Регистрация
Вход

Геополитический излом истории. Хроники геополитических сражений

Автор публикации: Ивашов Леонид Григорьевич
Дата публикации: 2017
Вид издания: Книга
Тема публикации: Прикладная геополитика (война и мир)
Регион: Гео

Аннотация

Рушится однополярный «Pax Americana», основанный на гегемонии США, которые так и не смогли обеспечить стабильность и безопасность на Земле. Планета на пороге радикального пересмотра принципов глобального мироустройства. В борьбе за будущее схлестнулись не на жизнь, а на смерть великие державы Запада и Востока, финансовый олигархат, глобальные теневые структуры и военные блоки. 
В войнах нового типа фронты пролегли не по обрывистым берегам рек и не по укрепрайонам, а по культурно-цивилизационным разломам. В этих условиях характер и масштабы угроз для России выше, чем когда-либо со времен окончания Второй мировой войны. Противостояние в Арктике, угрозы с Востока, хаос на Юге, напор радикального ислама в Средней Азии и на Кавказе. Украинский кризис – лишь малая часть этой геополитической борьбы. Битва идет не за Украину, а за Россию, за Русский мир. В этой борьбе США пойдут на все, чтобы не дать возродиться России. 
Но Америка «заканчивается», равно, как и вся западная цивилизация. И это закономерность, а не случайность. Она достигла своего пика, разрушила мироустойчивость  и катится вниз. Наравне с кризисом экономическим и кризисом государственности, на Западе царит полнейшая деградация в духовно-нравственной сфере. На фоне этого у России сегодня есть шанс стать лидером мира в системе духовно-нравственных ценностей, на поле справедливости и международно-правовых отношений. Наша страна обладает огромным геополитическим потенциалом – у нас имеются огромные пространства, богатейшие ресурсы, возможность соединять Запад с Востоком. Народы мира с надеждой смотрят на нас. Именно поэтому будущее за Россией!

Текст

Внешние причины революций

«Кто контролирует Восточную Европу, тот и остров (Евразию). Кто контролирует мировой остров, тот распоряжается судьбами мира»

Х. Маккиндер

Говоря о внешних причинах Октябрьской революции в России, нельзя не упомянуть и еще одно историко-метафизическое обстоятельство. К началу ХХ столетия человечество развивалось по лекалам европейских держав и теневых структур. Мир был европоцентричным. Но сама Европа не являлась гомогенным образованием, ее раздирали антагонистические противоречия, ведущие евродержавы находились в состоянии перманентных войн, интриг, дележа территорий и капиталов. Заданная в XVII–XVIII вв. британской элитой модель развития мировой экономики базировалась на ограблении колоний, глобальном рабстве, наращивании финансовых капиталов, социальном размежевании общества. Вторжение на британские острова клана Ротшильдов задало тенденцию формирования мощной банковской системы, основанной на ссудном капитале и устремленной к теневой власти. Переход в энергетике от угля к нефти позволил в короткие сроки создать новые мощные финансовые структуры. Век машин постепенно трансформировался в век финансов. Вступая в ХХ столетие, ни Европа, ни набирающая силу Америка не могли предложить человеческой цивилизации никаких перспектив развития (нового Ренессанса). Запад к началу нового века оказался нищим в плане философских идей, концепций мироустройства, стратегий развития человечества в целом, извращалось предназначение человека, смысл его существования и направления развития. Отвергая духовно-нравственный путь развития человеческого сообщества и ставя во главу угла материально-потребительскую сущность человеческого бытия, западные элиты подталкивали человеческую цивилизацию к катастрофе. Запад настойчиво выстраивал моноцивилизационный тип мироустройства, лишал человечество культурно-цивилизационного многообразия и разновекторности развития. Китайская, индуистская, буддийская и исламская цивилизационные матрицы подавлялись, народы колонизировались, их культура разрушалась. Практически вся Африка превратилась в источник бесплатной рабской силы, древние цивилизации американского континента (майя, инки, ацтеки и др.) были уничтожены, их народы изгнаны со своих земель. В то же время Европа, а позднее и Америка отошли от христианских начал в религиозной культуре и стали «подгонять» религию под прагматические интересы господствующих классов. В мире были остро востребованы идеи справедливости, добра, высокой духовности. В России, с ее мессианской духовной сущностью, сохранившимся чувством совести, вселенскими идеями справедливого переустройства мира, созревал тот революционный потенциал, который и вырвался наружу в 1917 г., спровоцированный внешними и внутренними обстоятельствами. Можно утверждать, что в России со всей силой проявились общечеловеческие чаяния. Однако в силу действия разнородных сил, имеющих различные целевые установки, мы получили то, что получили.

