой даты, разгорающейся с каждым днем с новой силой.

Причина древняя, как мир – противостояние Запада и Востока, двух культур, двух цивилизаций, двух образов и смыслов жизни.

Восток в этой цивилизационной битве вокруг 1 сентября 1939-го олицетворяется Россией, которую Запад, англосаксы в первую очередь, на протяжении многих веков считал варварской страной. И только после 1945 г., после самой кровавой в истории человечества войны, организованной «цивилизованным» Западом, этот ярлык с Советской России был снят. Но, как видим, ненадолго.

Сегодня «цивилизаторы», благодаря «демократической» дури, алчности, безграмотности и космополитизма российской правящей антиэлиты, вновь вешают этот ярлык на русскую шею. Им важно вычеркнуть из истории военный и послевоенный период, когда СССР получил всеобщее признание как избавитель человечества от возникшей там же, на Западе, коричневой чумы, а русский народ – как народ-победитель. То есть нас снова возвращают на стадию вечного варварства.

О событиях кануна Второй мировой войны написаны тысячи книг, увы, не только отражающих результаты глубоких научных исследований, но и, наоборот, фальсифицирующих подлинную подоплеку событий. Информационная война идет полным ходом, поэтому есть необходимость вернуться к геополитическим проблемам той войны, напомнить о схемах закулисной деятельности Запада и теневых структур западного капитала по ее развязыванию.

Очевидно, что сутью геополитической стратегии западного («цивилизованного») сообщества всегда была экспансия агрессии по основным направлениям восток – юг. Девиз «дранг нах остен!» – это не инновация Гитлера, он родился гораздо раньше, по крайней мере, в эпоху Карла Великого (VIII в.), как способ выживания и процветания западного ареала, обогащения его элиты. Поиски сказочной страны (Индии) на востоке, а потом и ее колонизация, покорение и истребление восточных племен и народов во имя обогащения – это тоже вечный «дранг нах остен», смысл западного существования. Даже Америку открыли, двигаясь опять же на восток.

Родившиеся в конце XIX – начале XX столетия западные геополитические концепции и теории логично ориентированы на завоевание восточных пространств.

Англичанин Х. Маккиндер с целью теоретического обоснования колонизаторской политики Британии делит географию и народы планеты на две сущности – морскую и континентальную, закладывает в морскую цивилизацию (талассократию) семена вечной враждебности к континентальной (теллулократии). Он формулирует геополитическую идею мирового господства: ««Кто контролирует Восточную Европу, доминирует над Хартлендом (Россией. – Л.И.), тот, кто доминирует на Хартлендом, господствует над Мировым островом (Евразией. – Л.И.), тот, кто господствует над Мировым островом, господствует над миром». То есть здесь налицо явная устремленность к господству над Россией.

Американский геостратег адмирал А. Мэхэн также в начале XX века усиленно разрабатывал стратегию удушения «непрерывной континентальной массы Русской империи, протянувшейся от западной Малой Азии до японского меридиана на Востоке».

Немецкая геополитическая школа (Ф. Ратцель, Р. Челлен, К. Хаусхоффер, К. Шмит) продвигали теорию государства как «живого организма», по мере развития требующего все больших и больших пространств, вплоть до планетарных. И опять же – движение на восток, а Россия здесь – также главный объект.

Все эти теории и концепции, живущие по сей день, не дань сиюминутной моде, а теоретическое закрепление и «научное» обоснование многовековой политики агрессивной экспансии.

Конечно, эти «цивилизованные» государства нещадно лупили и друг друга, в том числе за восточные колонии.

