Регистрация
Вход

Геополитический излом истории. Хроники геополитических сражений

Автор публикации: Ивашов Леонид Григорьевич
Дата публикации: 2017
Вид издания: Книга
Тема публикации: Прикладная геополитика (война и мир)
Регион: Гео

Аннотация

Рушится однополярный «Pax Americana», основанный на гегемонии США, которые так и не смогли обеспечить стабильность и безопасность на Земле. Планета на пороге радикального пересмотра принципов глобального мироустройства. В борьбе за будущее схлестнулись не на жизнь, а на смерть великие державы Запада и Востока, финансовый олигархат, глобальные теневые структуры и военные блоки. 
В войнах нового типа фронты пролегли не по обрывистым берегам рек и не по укрепрайонам, а по культурно-цивилизационным разломам. В этих условиях характер и масштабы угроз для России выше, чем когда-либо со времен окончания Второй мировой войны. Противостояние в Арктике, угрозы с Востока, хаос на Юге, напор радикального ислама в Средней Азии и на Кавказе. Украинский кризис – лишь малая часть этой геополитической борьбы. Битва идет не за Украину, а за Россию, за Русский мир. В этой борьбе США пойдут на все, чтобы не дать возродиться России. 
Но Америка «заканчивается», равно, как и вся западная цивилизация. И это закономерность, а не случайность. Она достигла своего пика, разрушила мироустойчивость  и катится вниз. Наравне с кризисом экономическим и кризисом государственности, на Западе царит полнейшая деградация в духовно-нравственной сфере. На фоне этого у России сегодня есть шанс стать лидером мира в системе духовно-нравственных ценностей, на поле справедливости и международно-правовых отношений. Наша страна обладает огромным геополитическим потенциалом – у нас имеются огромные пространства, богатейшие ресурсы, возможность соединять Запад с Востоком. Народы мира с надеждой смотрят на нас. Именно поэтому будущее за Россией!

Текст

Другой вывод, вытекающий из первого – человеческое сообщество, отнюдь, не единое целое, не универсальное, а многоцветие культур, традиций, образов и смыслов жизни. Отрицая существование единой мировой культуры, Н.Я. Данилевский говорит о субъектах исторического развития, выделяя три вида исторических образований:

1) племена, являющиеся «этнографическим материалом» (финны);

2) народы, совершающие только «разрушительный подвиг» в истории (гунны, монголы, турки), и, наконец,

3) народы, ставшие «положительными деятелями истории», создавшие десять основных культурно-исторических типов:

· египетский,

· китайский,

· ассирийско-вавилоно-финикийский (халдейский или древне семитический),

· индийский,

· иранский,

· еврейский,

· греческий,

· римский,

· аравийский (ново-семитический) и

· германо-романский культурно-исторические типы.

К вышеперечисленным, Н.Я. Данилевский добавляет еще два американских мексиканский и перуанский, – погибшие насильственной смертью, не успев достичь всей полноты своего развития.

Каждый из указанных типов самостоятельным путем развивает свое индивидуальное духовное начало при определенных внешних условиях. При этом среди них существуют как «совершенно уединенные цивилизации» (Индия, Китай), так и «преемственные» (египетская, греческая, римская, еврейская, германо-романская). Помимо этого, все культурно-исторические типы подчиняются общим законам движения и развития. Таких законов Н.Я. Данилевский насчитывает пять:

1. Любое племя или семейство народов, характеризуемое отдельным языком или группой языков, довольно близких между собой, составляют самобытный культурно-исторический тип, если оно вообще по своим духовным задаткам способно к историческому развитию и вышло уже из состояния младенчества.

2. Дабы цивилизация, свойственная самобытному культурно-историческому типу, могла зародиться и развиваться, необходимо, чтобы народы, принадлежащие к этому типу, пользовались политической независимостью.

3. Начала цивилизации одного культурно-исторического типа не передаются народам другого типа. Любой тип вырабатывает ее для себя при большем или меньшем влиянии чуждых, предшествующих ему или современных цивилизаций.

4. Цивилизация, свойственная любому культурно-историческому типу, только тогда достигает полноты, разнообразия и богатства, когда разнообразны этнографические элементы, ее составляющие.

5. Ход развития культурно-исторического типа всего ближе уподобляется тем многолетним одноплодным растениям, у которых период роста бывает неопределенно продолжителен, а период цветения и плодоношения – относительно короток и раз и навсегда истощает их жизненную силу.