К началу ХХ столетия мир оставался европоцентричным. Но Европа была уже далеко не Европой Ренессанса, посылавшей иногда человечеству импульсы древнегреческой культуры, знаний, красоты и гармонии, заполнявшие планетарное пространство великими открытиями в естествознании, мореплавании, географических исследованиях, философскими идеями, физико-математическими моделями и законами. Европа к началу ХХ столетия окончательно материализовалась, утратила духовный смысл бытия, усилила волю к власти над «дикими и варварскими» народами. Во второй половине ХIХ столетия сформировалась мировоззренческая платформа мирового господства англосаксов (теории границ Д. Тернера, предопределенной судьбы Дж. Стронга, «стратегия анаконды» А. Мэхена). В начале ХХ в. в США были заложены основы теории «хартленда» Дж. Маккиндера. Финансовые магнаты разработали тайную доктрину мирового правительства международных банкиров, где коренным образом изменялась функция денег: таковые должны были из средства, сопутствующего развитию наций, народов, государств, превратиться в субъект национальной и мировой власти. Группой мультимиллионеров на тайном совещании на острове близ США в 1908 г. была принята к действию формула мировой власти, которая звучала так: «Власть – это товар, пусть и самый дорогой. Поэтому мировая власть должна принадлежать международным финансистам». (Русская революция и советский проект задержали решение этой задачи почти на столетие.) В 1913 г. через искусственно спровоцированный кризис в США была создана частная финансовая корпорация под названием «Федеральная резервная система», позволившая лишить американское правительство реальной власти. О чем после президентства «плакался» Вудро Вильсон. Но у некоторых европейских монархов (в России в том числе) сохранялась полнота власти. В то же время мировые банкиры, получив огромную власть в Америке, Британии и Франции, думали только о прибылях и власти реальной, но закулисной, теневой. Этим устремлениям сильно мешали европейские империи, контролировавшие свои границы и передававшие власть по наследству. К тому же Россия, Германия, Австро-Венгрия и Турция ограничивали и жестко контролировали банковскую деятельность в своих странах, закрывали рынки для иностранных товаров. Перед мировыми банкирами встала задача открыть рынки империй, усилить влияние банков, либерализовать (ослабить) режимы путем внедрения демократических выборов, где всегда побеждают деньги, спровоцировать революции, и ликвидировать монархические империи. Метод был избран тандемный – война плюс революция. Иудаизм и еврейский капитал к началу ХХ в. приняли на вооружение доктрину сионизма, развернули широкую сеть масонских лож на территории России, легально образовали политическую партию Бунд. Т. Рузвельт, 26-й президент США (1901–1909) делал следующий акцент: «В мире не существует нации, которая бы в большей степени, чем Россия держала в руках судьбы грядущих лет»1. Но иную участь отводил Российской империи Мандель Хаус, техасский финансист, ставший впоследствии серым кардиналом президента США В. Вильсона: «Остальной мир будет жить более спокойно, если вместо огромной России в мире будет четыре России. Одна – Сибирь, а остальные – поделенная европейская часть страны». Разделенная таким образом Россия получала бы со стороны США «финансовую, промышленную и моральную поддержку по всем мыслимым направлениям»2.

Удалось спровоцировать и Германию, опять же по формуле: война плюс революция. Она была «обделена» колониями, а значит и рынками и сырьем. К тому же была заперта Англией в акватории Балтийского моря и не имела свободного выхода в мировой океан. Поэтому к первой мировой войне доминирующей геополитической доктриной Германии стала доктрина расширения жизненного пространства. Решить эту задачу германская элита попыталась военной силой.

К началу ХХ столетия сформировался международный альянс крупного финансового и промышленного капитала, политических и военных элит США и Западной Европы, который вошел в обиход (И. Ильин) как мировая закулиса. В его недрах вызрел план «нового мирового порядка», в соответствии с которым власть в мире должна перейти в руки международных финансистов. России, разделенной на несколько несамостоятельных квазигосударств, в этих планах отводилась роль поставщика сырья, дешевой рабочей силы и сферы приложения капитала западных стран.