Россия формировалась и как пространство, и как государство на основе стратегии безопасности и обороны. Движение к естественным географическим рубежам безопасности, собирание народов для противостояния могущественным и агрессивным врагам являлось ее линией жизни. Ни чужих земель, ни чужих богатств ей не требовалось. И если русские воевали в Европе, то лишь по причине политики и в интересах тех или иных западных государств, правителей, элит, народов. Выдающийся наш соотечественник Н.Я. Данилевский в 1869 г. в работе «Россия и Европа» отмечал, что Россия для Европы всго лишь «служебная» сила. В то же время в евротреугольнике Британия – Франция – Германия всегда (по крайней мере, в течение последних двух столетий) присутствовала стратегическая интрига: кого спровоцировать на войну против России. Лучше всех эта игра удавалась Лондону. В нашествии Наполеона, нападении Японии на российский Дальний Восток в 1904 г., да и в организации похода Гитлера на восток отчетливо прослеживается британский след.

Как все было на самом деле

Чтобы понять, почему началась Вторая мировая война, как раскручивался ее сценарий, нужно обратиться к первоисточникам тех времен. Рамки статьи не позволяют даже описательно показать сценарный план действующих субъектов войны, ее акторов. Поэтому – только выводы, подкрепленные примерами.

Итак, кто развязал Вторую мировую?

В Европе к 1939 г. европолитику определяли три государства – Великобритания, Германия, Франция. Они враждовали между собой, но в то же время их внешняя политика была устремлена на восток, и их отношение к России было однозначным: это – противник и вожделенный объект агрессивных устремлений. А. Тойби, выдающийся британский историк, писал: «Как бы ни различались между собой народы мира… на вопрос западного исследователя об их отношении к Западу, все – русские и мусульмане, индусы и китайцы, японцы и все остальные – ответят одинаково. Запад, скажут они, это – агрессор» 1.

Русский солдат ходил в Европу только для того, чтобы мирить или спасать европейцев. Россия и СССР искали на Западе только одно – обеспечение безопасности, предотвращение агрессии. Для этого подчас приходилось отодвигать границу и создавать буферную зону. В 1938-1939 годах СССР всю свою внешнеполитическую энергию направлял на создание системы коллективной безопасности во имя обуздания германского фашизма. При этом Кремль не исключал возможности объединения названных выше трех европейских держав и, естественно, больше всего опасался их совместного похода в российские земли. Предложения Парижу и Лондону о создании антигитлеровской коалиции, гарантии военной безопасности Чехословакии (договор о взаимопомощи и отражении агрессии от 16 мая 1935 г.), отказ СССР присоединиться к державам «оси» и воевать против британских интересов и другие действия Кремля подтверждают стремление Сталина избежать войны с Европой. Тезис Троцкого о мировой революции умер в России с высылкой последнего из страны.

В европейских столицах ситуация складывалась иначе. Безусловно, Лондон и Париж серьезно опасались нарастающей мощи Германии и боялись остаться с ней один на один. Но политика этих ведущих европейских столиц металась между двумя вариантами:

- как не подвергнуться удару Германии в одиночку,

- как подтолкнуть Гитлера к удару по СССР.

Поэтому одна часть франко-британской элиты выступала за обуздание Гитлера коллективными усилиями совместно с СССР. Другая же (особенно англичане) стремилась помочь Гитлеру осуществить пресловутый «дранг нах остен». Британские консерваторы держали в голове политическое завещание Д. Ллойд Джорджа, который, будучи премьером, заявил еще в начале ХХ столетия: «Традиции и жизненные интересы Англии требуют разрушения Российской империи, чтобы обезопасить английское господство в Индии и реализовать английские интересы в Закавказье и Передней Азии».

Эти колебания между двумя вариантами действий, в конце концов, и привели к политике умиротворения Гитлера, к попыткам создать ему благоприятные условия для канализации устремлений на восток. В сентябре 1938 г. английские и французские верхи пошли на мюнхенские договоренности с Гитлером и в качестве отступных безоговорочно сдали Чехословакию. Четвертое по экономической и военной мощи государство Европы было отдано Гитлеру на заклание. Активно суетилось вокруг сговора польское правительство всячески подталкивая Гитлера к анексии Чехословакии.

Об обстоятельствах происшедшего полезно вспомнить тем, кто считает спусковым крючком Второй мировой войны советско-германский пакт о ненападении, хотя на такую роль первый претендент – Мюнхенский сговор. Вот несколько документальных свидетельств.

