Регистрация
Вход

Геополитический излом истории. Хроники геополитических сражений

Автор публикации: Ивашов Леонид Григорьевич
Дата публикации: 2017
Вид издания: Книга
Тема публикации: Прикладная геополитика (война и мир)
Регион: Гео

Аннотация

Рушится однополярный «Pax Americana», основанный на гегемонии США, которые так и не смогли обеспечить стабильность и безопасность на Земле. Планета на пороге радикального пересмотра принципов глобального мироустройства. В борьбе за будущее схлестнулись не на жизнь, а на смерть великие державы Запада и Востока, финансовый олигархат, глобальные теневые структуры и военные блоки. 
В войнах нового типа фронты пролегли не по обрывистым берегам рек и не по укрепрайонам, а по культурно-цивилизационным разломам. В этих условиях характер и масштабы угроз для России выше, чем когда-либо со времен окончания Второй мировой войны. Противостояние в Арктике, угрозы с Востока, хаос на Юге, напор радикального ислама в Средней Азии и на Кавказе. Украинский кризис – лишь малая часть этой геополитической борьбы. Битва идет не за Украину, а за Россию, за Русский мир. В этой борьбе США пойдут на все, чтобы не дать возродиться России. 
Но Америка «заканчивается», равно, как и вся западная цивилизация. И это закономерность, а не случайность. Она достигла своего пика, разрушила мироустойчивость  и катится вниз. Наравне с кризисом экономическим и кризисом государственности, на Западе царит полнейшая деградация в духовно-нравственной сфере. На фоне этого у России сегодня есть шанс стать лидером мира в системе духовно-нравственных ценностей, на поле справедливости и международно-правовых отношений. Наша страна обладает огромным геополитическим потенциалом – у нас имеются огромные пространства, богатейшие ресурсы, возможность соединять Запад с Востоком. Народы мира с надеждой смотрят на нас. Именно поэтому будущее за Россией!

Текст

Дональд Трамп и безопасность России

«США находятся на пороге катастрофического экономического кризиса, гораздо более худшего, чем кризис 2008 г.»

Рон Пол, экономический эксперт, апрель 2015 Приход команды Д. Трампа, его предвыборные тезисы и первые президентские действия, говорят о том, что США примут и будут реализовывать новую геополитическую доктрину. О ее сути можно и нужно спорить. Но ее контуры, как мне представляется, обозначены. Это подъем производственной экономики, основанной на шестом технологическом укладе, отказ от политики американской глобальной финансово – силовой диктатуры, завоевание мирового лидерства, включая военную составляющую - технологическое превосходство. Транснациональные корпорации и банковский сектор США, развязав силовые проекты по всему миру, истощили американский бюджет. К тому же американский финансовый капитал уходит на Восток, в АТР, еще более оголяя американскую экономику и формируя новый центр накопления капиталов. Поэтому вместе со сменой президентов, должны меняться и доктринальные установки. Успех Трампа – это, прежде всего, успех национальных интересов, американского национального капитала над транснациональным. Но успех всего лишь тактический. А дальше предстоит большая игра, большая драчка внутри самой Америки и мировой элиты.

Что ждать от Д. Трампа в военно – стратегической сфере?

«Отныне у нас будет новый принцип управления страной: Америка – первая. Америка – впереди…И мы снова сделаем Америку великой»