В складывающейся непростой геополитической ситуации, вместо необходимого и немедленного волевого возвращения к исторически выверенному геополитическому проекту «Третий Рим плюс Евразия», Николай II выбрал западный проект, разработанный и организованный главными противниками русской государственности – мировым финансовым капиталом, мировым сионзмом и англосаксонской элитой, предусматривающий уничтожение Российской империи. Россия втянулась в мировую войну, предрешив свой конец. Свершившаяся Великая октябрьская социалистическая революция, при всем ее драматизме и трагичности, позволила не только сохранить страну, но и вернуть ей величие и православно - евразийскую геополитическую сущность. И вернула человечеству биполярный баланс сил и первозданный смысл жизни и развития человека разумного.

Л.Г. Ивашов, президент Академии геополитических проблем, д.и.н., генерал-полковник

Не выученные уроки русской революции 1917 г.: геополитический взгляд

Россия в факте своего исключительного духовного и географического евразийства оказывается тем особым местом, где в первую очередь можно говорить о возможности “христианского социализма”, способного соединить индивидуальное начало христианства (как гуманистическую традицию Европы) с общинным характером азиатского способа производства (как социальной культурой Востока). В России происходит важнейший цивилизационный стык.

Колонизируя новые земли, русский этнос не порабощал местное коренное население, как это проделывал Запад, а вовлекал его в совместное жизнеустройство и обеспечение защиты. Одновременно русские познавали местные обычаи, быт и культуру. Слияние обычаев, традиций и культур, синтез географических и природных факторов запустили процесс формирования геополитического пространства, получившего позднее название «Евразия». На этом пространстве создавалась будущая мощная держава-цивилизация под названием Российская империя. Она, как это доказывали евразийцы, являлась продолжателем государства скифов, державы гуннов, империи монголов. Евразия не только огромный континент, но и сформировавшийся в центре его суперэтнос. Тюрки-мусульмане поддерживали чистоту первоначального ислама, а верховная власть внимательно следила за соблюдением евразийского единства народов, населяющих Россию.

Центр проводил удивительно гибкую, чисто местную политику взаимоотношений с окрестными народами – широкие налоговые льготы, запрещение внедрения в Поволжье и за Уралом крепостного права, обнявшего уже всю центральную Россию, создание многонациональной армии, выдвижение на привилегированные позиции местной национальной элиты, запрет на насильственную христианизацию и конфессиональная терпимость. Николай I, а затем и Александр II фактически отошли от национально-религиозной политики своих предшественников и предприняли нажимные методы христианизации язычников, а также оказали давление на мусульманскую общину. Что и сказалось в 1917 – м.

Уже во второй половине Х1Х века англосаксонская элита в союзе (или под активным воздействием) с еврейским финансовым капиталом родили и развивали идею о мировом господстве. (Формула мирового финансового капитала, навязавшего странам мира золотой эквивалент, звучала в начале ХХ столетия так: «власть – это товар. Пусть и самый дорогой. Поэтому мировая власть должна принадлежать международным финансистам»).

Формула мирового господства англосаксов звучала по иному, но не расходилась в сущности с еврейскими финансистами. В основе таковой лежала «теория хартленда», где под «харлендом» (географическая ось Земли, срединная земля) подразумевалась Российская империя. Ее предложил англичанин Х. Дж. Маккиндер: «кто контролирует Восточную Европу, тот контролирует «хартленд». Кто контролирует «хартленд», тот контролирует Мировой остров (Евразию). Кто контролирует Евразию, тот распоряжается судьбами мира». Эта теоретическая концепция была изложена Х. Маккиндером, советником британского правительства, в 1904 году, и принята на вооружение. Но это теория, под которую возводилась стратегия. Стратегия финансистов заключалась в создании частной Федеральной резервной системы, втягивании России в «золотой эквивалент», дестабилизации ситуации внутри Империи, разрушении монархического режима и навязывании «демократического» правительства, устанавливаемого с помощью денег. Об этой форме разрушения российской государственности блестяще написал в 1906 г. полковник Генерального штаба ( в последующем генерал – лейтенант) Александр Дмитриевич Нечволодов в работе «от разорения к достатку». Процитируем выдержку из его работы, каксающуюся привязки в 1897 г. российского рубля к золотому эквиваленту: «Торговцы эти являются не только фактическими владельцами всего золота, находящегося на земном шаре; оно составляет лишь незначительную часть его богатств, так как портфели их обременены многочисленными обязательствами, состоящими из долгов всего человеческого мира, и при том обязательствами, переведенными ныне, на уплату золотом же. Люди эти свято помнят завет Моисеев, данный им

своему народу в пустыне:

«Ты будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать в займы; и господствовать будешь над многими народами, а они над тобой господствовать не будут» (Второзаконие XV. 6).