Личный представитель Гитлера Ф. Видеман на переговорах с министром иностранных дел Великобритании Э. Галифаксом в сентябре 1938 г. говорил: «Фюрер пойдет на полномасштабные переговоры с Великобританией и заключение долгосрочного договора, но только после разрешения центральноевропейской проблемы» (из контекста разговора следует, что речь идет о присоединении к Германии Судет).

Галифакс отвечал: «Передайте фюреру, что я надеюсь дожить до момента, когда осуществится главная цель всех моих усилий: увидеть Гитлера вместе с королем Англии на балконе Букингемского дворца».

Лондонская «Таймс» в редакционной статье 7 сентября 1938 г. писала: «Мы рекомендуем принять предложение, поддерживаемое в некоторых кругах и ставящее своей целью сделать Чехословакию более однородным государством путем отделения от него чуждого ему населения, живущего по соседству с народом, с которым оно связано расовыми узами».
А вот тексТ совместной ноты двух стран, который послы Великобритании и Франции вручили президенту Э. Бенешу : «Необходимо уступить Германии районы, населенные преимущественно судетскими немцами, чтобы избежать общеевропейской войны... Поддержание мира и безопасности и жизненных интересов Чехословакии, не может быть эффективно обеспечено, если эти районы сейчас же не передать Германской империи».

Со своей стороны, СССР готов был в полном объеме выполнить советско-чехословацкий договор о взаимопомощи от 16 мая 1935 г., о чем 19 сентября 1938 г. советское правительство уведомило правительство Чехословакии. Этому воспрепятствовало лишь уклонение от исполнения своих обязательств Франции, ибо договор гласил, что его участники договора придут на помощь друг другу только в том случае, если Франция окажет помощь государству, ставшему жертвой агрессии.

Напомню также, что Советский Союз в заявлениях ТАСС от 2 и 4 октября 1938 г. осудил аннексию Судетской области ЧСР и опроверг появившиеся в СМИ слухи о том, что стороны, вступившие в мюнхенскую сделку, консультировались с представителями СССР. Кстати, эти слухи вбрасывались, в том числе, официальными представителями Чехословакии, и вот почему. Чешская армия по своей мощи была вполне сопоставима с германской. Немцы к осени 1938 г. имели: личного состава – 2,2 млн. человек, чехи – 2 млн., танков соответственно – 720 и 469, боевых самолетов – 2500 и 1582. При этом чешская армия опиралась на мощные оборонительные сооружения и имела развитую военную промышленность.

Фельдмаршал В. Кейтель на Нюрнбергском процессе показал: «Мы были необычайно счастливы, что дело не дошло до военного столкновения… С чисто военной точки зрения у нас не было сил брать штурмом чехословацкую оборонительную линию». Эту точку зрения подтверждал фельдмаршал Э. Манштейн: «Не вызывает сомнений, что если бы Чехословакия решилась защищаться, то ее укрепления устояли бы, так как у нас не было средств для их прорыва».

Надо иметь в виду, что в вермахте была сильная оппозиция Гитлеру и, если бы последний отдал приказ штурмовать Судеты, неизвестно, что сталось бы с ним после первых тяжелых потерь. Но чехи, отказавшись от сопротивления, спасли фюрера.

У. Черчилль, который, к его чести, был противником мюнхенской сделки, вспоминал: «Бесспорно, что из-за падения Чехословакии мы потеряли силы, равные примерно 35 дивизиям. Кроме того, в руки противника попали заводы "Шкода" – второй по значению арсенал Центральной Европы, который в период с августа 1938 года по сентябрь 1939 года выпустил почти столько же продукции, сколько выпустили все английские военные заводы за то же время».

Характерно, что за все время германской оккупации на территории Чехословакии практически не было Движения сопротивления, забастовок и диверсий на заводах «Шкода» и ЧКД, аккуратно выполнявших гитлеровские заказы по производству военной техники. Чешские танки наши бойцы подбивали и под Минском, и под Москвой, и под Ленинградом.