По теории Данилевского, на долю народа выпадает 3 роли:

1) Положительная деятельность культурно-исторического типа

2) Разрушительная деятельность, придающих смерти одряхлевшие цивилизации

3) Служение чужим целям в качестве «этнографического материала»

Выделил три основных формы взаимодействия цивилизаций:

1) Пересадка (колонизация) – политическая или религиозная экспансия развитых государств. Предлагает повсеместное распространение единственной формы цивилизации любыми средствами и методами.

2) Прививка (ассимиляция) – форма воздействия одного народа на другой, которая без учета культурной особенности создает условия для использования народа.

3) Удобрение – плодотворное воздействие развитой цивилизации на только еще складывающийся народ.

«Пересадка» имеет место обычно при колонизации, например, в случае открытия Америки, походов финикийцев. Это тотальное распространение универсальной формы цивилизации на почву тех народов, которые не способны сопротивляться такому насаждению. Именно таким образом «финикияне передали свою цивилизацию Карфагену, греки  Южной Италии и Сицилии, англичане – Северной Америке и Австралии»

«Прививка» — это своего рода передача культуры без учета специфики народов, подвергающихся «цивилизированию». Примерами такого рода воздействия можно считать Александрию в Египте, римские поселения в Германии и Галлии, европейский Санкт-Петербург среди ижорских деревень. Как выразился А.В. Белов, «при прививке привитый глазок продолжает жить своей жизнью, а дичок – своей».

«Удобрение» же, напротив, способствует и развитию и того типа, который «удобряет», и того типа, который подвергается «удобрению». Это самый плодотворный метод воздействия, при котором обычно развитой культурно-исторический тип воздействует на более молодой. Это своего рода творческая переработка достижений, накопленных предыдущими культурно-историческими типами.

При «удобрении» культурно-исторический тип сохраняет свою уникальную созидательную способность, перерабатывая под своим углом зрения результаты деятельности предшествующих или параллельных типов. Это – переработка творческая, осмысленная при сохранении уникального культурного бытия (религия, искусство, политика). Этим и обусловлена плодотворность влияния более развитого культурно-исторического типа на более молодой тип. Таким образом, области гармоничного заимствования должны ограничиваться в основном научными и техническими достижениями, так как они стоят вне культурной самобытности.


Данилевский делает вывод, что цивилизация тем разнообразнее и богаче, чем разнообразнее народности, входящие в образование типа.

Закон культурно - исторического типа гласит – период цивилизации каждого типа короток и вторично не наступает. Он оканчивается, когда народы, составляющие тип, выработали свою творческую энергию.

Прогресс, по Данилевскому, неоднозначен и не может быть одним для всех. Каждый културно – истрический тип (как и каждый народ) живут в своем истрическом времени, в своей стадии развития. Поэтому ни одна цивилизация не может гордиться, что достигла той или иной точки развития в сравнении с другими.

Данилевский также затронул проблему отношения национального и общечеловеческого. Считал, что цивилизационный процесс есть освобождение от «тесного» национального и постепенный переход к «просторному» цивилизационному. По его мнению, человеческое и национальное соотносятся между собой как родовое и видовое. Для Данилевского общечеловеческая цивилизация означала некий стандарт, соответствующий нормам толко европейской культуры. И поэтому для Данилевского не существовало и не могло существовать общечеловеческой цивилизации,

Еще хочу подчеркнуть один важный момент работы «Россия и Европа». Н.Я Данилевский, говоря о уникальности каждого культурно – исторического типа (цивилизации), утверждает начало, основание системы ценностей его культуры и поведеннеческой модели. Это культурно – цивилизационный код, «как высшее нравственное начало». Для Европы – это насильственность, для России – совесть.

«В.И. Ламанский: Россия как срединный мир»