Перед нами стоит вопрос самой огромной важности: явится ли для России еще какая-нибудь возможность бороться с этим уже наполовину надвинувшимся над ней господством хозяев международного капитала». (htt ps//studfiles,net/ pewiew/5857051/)/ Напомним, что и Карл Маркс однозначно приравнивал деньги к золоту, то есть выполнял заказ Ротшильдов. (Только И.В. Сталин обхитрил мировой еврейский финасовый капитал, за что они его по сей день ненавидят.)

Американский адмирал Альфред Мэхэн предложил военную стратегию овладения Россией: «петлю анаконды», суть которой в блокаде российской территории, воспрещении выхода в мировой океан и к теплым морям, ограничении торговли и т.д. А конечную цель этой анаконды адмирала процитирую:

«Приступить к овладению всею полосой южной Азии между 30 и 40 градусами северной широты и с этой базы постепенно оттеснять русский народ к северу. Так как, по обязательным для всего живущего законам природы, с прекращением роста начинается упадок и медленное умирание, то и наглухо запертый в своих северных широтах русский народ не избегнет своей участи3». Очень гуманно, не правда ли?

В конечном итоге трагической формулой для Российской империи оказалась бинарная формула: война плюс революция. И на самой революции мировые финансисты неплохо заработали: «Похоже, что происходящая в России большевистская революция является на самом деле гигантской финансовой операцией, цель которой – переместить огромные денежные средства из-под русского контроля под контроль европейских и американских банков… чтобы на долгие годы обеспечить процветание и стремительный рост нашей экономики и стабильность доллара».

«Нью-Йорк таймс трибюн», от 24 января 1921г.

Поэтому включение в мировую войну, да еще на стороне вечных противников, было главной геополитической ошибкой российского государства. Полковник Генерального геополитический анализ мировой ситуации и международному положению России, убеждал, что от приближающейся войны России следует уклониться, так как в ней российских интересов не просматривается, а обещания, в том числе по вопросу проливов Босфор и Дарданеллы, никогда англичанами выполнены не будут. Его знаменитая фраза: «хуже войны с англосаксом может быть только дружба с ним», звучит и сегодня весьма актуально. Но к мнению выдающегося русского аналитика власть не прислушалась: Россия взвалила на себя главную тяжесть войны. Французский военачальник, главнокомандующий французской армией на первом этапе войны маршал Фош свидетельствовал: «Если бы не жертвенное наступление русских, Франция была бы полностью разбита уже через месяц».

Но государь и его свита, правительство империи были опутаны масонскими структурами и повязаны обязательствами, ничего общего не имеющими с национальными интересами, традицией и геополитической (православно-евразийской) доктриной России. Отсутствие четкой геополитической идеи, воспринимаемой всем (или большинством) населением, влечет к отказу от ранее действующей государственной доктрины, что тут же распыляет энергию народа, государство быстро хиреет. И в эту стремительно слабеющую державу, во все ее сферы жизни, хлынули проходимцы всякого рода со всего «цивилизованного» мира, направляемые масонскими структурами и объединенные общей идеей – свержения монархии. Волна террора стремительно нарастала, его жертвами становились видные общественные деятели-патриоты, генералы, градоначальники и губернаторы и, наконец, глава правительства П. А. Столыпин. Масштабность и целенаправленность терактов говорили за то, что террор хорошо организован и за ним стоят довольно мощные структуры и финансы.

Вступление в первую мировую войну за совершенно чуждые русским людям интересы стало решающим фактором грядущей революции. Главной движущей силой революций 1917 г. стала самая нереволюционная часть российского общества – крестьянство. А поскольку Россия оставалась аграрной страной, то главной народной фигурой оставался крестьянин. И роль крестьянской массы в судьбе государства была зачастую решающей. Крестьянин придал России общинный характер бытия. Крестьянство стало

главной революционной силой страны.