Чешская элита вполне осознанно, без единого выстрела отдала Гитлеру не только Судетскую область, но и всю страну. Она отказалась от предложенной Советским Союзом помощи и фактически являлась союзницей Германии в последовавшей в 1941 г. войне против СССР. К слову, об этом в Праге не вспоминают, а вот 1968 год по сей день называют не иначе, как советской оккупацией.

Хороша и другая «жертва» пакта Молотова–Риббентропа – Польша. Правительство Ю. Бека не только полностью поддержало мюнхенские решения и запретило советским войскам пересекать территорию страны, без чего была невозможна помощь Чехословакии, но и само поучаствовало в разделе этой страны. В ноябре 1938 г. Польша, воспользовавшись распадом чехословацкого государства вследствие вторжения вермахта, захватила с согласия Берлина наиболее развитую Тешинскую область.

Прилетев из Мюнхена в Лондон, Н. Чемберлен, обращаясь к соотечественникам, торжественно заявил: «Я привез вам мир». За этим пафосом скрывались два важнейших для британского истеблишмента соображения:

1) гитлеровскую военную машину удалось направить на восток, к границам Советского Союза,

2) с Гитлером была подписана декларация, в которой подчеркивалось желание немецкого и английского народов «никогда более не воевать друг с другом».

6 декабря 1938 г. министры иностранных дел Франции и Германии Ж. Боне и И. Риббентроп подписали аналогичную франко-германскую декларацию.

Безусловно, подобное развитие событий не могло не беспокоить советское руководство. Очень уж происходящее было похоже на сговор не только против Чехословакии, но и против СССР. Тем более что Чемберлен буквально накануне мюнхенского сговора сделал следующее заявление: ««Германия и Англия являются двумя столпами европейского мира и главными опорами против коммунизма, и поэтому необходимо мирным путём преодолеть наши нынешние трудности... Наверное, можно будет найти решение, приемлемое для всех, кроме России» 2. Что это, как не поощрение Гитлера к походу на восток и не торговля безопасностью СССР?

Встает естественный вопрос: были ли возможности предотвратить Вторую мировую войну? Убежден, были и единожды. Первый раз, когда Гитлер совершил аншлюс (присоединение) Австрии. Даже Б. Муссолини возражал Гитлеру, но Европа дружно промолчала. Фюрер естественно расценил это, как слабость евродемократий и поощрение политики нового мирового порядка.

Второй раз – когда Европа катилась к мюнхенской сделке. Франция и СССР имели договорные обязательства защищать Чехословакию в случае агрессии против нее. Москва заявила о готовности выполнить свои обязательства и направить усиленный корпус для этой цели. Париж оставил решение за Лондоном. Правительство же Чемберлена пошло даже на усиление Гитлера за счет ресурсов чешской армии и военной промышленности да и всей экономики Чехословакии, чтобы направить экспансию фашизма на восток.

Более того, Лондон отказался воздействовать на своего союзника Польшу, чтобы та разрешила Красной Армии пройти через ее территорию на помощь Чехословакии.

Будь иначе, Гитлер не рискнул бы действовать в одиночку против группы государств (Муссолини имел большие проблемы в Африке и опасался осуждения своей политики в Лиге наций). На этом авантюры фюрера наверняка завершились бы.

И даже в августе 1939 г. еще сохранялась возможность остановить приход мировой войны. Нужно было лишь согласие Англии и Франции, чьи делегации вели в Москве переговоры, на создание антигитлеровской коалиции. Общий военный потенциал трех стран и их армий почти вдвое превосходил вооруженные силы Германии и Италии. В этих условиях Гитлер вряд ли рискнул пойти на реализацию плана нападения на Польшу «Вайс».

1 Тойнби А. Постижение истории. М., 1991. С. 156.

2 Год кризиса. 1938–1939. Документы и материалы. В 2 тт. М., 1990. Т. 1. С. 6.


Подпишитесь на нашу рассылку
и получайте интересные материалы на электронную почту