Дональд Трамп

Д. Трамп, видимо знает, что огромная часть военного бюджета США растворяется на необъятных просторах бесконечных войн в Афганистане, Ираке, Сирии, Ливии. Деньги идут на зарплаты и страховки, на боеприпасы и ремонт, на топливо и транспортировку, а также на снабжение от ракет до туалетной бумаги и услуг дантиста. Естественно, везде коррупция, откаты, закупки по завышенным ценам. Однако не нужно строить иллюзий, что с приходом в Белый дом нового президента угрозы в адрес России уменьшатся, уровень ее безопасности повысится. Неизменным было, есть и будет упорное стремление США ослабить экономическую и военную мощь РФ, ее международное влияние, расколоть страну на несколько государственных образований, затормозить или разрушить интеграционные процессы на постсоветском пространстве. Это стратегическая цель любой американской администрации, она преемственна и Трамп не исключение.. Д. Трамп более рационален и прагматичен, чем Б. Обама. Он обладает большим интеллектуальным потенциалом, организаторским опытом ( и талантом), сильными волевыми качествами. И сокращая или закрывая одни программы, он будет развивать и наращивать другие, возможно менее затратные, но более эффективные. Но оборонная составляющая его политики однозначно будет направлена на укрепление военного потенциала, на повышение наступательности, и даже агрессивности в военной сфере. Уже двинулась авианосная группа США к китайским берегам, идет обсуждение увеличения военного присутствия в Афганистане и в Ираке, новый министр обороны США призвал страны НАТО говорить с Россией с позиции силы и усиливать альянс.

Сейчас по поручению сената США проводится исследование состояния СНВ - стратегических наступательных вооружений (ядерный обзор), после чего в рамках скорректированной геополитической доктрины, будут приняты новая военная и внешнеполитическая стратегии. О возможных направлениях и вариантах чуть ниже, а сейчас несколько слов о результатах ядерного обзора – 2000 г. и нынешнем состоянии американских СЯС. Был сделан вывод о необходимости понижения роли СЯС и были приняты два важных стратегических решения: развертывание глобальной многоярусной системы ПРО и принятие Стратегии быстрого глобального удара. В последующем, при Обаме – Медведеве был подписан Договор СНВ – 3, облегчающий американцам реализацию этих решений. Сегодня США также стоят перед выбором. И главный вопрос: что делать со стратегическими ядерными вооружениями? Позиция администрации Дж. Буша заключалась в следующем: обмен ракетно – ядерными ударами с Россией не желателен, и не возможен, поскольку приведет к взаимному уничтожению. Поэтому ставка была сделана на концепции быстрого глобального удара, в результате которого большая часть российских СЯС должна быть уничтожена, страна поставлена на колени, а возможный ответный удар будет парализован развернутой глобальной системой ПРО. Реформы Сердюкова – Макарова способствовали реализации американских планов. Со сменой руководства минобороны РФ и выделением дополнительных финансовых средств на оборону, ситуация стала меняться кардинально. С одной стороны, Россия заложила разработку новых ракетно – ядерных комплексов, обладающих повышенным потенциалом преодоления ПРО. И при этом решительно обошла США в качестве и эффективности баллистических ракетных комплексов наземного и морского базирования. С другой – приняла меры к усилению фактора неядерного сдерживания, что и было зафиксировано в новой военной доктрине РФ. Да и в действиях против террористических структур на сирийском фронте продемонстрировала боевые возможности этого фактора в виде дальнобойных высокоточных крылатых ракет и применения стратегической авиации. С третьей стороны, Россия в военном отношении сильно «задружилась» с Китаем, в том числе, и против американских стратегий быстрого глобального удара и ПРО. Так что, стратегические решения Дж. Буша, продолженные Б. Обамой не принесли ожидаемого эффекта. Да и щедро профинансированные программы БГУ и ПРО, как и другие военно – технологические задумки американских глобализаторов, не нашли технологических решений по ряду параметров или оказались неподъемными для экономики и бюджета. Тем не менее, Д. Трамп заявил, что СНВ – 3 является ущербным для США. Что он имел в виду, пока не ясно, но тема обозначена и касается, прежде всего, российско – американских отношений. Причем, той области, где у РФ имеется нечто похожее на паритет с американцами.

Какое ядерное наследство получает Д. Трамп, и что с ним будет делать?