Параллельно следовало развитие следующих процессов:

  • либерализация значительной части интеллигенции и чиновничества под влиянием западничества;
  • усиление иностранного влияния на ситуацию в России через систему масонских лож, тайных обществ и финансирования революционных организаций (из 29 членов Временного правительства первого состава 22 являлись масонами4);
  • политический застой, нарастание политического хаоса 1912–1914 гг. и усиление социального брожения;
  • полный развал армии (к осени 1917  г. русской армии как боевой силы более не существовало) и деморализация полицейских сил, рост революционных настроений во всех слоях общества;
  • потеря доверия со стороны общества к императорской семье.

Страну охватил жесточайший системный кризис, она оказалась неуправляемой, революция становилась неизбежной, стоял лишь вопрос о сущности революции – куда, по какому пути пойдет страна. Глубинные его причины лежали в культурно-цивилизационной традиции: на российском геополитическом пространстве столкнулись начала двух альтернативных друг другу цивилизаций, двух смыслов жизни – чуждой западной и традиционной евразийской.

Запад к началу нового века оказался нищим в плане философских идей, концепций мироустройства, стратегий развития человечества в целом, извращалось предназначение человека, смысл его существования и направления развития. Отвергая духовно-нравственный путь развития человеческого сообщества и ставя во главу угла материально-потребительскую сущность человеческого бытия, западные элиты подталкивали человеческую цивилизацию к катастрофе.. В то же время Европа, а позднее и Америка отошли от христианских начал в религиозной культуре и стали «подгонять» религию под прагматические интересы господствующих классов. В мире были остро востребованы идеи справедливости, добра, высокой духовности. В России, с ее мессианской духовной сущностью, сохранившимся чувством совести, вселенскими идеями справедливого переустройства мира, созревал тот революционный потенциал, который и вырвался наружу в 1917 г., спровоцированный внешними и внутренними обстоятельствами

К началу ХХ столетия мир оставался европоцентричным. Но Европа была уже далеко не Европой Ренессанса, посылавшей иногда человечеству импульсы древнегреческой культуры, знаний, красоты и гармонии, заполнявшие планетарное пространство великими открытиями в естествознании, мореплавании, географических исследованиях, философскими идеями, физико-математическими моделями и законами. Европа к началу ХХ столетия окончательно материализовалась, утратила духовный смысл бытия, усилила волю к власти над «дикими и варварскими» народами. Финансовые магнаты разработали тайную доктрину мирового правительства международных банкиров, где коренным образом изменялась функция денег: таковые должны были из средства, сопутствующего развитию наций, народов, государств, превратиться в субъект национальной и мировой власти. Русская революция и советский проект задержали решение этой задачи почти на столетие.) В 1913 г. через искусственно спровоцированный кризис в США была создана частная финансовая корпорация под названием «Федеральная резервная система», позволившая лишить американское правительство реальной власти. Но у некоторых европейских монархов (в России в том числе) сохранялась полнота власти. В то же время мировые банкиры, получив огромную власть в Америке, Британии и Франции, думали только о прибылях и власти реальной, но закулисной, теневой. Перед мировыми банкирами встала задача открыть рынки империй, усилить влияние банков, либерализовать (ослабить) режимы путем внедрения демократических выборов, где всегда побеждают деньги, спровоцировать революции, и ликвидировать монархические империи. Метод был избран тандемный – война плюс революция. Иудаизм и еврейский капитал к началу ХХ в. приняли на вооружение доктрину сионизма, развернули широкую сеть масонских лож на территории России, легально образовали политическую еврейскую партию Бунд. Мандель Хаус, техасский финансист, ставший впоследствии серым кардиналом президента США В. Вильсона, писал: «Остальной мир будет жить более спокойно, если вместо огромной России в мире будет четыре России. Одна – Сибирь, а остальные – поделенная европейская часть страны». Разделенная таким образом Россия получала бы со стороны США «финансовую, промышленную и моральную поддержку по всем мыслимым направлениям» 5.