Ламанский Владимир Иванович (26.06. (8.07) 1833, Петербург — 9.11. (2.12) 1914, Петербург), историк-славист, один из первых русских геополитиков, создатель исторической школы русских славистов, отстаивавшей славянофильские и панславистские идеи.
Владимир Иванович Ламанский, высокообразованный русский интеллигент, прошедший славную образовательную и научную школу и проявивший уже в студенческие годы неординарные аналитические способности и собственный взгляд на исторический процесс. Но не только за профессорским столом он творил свои теоретико – аналитические труды, но постигал жизнь в многочисленных поездках по России и Европе. Интересно, что он жил и творил в одно и то же время, что и другой выдающийся наш мыслитель Н.Я. Данилевский. Я их обоих ставлю в ряд основателей теоретической школы русской геополитики. Как и отца и сына Семеновых – Тяньшанских, Д.А. Милютина, Арсеньева, А.Е. Вандама и др. Причем, развивавших глубокую геополитическую теорию задолго до западных теоретиков «политической географии», создавали русский взгляд на историю и развитие человечества. Особое место в их творчестве занимали история и проблемы славянского мира, роль и место, а точнее миссия русского народа, Российской империи в системе государств и народов Европы и Азии. В.И. Ламанского с полным основанием можно отнести к течению славянофилов.