« Вместе мы сделаем Америку снова сильной, вернем Америку богатство, вернем Америке гордость, вернем Америке безопасность. И да, вместе мы сделаем Америку снова великой!» Дональд Трамп

Если оценить стратегические ядерные силы США (СНВ) за последние двадцать лет, то можно сделать вывод об их намеренной деградации, которая, по оценкам ряда американских специалистов, с 2005 года приняла необратимый характер. Видимо, это связано с тем, что при всей риторике о наступательном ядерном сдерживании, в США большую ядерную войну за обладание мировым господством вывели за скобки, и стали развивать другие, более эффективные средства и способы вооруженной борьбы, которые более гибко сочетаются с политико – дипломатическими и специальными действиями в рамках гибридной войны. Новые ядерные заряды не проектируются уже более 30 лет. Стратегическая авиация предполагала к 2000 году иметь в своем распоряжении 230 современных стратегических бомбардировщиков: 130 Б-2 и 100 Б-1Б. Однако в действительности к 2015 году США сумели сохранить лишь 65 самолетов, из которых 44 являются древними Б-52, и которые должны были быть сняты с вооружения еще в 1996 году. Б-52 остаются единственными носителями крылатых ракет большой дальности с ядерной боевой частью. Последний Б-52H вышел из сборочного цеха 26 октября 1962 года. Кроме того, США есть 19 стратегических бомбардировщиков Б-2 и 67 межконтинентальных бомбардировщиков Б-1Б. Однако использовать их для нанесения удара по сильному противнику в принципе невозможно. При разработке сверхзвукового бомбардировщика Б-1Б был допущен фатальный конструктивный просчет. Эта машина может нести лишь свободно падающие бомбы и ракеты малой дальности.. Вследствие этого, производство данных машин было прекращено, а уже выпущенные — бесполезно ржавеют на стоянках.

Не заложена возможность нести ракеты большой дальности и в стратегический самолет – невидимку Б-2, поскольку рассчитывали на то, что зону ПВО он будет преодолевать за счет своей невидимости. Однако цена Б-2 по 2 миллиарда 100 миллионов долларов за штуку оказалась неподъемной даже для США. А самое главное, что радары российских «МиГов и Сухих» прекрасно видят невидимые Б-2 на фоне земли. Другими словами невидимости не случилось, и их выпуск в настоящее время полностью прекращен. В целом, за последние 20 лет американский парк стратегических бомбардировщиков сократился более, чем на 80 %, что говорит о полном распаде данной компоненты стратегических ядерных сил США, и перспектив ее восстановления не предусмотрено..

В США имеется всего лишь один тип межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования. Это «Минитмен-3» – изделие времен вьетнамской войны, устаревшее морально и технически. Попытка американцев в ответ на нашу «Воеводу» (Р-36м) создать тяжелую МБР типа «Пискипер» («Миротворец») с треском провалилась. Ракетный комплекс, на создание которого было затрачено по различным оценкам до триллиона долларов, включая затраты на производство и постановку на боевое дежурство 50 МБР, просуществовал меньше 20 лет и был снят с боевого дежурства без всякой замены. Также провалилась попытка создать на базе «Пискипера» боевой железнодорожный комплекс.

Полным провалом США закончилась и широко разрекламированная компания по созданию 500 легких МБР типа «Миджитмен» — аналог нашего «Тополя». В сухом остатке на вооружении стратегических ядерных сил США в их наземной компоненте остается 450 полностью устаревших МБР, не имеющих средств преодоления противоракетной обороны.

Несколько лучше обстоит ситуация с баллистическими ракетами подводных лодок (БРПЛ). К 2000 году США планировали иметь 480 баллистических ракет, размещенных на 20 атомных подводных лодках, но на сегодня в составе ВМС США 14 таких подводных лодок с 336 баллистическими ракетами. Они, несомненно, являются самыми боеспособными из ядерной триады США. Однако подлодки класса «Огайо» были сконструированы и начали строиться также во времена вьетнамской войны. Немного новее лишь ракеты «Трайдент-II» («D5»), стоящие на этих субмаринах. В последние годы ставка сделана на многоцелевые атомные подлодки типа «Вирджиния». Сторонники развития СНВ развернули кампанию за усиление ядерного потенциала США, напирая на то, что другие страны наращивают ядерные вооружения и обходят американцев в этом вопросе. Да и союзников нужно прикрывать от России, Китая, КНДР и Ирана. Полагаю, что Д. Трамп не пойдет на увеличение расходов на серьезную модернизацию стратегических ядерных вооружений. Более того, его команда может поставить вопрос об их дальнейших сокращениях, вовлекая в этот процесс Россию и Китай. Стратегическое ядерное оружие все более становится политическим фактором, влияющим на статусное положение государства, и в какой – то мере, сдерживающим моментом в развязывании широкомасштабной войны. Но полной гарантией военной безопасности не является ни для США, ни для России.