Свершившаяся Великая октябрьская социалистическая революция, при всем ее драматизме и трагичности, позволила не только сохранить страну, но и вернуть ей величие и православно - евразийскую геополитическую сущность. Страна стала в конечном итоге цивилизацией, не совсем по Данилевскому (об этом далее), но, тем не менее, мировой этно- культурной цивилизацией. И вернула человечеству биполярный баланс сил и первозданный смысл жизни и развития человека разумного. Но прежде, России предстояло освободиться от сионистской оккупации, которая была установлена сразу после революции. Именно, сионисты установили в стране жесточайшую диктатуру террора, создали и возглавили на всех уровнях репрессивный аппарат, уничтожали носителей русской культуры, образования, церкви. Цель – вырвать русские и национальные корни из народной жизни, подчинить Россию интересам еврейской мировой революции. Иосиф Сталин возглавил национально – освободительную борьбу русского и других российских народов, восстановил народную власть и под его руководством Россия, как союз 200 коренных народов, стала Великой державой, заложила мощный цивилизационный фундамент, сформировав братские отношения в среде советских народов, разгромила фашистскую силу Запада, сделала мир более справедливым и безопасным. Именно под влиянием Советского Союза была ликвидирована колониальная система, народы мира получили возможность самостоятельного развития и защиты. Это и есть главный итог Октябрьской революции.

Кто заказчик второй мировой, его цели?

Итак, 1917 год, в России революция. Не будем рассуждать о внешних и внутренних причинах революции, приведу лишь одну цитату:

Страна – новая Россия, переживая трагико – драматические события, становится совершенно иной: иная политика - внешняя и внутренняя, иные государственно – общественный уклад, экономика, социальная структура общества, плюс диктатура пролетариата и много другое, чему научились и недоучились у европейских марксистов. Но противники и их цели в отношении России остаются неизменными. Теория (формула мирового господства) «хартленда» англичанина Х.Дж. Маккиндера (кто контролирует восточную Европу, тот контролирует «хартленд» - Россию, кто контролирует «хартленд», контролирует Евразию, кто контролирует Евразию, тот распоряжается судьбами мира) продолжала работать на полную мощь. Неизменно работала и «стратегия анаконды» (сжатия континентального пространства России) американского адмирала А. Мэхэна. Напомню что эти «шедевры» были прописаны в самом начале ХХ столетия, до революции 1905 г. Активно действовала стратегия экономического удушения России. Золото Российской империи, находившееся в западных банках, и другие активы (драгметаллы, драгоценные камни, ювелирные изделия, ПРОИЗВЕДЕНИЯ ИСКУССТВА, и т.п.) В ходе иностранной военной интервенции из России вывозились любые материальные богатства, имеющие ценность в странах интервентах. По оценкам специалистов были присвоены ценные бумаги и авуары Российской Империи, размещенные в иностранных банках, а также вывезены из постреволюционной России оккупантами ценности на общую сумму эквивалентную 37 тысячам золота. 6 Только в США, по оценке газеты «Нью Йорк таймс» осело на полтриллиона долларов.

Однако удушить советскую власть в ходе гражданской войны и военной интервенции не удалось, встал вопрос о большой войне против СССР. В 1926 г. У. Черчилль представил британскому правительству план финансового удушения СССР путем организации международного антисоветского экономического фронта, а 24 января 1927 г. министр иностранных Англии О. Чемберлен – секретный меморандум, в котором утверждалось: «Нам больше ничего не остается делать, как внезапно объявить войну»7. В июне 1926 г. в Лондоне состоялась закрытая международная конференция (формально англо – германская), в которой приняли участие высокие представители военных кругов, разведки и бизнеса Британии, Германии, Франции, Польши, Румынии,Чехословакии, Болгарии, Турции и Ирана. Руководил закрытой частью конференции заместитель министра иностранных дел Великобритании по разведке М. Локкер – Лэмпсон, патронировал сам министр Остин Чемберлен. Суть этого сборища выразил один из ее участников Георг фон Лейхтенберг: «Будущий военный поход на Россию имеет наиважнейшее значение для политического и экономического роста стран Западной Европы». Британские и германские представители достигли договоренности о «финансовом содействии вторжению германской армии на Украину и Кавказ». Далее все шло в развитие этого замысла: привод к власти в Германии нужного человека, стремительное возрождение германской военно – промышленной мощи, популяризация нацизма, расчистка Гитлеру стратегического пространства на Восток, сдача Европы для решения главной геополитической задачи – уничтожения России (СССР). Готовили развязывание войны, прежде всего не глуповатые политики и туповатые генералы, а финансово – промышленный капитал. В 1911 г. именно евро – американские мультимиллионеры приняли т.н. «план Марбурга» в котором давалась следующая установка: «власть это товар, пусть и самый дорогой. Поэтому мировая власть должна принадлежать международным финансистам». То есть, формировался мировой финансовый интернационал. Правда, ряд западных исследователей считают эту касту националистами, следуя известной формуле идеолога германского нацизма Альфреда Розенберга, который в работе «Мифы ХХ столетия», 1930 г., возглашал: «Не каждый еврей банкир, но каждый банкир еврей».