Он одним из первых стал рассматривать славянство как единый целостный организм, особый социокультурный мир, продолжая развивать и прилагать к конкретному историческому моменту идеи концепта «Москва – Третий Рим». И это было важно еще и потому, что в России набирало силу западничество. И не только в окружении государя, но и среди интеллигенции. Нашествие Наполеона забывалось и в моду вновь входило поклонение Европе. Уже в докторской диссертации (1871) он выдвинул теорию о греко-славянском мире как объекте самостоятельного исторического изучения, подверг резкой критике воззрения западноевропейских, прежде всего немецких, ученых на славянство и Россию как нечто низшее сравнительно с романо-германскими народами, предсказал "близкую борьбу России с новой Германской империей, когда последняя благополучно окончит свои дела на Романском Западе" Отмечу, что в 1969 году Н.Я. Данилевский пишет свою знаменитую «Россию и Европу», где также обосновывает тезис, что «Европа враждебна славянскому миру и России». Николай Яковлевич совершает переворот во взгляде на исторический процесс, утверждая что, не отдельные этносы и государства вершат историю, а культурно – исторические типы (мировые цивилизации),и что на российском пространстве формируется таковой тип. В творчестве В.И. Ламанского центральное место занимает его труд "Три мира Азийско-Европейского материка" (1892) — о германо-романском, греко-славянском и азиатском "мирах культурного человечества, имеющих географические, этнографические и культурные основы самостоятельного бытия", где как панславистские, так и геополитические воззрения автора получили наиболее развернутое обоснование. Он как бы развивает концепцию Данилевского в сторону евразийства (проявилось активно в среде русской эмиграции после революции 1917 г.), закладывая теоретическую основу евразийской доктрины Российской империи..
С точки зрения В.И. Ламанского, именно Евразия является центром распространения современной мировой цивилизации и "все, что поныне создано человечеством замечательного и великого в религии и философии, в искусствах, науках, промышленности, в общежитии, в государственном и международном праве, принадлежит всецело племенам и народам Азийско-Европейского материка1" Все же остальные территории (Африка, обе Америки, Полинезия, Австралия), по его предположению, были заселены именно из Евразии. И это не дань политической моде или патриотический порыв русофила, а научно обоснованный труд седого академика Российской Академии Наук, председателя антропологического отделения Русского географического общества.
И здесь Ламанский выступает истинным евразийцем. В основе его подхода приводится ряд объективных факторов. Во-первых, это "климатические условия и великое разнообразие природных богатств", во-вторых, "выгодное отношение береговой линии к поперечнику внутренних стран, удобное направление и расположение горных хребтов и речных систем"2
Строение континента, горные хребты, условия морских берегов, климат производят первоначальные группировки на нем человечества. Эти группы развивают оригинальные цивилизации. Цивилизации, наслаиваясь на известных территориях Евразии, создают крупные типы — "миры".
Таких миров Ламанский насчитывает три. Это — "собственная Европа", "собственная Азия" и "Средний мир" который — "не настоящая Европа и не настоящая Азия… там где Азия уже кончается, но Европа еще не начинается". Критерием разделения миров становятся "границы религий, наречий, нравов, общественного и государственного строя". И это почти по Н.Я Данилевскому, который цивилизацию определял как сообщество народов, объединенных общностью языка, территории проживания, религии и общностью исторической судьбы.
В.И. Ламанский уже в Х1Х веке разглядел то, что наблюдается сегодня на европейском пространстве: :Европа политически не едина, и никогда таковой не была . Как и запад в целом. Об этом же говорит и Н.Я. Данилевский. Да и на цивилизацию он не тянет, скорее это антицивилизация. "Собственно Европейский" мир по мнению Ламанского это шесть практически самостоятельных частей: Великобритания, Франция, Испания, Скандинавия, Германия и Италия. Общим для этих частей одного мира является наличие схожих,, но все же существенно отличающихся элементов — романского и германского, которые "не настолько смешались, чтобы слиться в одно целое, и не настолько уже разобщены, чтобы не могли сходиться во множестве общих интересов и даже, по частям стремиться к союзам и внешним соединениям"3 Сегодня этот тезис проявляется полностью, добавляя еще большей неоднородности в связи с мощным вторжением в Европу США. Нет и социального единства даже в Евросоюзе, где, как и в США господствует транснациональный капитал. Азиатский "мир" представляется Ламанскому абсолютно раздробленным, поскольку там имеет место "решительное отсутствие … преобладания одной веры, одного языка, одной народности"4 вот совершенно иное состояние ученый разглядел в
«Срединном мире", в России. Здесь он наиболее целостен в социально-культурном, религиозном и этническом отношениях. Несмотря на наличие множества разнородных элементов, стержневую роль в этом "мире" играет славянский этнос, исповедующий "восточное христианство", а все остальные вероисповедания и национальности играют вспомогательную роль в историко-культурном развитии. Географический фактор также играет немаловажную роль для единства "Среднего мира", поскольку "единство Русской империи обусловлено совершенным почти отсутствием в ней крупных внутренних расчленений"5
Россия имеет вид "особого материка". Основная часть его территории — однообразие равнин и степей. В отличие от Западной Европы, все шесть частей которой имеют выход к морю и населены "жадными к новому, подвижными жителями", в России господствует "охранительный консервативный характер" обитателей. Завершенность этот "особый материк" получает лишь, будучи дополненным остальной восточной закарпатской и задунайской греко-славянской Европой. Прибрежный юго-запад "среднего мира" — области во многом благоприятные для развития личной бойкости, духа партикуляризма и местной автономии, для образования небольших торговых республик, но, подчеркивает Ламанский, для охраны своих территорий, средиземноморские славяне и греки всегда будут нуждаться в покровительстве мировой державы — России и заинтересованы в скреплении связей с ней. Как современно звучат эти мысли применительно к нынешним Украине, Молдове, Греции, Сербии.
Помимо географического, религиозного и этнического единства "Среднего мира" Ламанский обозначает еще одну важную характеристику. Это единство социально-психологического плана. С его точки зрения христианско-направленному социальному характеру людей Среднего мира свойственны "безграничное стремление к свободе духа во всех проявлениях человеческой деятельности, полнейшее уважение к достоинству и правам человеческой личности, без различия полов, званий и состояний, сознание внутренней обязательности для каждой, без исключения, личности, раскаяния, самопожертвования и братского благоговения к людям"6 Критики и тогда и сегодня обвиняют В.И. Ламанского в чрезмерной идеализации русского характера. Но….
в 1938 году в фашистской Германии выходит в свет книга немецкого философа В. Шубарта «Европа и душа Востока»7. Послушаем немца, несколько его фраз. Но прежде, у него душа Востока это Россия. «Русский находится в постоянной связи с вечностью (с.130)… Европеец читает книгу, чтобы узнать, о чем в ней идет речь. Русский читает, чтобы узнать что-то о себе…Т.е. книга для него – это способ самопознания, а не приобретение (С.174). ..К русскому чувствуешь расположение, как только с ним лично познакомишься. Европеец же импонирует тебе, пока ты знаком с ним лишь по его достижениям. Отсюда, широко известное «отрезвление» жителей Востока, впервые попавших на Запад, и неожиданное приятное удивление, людей приезжающих в Россию … Европа есть царство предметной деловитости, Россия есть родина души»8 (С. 173, 175) И последнее у Шубарта: «Англичанин хочет видеть мир как фабрику, француз — как салон, немец — как казарму, а русский — как церковь. …Будущие столетия принадлежат славянам» Уверен, что автор внимательно читал Достоевского, Данилевского и Ламанского, они, видимо, ему очень близки по духу и мировоззрению. Естественным и постоянным центром культурно-географического и политического тяготения этого разнообразного в этнографическом отношении мира является Российская империя. Азиатская граница России большей частью совпадает с границей между Азией и Средним миром (которую таким образом Ламанский отодвигает далеко на восток от Уральского хребта), а граница последнего с "собственно Европой" — романо-германским миром — идет от Данцига (Гданьска) на Триест и дальше, обозначая территории Восточной Европы, Греции, Турции (включая Константинополь), приморья Сирии и Малой Азии, а также Кавказа, населенные славянскими и "древне — христианскими" народами.
Миры, географически смежные друг с другом, входят во взаимные столкновения. В результате борьбы миров появляются новые политические территориальные группировки, новые их соотношения. Со второй половины XIX в. претензию на культурно-политическую гегемонию в Европе предъявила объединенная Германия, желая одновременно задавить и греко-славянский мир. Таким образом, по Ламанскому, кровавый конфликт между Европой в лице Германии и Россией неизбежен.
Другой зреющий конфликт Ламанский усматривал на азиатском материке, и это, по его мнению, обусловлено несколькими причинами. Во-первых, даже высокоразвитые азиатские культуры — китайская и японская — отстали от современной Европы и России во всех отношениях настолько, что не смогут наверстать упущенное, не говоря уж о турках, персах, монголах и татарах, которые, с его точки зрения, находятся в состоянии "полного духовного истощения и упадка или самой неотесанной грубости". Во-вторых, "не-русская Азия" никогда не была "приведена к единству политическому и религиозному, не собиралась в одно целое" вследствие разных причин, в том числе и географических, и этнических.
Именно эти две основные причины обусловили, по Ламанскому, современное положение колониального раздела Азии между европейскими государствами. На основании приведенных аргументов Ламанский также делает вывод о том, что государственная независимость всех азийских государств будет постепенно ослабляться, что неизбежно повлечет новую борьбу за сферы влияния, в которой Россия будет просто вынуждена принять участие. В этом контексте, выглядит вполне разумным тот путь, которому следует Россия: в отличие от "собственно Европейских" стран, как отмечает автор, присутствие которых инородно для Азии, которые расценивают Азию как место "эксплуатации, выгодных рынков, практическую школу административных и государственных талантов"9 (С. 10), Россия приобретает азиатские пространства абсолютно другим способом: она осваивает пространства путем колонизации, заселением на постоянной основе, что делает уже освоенные территории не похожими на "собственно азиатские", и переводит их в границы "Среднего мира".
Евразийские геополитические выкладки Ламанский дополняет идеей деления России на 13 особых антропо-политико-географических зон10, предвосхитившие масштабные разработки его ученика — В.П. Семенова-Тян-Шанского, вместе с которым Ламанский участвовал в многотомном издании "Россия. Политико-географическое описание нашего отечества" (1899–1914).
В целом смысл и направление научных поисков Ламанского сводились к обоснованию "миродержавной роли нашего славянского племени", которая должна завоевываться не столько внешнеполитическими действиями, сколько внутри России, причем не в Петербурге и в Москве, а в провинции — освоением огромных пространств, подъемом экономической жизни и упорядочением бытовых условий, улучшением хозяйства, культуры земледелия и промышленности, а главное, успехами самобытной, неподражательной русской образованности.