ПРО и БГУ – как приоритет в военной стратегии Д. Трампа

«Мы будем лидировать с позиции силы… США будут применять военную силу, при необходимости используя ее в одностороннем порядке». Из Стратегии национальной безопасности США – 2015.

Вторым стратегически важным вопросом для нового президента США и его команды станет вопрос о ПРО. В 2002 г. США приняли решение о создании национальной системы ПРО США, основным оружием которой должны были стать ракеты-перехватчики большой дальности GBI (Ground Based Interceptors), и региональной ПРО (ПРО на ТВД), для перехвата ракет средней и меньшей дальности. Также в системе ПРО США созданы два позиционных района развертывания ракет-перехватчиков GBI на Аляске и в Калифорнии, радарные установки системы ПРО США расположены в Норвегии и Гренландии Наземный эшелон будет дополнен третьим позиционным районом, расположенным в Европе. Задана программа создания в рамках системы ПРО ракет - перехватчиков с разделяющимися головными частями (РГЧ ИН), а также перехватчиков крылатых ракет большой дальности.

Активно развивается морская часть системы ПРО США - это ракеты SM-3 размещенные на крейсерах и эсминцах ВМС, оснащенных боевой информационно-управляющей системой AEGIS (Иджис). Эти ракеты способны перехватывать как ракеты средней дальности, так и МБР на срединной и заключительной траекториях полета. Они несут боевое дежурство в районах, приближенных к территории потенциального противника и в районах эффективного перехвата МБР на орбитальной траектории, совершают регулярные заходы в районы потенциального развертывания в Средиземном, Северном, в Черном и Баренцевом морях. Программа предусматривает создание к 2041 году 84 кораблей с системами «Иджис».

Третий эшелон системы ПРО обеспечивает действия двух первых - это сеть спутников обнаружения. Планировалось также, что в ближайшие 10-20 лет США могут развернуть в космосе боевые аппараты, способные осуществлять перехват ракет, а также создать серийные беспилотные летательные аппараты (БПЛА) и самолеты-перехватчики с лазерными установками, которые будут нести дежурство в воздухе близ территории потенциального противника и перехватывать ракеты на старте. В интересах разведывательно-информационного обеспечения стратегической системы ПРО, находящейся в зоне Тихого океана, Пентагон развернул крупнейшую стационарную РЛС раннего предупреждения с фазированной решеткой в Биле (Калифорния). Три другие: РЛС SBХ-Band Radar размещена на морской платформе с водоизмещением 50 тыс. тонн у берегов Аляски, вторая наземная РЛС "Кобра Дэйн", прошедшая модернизацию под задачи ПРО, установлена на о. Шемия (Аляска), а третья мобильная AN/TPY-2 наземного базирования размещена у местечка Шарики (северная часть о. Хонсю, Япония). К ним также относятся: соответствующие средства ведущих стран НАТО, а также давно действующие наземные РЛС раннего предупреждения стратегической системы ПРО США, которые были развернуты на территории Великобритании (в Файлингдейлсе) в 1962 г., Дании (под г. Туле, о. Гренландия) в 1961 г. и в 1998 г. на севере Норвегии (Вардё), что примерно в 60 км от границы с Россией. Все указанные РЛС прошли в последние годы модернизацию. К 2020 году число современных ракет - перехватчиков превысит количество развернутых носителей, предусмотренных Договором СНВ-3 для каждой из сторон, что, безусловно, подорвет российско - американский ядерный баланс

Учитывая мощное давление военно – промышленного лобби, и то обстоятельство, что в американском производственном секторе ВПК занимает ведущую роль (до 70 проц.) Д. Трампу не удастся затормозить программу ПРО, но возможно будет сокращение затрат на ее завершение. Программа ПРО, в отличие от СНВ, способствует развитию экономики шестого технологического уклада. Даже в ходе возможных переговоров с Россией по СНВ, американская сторона откажется обсуждать проблему ПРО. Это не в их правилах обсуждать проблему, где они лидируют.