«Экономический национализм … превратился в величайшее зло… Экономический национализм получил свое классическое выражение в «меркантилизме» ХV111 столетия, а желанная военная добыча включала в себя рынки и монополии»8 Блестящий русский аналитик, полковник генерального штаба А.Е. Вандам (Едрихин) в 1912 – 1913 г.г. дал пророческий прогноз и глубокий анализ будущих военных действий первой мировой, показал как Россия, благодаря стратегическому искусству англичан может быть вовлечена в совершенно ненужную ей войну: «… англичане, со своей стороны, подтверждают, что решение очередного для них германского вопроса возможно не единоборством Англии и Германии на Северном море, а общеевропейскою войною при непременном участии России, и при том условии, если последняя возложит на себя, по меньшей мере, три четверти всей тяжести войны на суше…Так как с ослаблением Германии единственною сильною державою на всем континенте останется Россия, то по ясному как день, толкованию лордом Керзоном одного из основных и неизменных принципов высшей английской стратегии,…английские стратеги с такой же спокойной совестью начнут устанавливать «баланс сил» против России….Или, выражаясь проще, приступят к образованию против нас коалиции.»9 В этой работе, а также в записке военному министру Империи Алексей Ефимович заклинал, что Россия ни при каких обстоятельствах не должна позволить втянуть себя в грядущую войну, «которая будет вестись исключительно в интересах Англии»

Привожу эти лишь некоторые факты, чтобы показать, что Россия в любом ее качестве с середины Х1Х века устойчиво позиционировалась геополитиками, государственными деятелями, промышленниками и финансистами Запада как военная добыча, и никак иначе. Таковой она остается и по сей день. Причем, нынешние санкции, демонизация России и ее руководства, «пятая колонна», военные приготовления Запада – все это уже было. Даже Нобелевская премия мира, как и Горбачеву и Обаме:

«Была ведь Объединенная Гитлером Европа…Остин Чемберлен получил орден подвязки и Нобелевскую премию мира… «Нобелевку» дали человеку, проторившему дорогу к второй мировой войне» 10 А если открыть первый номер журнала «Тайм» за 1939 г., то удивительным образом обнаружим «лучших людей мира». Человеком года объявляется …Адольф Гитлер! Далее в восторженных списках Чемберлен – старший, премьер – министр Англии, Беннито Муссолини и прочие подвижники Мюнхенского процесса оккупации Чехословакии.

1 Киссинджер Г. Дипломатия. М., 1997. С. 31.; а также А. Мэхен, Х. Маккиндер.

2 Архив полковника Хауса. Избранное. В 2 т. М.: АСТ, 2007. Речь идет о превращении разделенной России в сырьевые придатки США.

3 Mahan A. The infuence of Sea Power upon History 1660-1805/ Cambridge. 2010

4 Подробнее тему масонского влияния на ситуацию в России см. О. А. Платонов. Масонский заговор в России. М.: Алгоритм, 2011.

5 Архив полковника Хауса. Избранное. В 2 т. М.: АСТ, 2007. Речь идет о превращении разделенной России в сырьевые придатки США.

6 Мартиросян А.Б. Сталин и достижения СССР. М., Вече, 2007. С. 34).

7 Public Rekord Office, Cab, 24/184, p. 1

8 Тойнби А. Исследование истории. М., АСТ., 2009 С. 512.

9 Вандам А. Величайшее из искусств. Обзор современного международного положения при свете высшей стратегии. СПб, «Новое время» 1913. С. 27

10 Шумейко И. Вторая мировая перезагрузка М., Вече 2007. С. 15


Подпишитесь на нашу рассылку
и получайте интересные материалы на электронную почту