И завершая эту историческую тему, могу лишь воскликнуть: как мудры были наши великие предки, как прогностически они смотрели далеко вперед, оставили нам закономерности развития человеческого сообщества и нашей матушки России. К сожалению, мы, наследники их знаний и культуры разменяли на западные бредни, джинсы и доллары. Аминь!

А в развитие вышесказанного предлагаю статью о самом страшном сумашествии в истории человечества.

Часть 2

Судьба России: революция плюс война

«Движимая враждебными побуждениями Европа была заинтересована в военном и революционном крушении России»

И.А. Ильин. Основы борьбы за национальную Россию. Нарва, 1938. С. 19

Русскую революцию 1917 года нельзя понять, если рассматривать ее только с материалистических позиций, или с точки зрения логики развития современного политического процесса. Необходим метод геополитического анализа, включающий в себя исторический, религиозно – философский, пространственно – этнический, культурно – цивилизационный, финансово – экономический, социальный элементы исследования. При этом подчеркнем: события 1917 г. в России есть следствие глобальных мировых процессов, причем процессов опасных для выживания и развития всего человечества. Человечество к началу ХХ столетия зашло в исторический тупик. Запад, несколько веков назад сменив в качестве лидера Восток, к началу ХХ столетия контролировал более 80 проц. суши, производил 74 проц. мирового валового продукта, задавал человечеству смысл жизни и направления развития, доминировал в науке, культуре, техническом прогрессе, навязал миру свою (капиталистическую) модель экономики. При этом, опираясь на превосходство военной силы, финансовое закабаление, коварство политической стратегии, колонизировал и обращал в рабство народы других цивилизаций, разрушал их традиции, культуру, знания, экономику, разобщал и уничтожал не только племена, но и целые мировые цивилизации. И все это в интересах узких социальных групп, жаждущих наживы и власти. Да и внутри Запада разгорались неразрешимые противоречия. Именно внутри западной цивилизации вспыхнули первая, а затем и вторая мировые войны. Все это грозило гибелью человечества. Необходимо было эту грядущую трагедию остановить. Выбор пал на Россию, которая сама втягивалась в западную орбиту, что противоречило ее сущности и историческому предназначению. Поэтому необходимо было внутреннее очищение, разворот на свою историческую тропу, а затем - пример иного, спасительного пути развития для человечества.