А что касается реализации программы БГУ, то это направление может стать приоритетным. США уже совершили прорыв (несмотря на ряд испытательных и технологических неудач) в создании гиперзвуковых крылатых ракет, большой (стратегической) дальности (до 6 тыс. км), высокой точности, способных нести ядерный заряд. При Трампе этот компонент, как и оружие на новых физических принципах будет развиваться ударными темпами. И, скорее, силы и средства БГУ будут постепенно заменять парк МБР и БРПЛ. Доктрина «наступательного ядерного сдерживания путем устрашения», возможно, будет изменена: из нее уберут слово «ядерного», и это будет подано как миролюбие Д. Трампа. России же и, возможно Китаю, будет предложено радикальное сокращение (или полный отказ) от межконтинентальных баллистических ракет и стратегических бомбардировщиков. Но на обсуждение темы БГУ США не пойдут. И, вообще, американская дипломатия и пропаганда раскрутят тему ядерного разоружения.. И это обстоятельство может резко охладить отношения между США и Россией, и между их лидерами. Цель Вашингтона – достичь полного военного превосходства над Россией и Китаем, девальвировав их ядерные потенциалы, наша задача – сохранить возможность ответно – встречного удара, как пока еще, сдерживающего фактора.

Другие направления наращивания американской военной мощи

«Защита приведет к большому процветанию и большой силе… Америка снова начнет побеждать. Побеждать, как никогда раньше» Д. Трамп

Еще одним важным направлением военной политики США станет милитаризация космоса. Причем, космические вооружения будут дополнять средства БГУ и ПРО. Кроме разведывательно – информационных, спутников связи и навигации, на орбиты будут выводиться ударные спутники - оружие класса «космос – космос» (противоспутниковые), «космос – поверхность», «космос – баллистические ракеты». Разрабатывается проект применения из космоса кинетического оружия - «Жезлы Господни». Испытание (сильно засекреченное) «мини-шатла» «Х – 378» военного назначения подтверждает версию решающего доминирования США в космической сфере. И, естественно, ни на какие международно – правовые ограничения по космосу американцы не пойдут.

В последние два десятилетия серьезное развитие и военное применение нашли беспилотники (БПЛА), или дроны.

В настоящее время на вооружении армий мира стоит не менее 100 000 единиц БПЛА военного назначения. Это ударные БПЛА - вооруженные ракетами, многоцелевые ударно-разведывательные БПЛА, корректировщики огня и т.п. Невысокая стоимость БПЛА стимулировала американских разработчиков к созданию технологии нападения на объект группой БПЛА, так называемой технологии роя. С использованием роя БПЛА, несущего легковоспламеняющиеся вещества, могут быть организованы объемные взрывы, сопоставимые по своей разрушительной способности с действием оружия массового поражения

Кроме того, и могут эффективно использоваться группировками для решения широкого спектра специальных задач, а именно:

- нападение на руководителей страны, как в резиденциях, так и при передвижениях, в связи с тем, что автомобильные кортежи, самолеты, вертолеты, и поезда первых лиц практически беззащитны от атак с применением БПЛА;

- организация террористических атак на объекты промышленной инфраструктуры (АЭС, ТЭЦ, газовые и нефтехранилища и т.д.), объекты и средства транспорта (грузовые и пассажирские поезда, метрополитен, вокзалы, аэропорты, переправы, мосты и эстакады), социальные объекты (стадионы, концерты, массовые уличные мероприятия и т.д.), и т.д.