Глубинные причины русской революции 1917 г.: геополитический взгляд

« В шестой час, в полдень, когда зной

мира и господства расслабил Рим и Византию,

призвал Он скифов: русских, сербов

и всех остальных славян»

Святитель Николай Сербский


Русскую революцию 1917 года нельзя понять, если рассматривать ее только с материалистических позиций, или с точки зрения логики развития современного политического процесса. Необходим метод геополитического анализа, включающий в себя исторический, религиозно – философский, пространственно – этнический, культурно – цивилизационный, финансово – экономический, социальный элементы исследования.

При этом подчеркнем: события 1917 г. в России есть следствие глобальных мировых процессов, причем процессов опасных для выживания и развития всего человечества. Но для начала несколько выводов и закономерностей из анналов русской геополитической школы (подробнее в работе: «Л. Ивашов. Геополитика русской цивилизации. М., 2015):

- человечество может развиваться только по законам космоса и природы ;

- в человеческом сообществе, как и в любом живом сущем есть противоположности (плюс – минус, травоядный – хищник, добро – зло), и условием существования должен быть баланс между ними;

- историческое время не линейно, но циклично, и эра Востока сменяется эрой Запада, и наоборот (что мы наблюдали в истории и наблюдаем сейчас);

- главными субъектами человеческого сообщества являются мировые цивилизации, имеющие определенные функции и роли в мировом процессе;

- функции русской цивилизации: балансировать отношения между Западом и Востоком, объединять самые различные народы на основе любви и равноправия, указывать человечеству пути и направления его развития.

Эти функции подкрепляются заданными каждой цивилизации свойствами, местоположением и соответствующим потенциалом.

Итак, человечество к началу ХХ столетия зашло в исторический тупик. Запад, несколько веков назад сменив в качестве лидера Восток, к началу ХХ столетия контролировал более 80 проц. суши, производил 74 проц. мирового валового продукта, задавал человечеству смысл жизни и направления развития, доминировал в науке, культуре, техническом прогрессе, навязал миру свою (капиталистическую) модель экономики. При этом, опираясь на превосходство военной силы, финансовое закабаление, коварство политической стратегии, колонизировал и обращал в рабство народы других цивилизаций, разрушал их традиции, культуру, знания, экономику, разобщал и уничтожал не только племена, но и целые мировые цивилизации. И все это в интересах узких социальных групп, жаждущих наживы и власти. Да и внутри Запада разгорались неразрешимые противоречия. Именно внутри западной цивилизации вспыхнули первая, а затем и вторая мировые войны. Все это грозило гибелью человечества. Необходимо было эту грядущую трагедию остановить. Выбор пал на Россию, которая сама втягивалась в западную орбиту, что противоречило ее сущности и историческому предназначению. Поэтому необходимо было внутреннее очищение, разворот на свою историческую тропу, а затем - пример иного, спасительного пути развития для человечества.

1 Ламанский В.И. Три мира Азийско-Европейского материка. Пг., 1916, с 1.).

2 Там же

3 Ламанский В.И. Три мира Азийско-Европейского материка. Пг., 1916, с. 34-35..

4 Там же, с. 17.

5 Там же.

6 Там же. С. 51

7 Шубарт В. Европа и душа Востока. М., Эксмо. 2003

8 Там же. С, 130, 173, 174, 175

9 Ламанский В.И. Три мира Азийско-Европейского материка. Пг., 1916, С. 10

10 Ламанский В.И. "Набросок плана будущего Русского этнографического музея", 1901,


Подпишитесь на нашу рассылку
и получайте интересные материалы на электронную почту