- подавление пунктов управления и бортовых командных систем (авиации, кораблей, ракет и т.д.)

- совместно с роботами обеспечивать тактический перевес (господство) на поле боя.

Создание БПЛА большой грузоподъемности приведет к размещению на них мощных ударных средств (включая ядерные боезаряды), для действий в стратегии БГУ и ПРО. В ближайшее время беспилотные аппараты могут стать технической основой американской Стратегии быстрого глобального удара. Десятки тысяч дешевых беспилотников с высоким уровнем автономности, кроме того организованных в «рои», могут решать задачи, поставленные в Стратегии, существенно эффективнее чем несколько тысяч сверхдорогостоящих единиц высокоточного оружия

Эффективных средств борьбы с подобными средствами нападения в мире нет. Уничтожение БПЛА при помощи традиционных огневых средств, в боевых условиях, слишком дорого и малоэффективно.

Принимая во внимание катастрофически быстрый рост количества беспилотных систем нападения, их постоянное совершенствование, а также отсутствие эффективных средств борьбы с ними, следует констатировать, что описанная выше проблема имеет для России ранг угрозы национальной безопасности.

И об одном типе оружия. Представляя Стратегию национальной безопасности США в феврале 2015 г.в Конгрессе Б. Обама подчеркнул:

«Возрастающие угрозы кибербезопасности, агрессия России, ускоряющееся воздействие климатических изменений, вспышки инфекционных заболеваний – все это усиливает тревогу за глобальную безопасность… Мы формируем глобальные стандарты кибербезопасности и создаем международный механизм по срыву и изучению киберугроз». Видимо, совсем не случайно Россию обвинили во вмешательстве в избирательный президентский процесс в США.

Акцент СНБ – 2015 на киберугрозы и обеспечение кибербезопасности, наряду с созданием Главного киберкомандования и развитием его структур (более 40 тыс. личного состава), позволяет прогнозировать следущее:

говоря для прикрытия о киберугрозах, руководство США вероятно планирует широкие наступательные действия по поражению киберобъектов противника. Таковыми могут быть: военные системы управления войсками (силами) и военно-техническими средствами, включая СЯС, космическую группировку, системы ПВО, командные пункты. возможен вывод из строя автономных систем управления МБР и БРПЛ мощным электромагнитным импульсом в момент разделения ступеней. Свидетельством готовности является знание ими циклограммы АСУ передаваемой американцам в соответствии с соглашением между РФ и США об обмене телеметрической информацией в рамках Договора

СНВ-3.

В экономической сфере: дезорганизация работы финансовых структур, крупных банков, прежде всего, выведение из строя важных объектов экономики (атомные электростанции, опасные производства, современные технические сооружения, узлы нефте - и газопроводов). Цель – ослабление экономического потенциала страны – объекта воздействия, срыв реализации планов развития.

В социальной сфере: воздействие на сознание и психику больших масс населения и правящих элит, с целью формирования состояния подавленности, агрессивности, апатии, и создания условий для массового протеста и дестабилизации обстановки в стране.

Непременно с развитием общегражданского производства на основе 5-6 технологических укладов, будут появляться новые возможности для создания новых видов оружия. Естественно, будут изменяться способы ведения военных действий, и в целом военное искусство. Получит развитие тенденция более эффективного использования «мягкой силы». Достигнув решающего военного и военно – технологического превосходства над главными противниками, США станут более решительно проводить операции «мягкой силы» по всему миру, включая Россию.

И несколько слов о НАТО. Кандидат в президенты США Д. Трамп назвал альянс устаревшим организмом. В нашем экспертном сообществе поспешили сделать вывод, что он распустит альянс. Но ведь Трамп говорил и о том, что будет поддерживать прежние союзы и создавать новые. И 18 февраля с.г. он признался, что является фанатом альянса. Можно полагать, что НАТО получит новое дыхание в виде большей активизации и ответственности евростран. США заставят еврочленов НАТО не только больше платить, но и активнее перевооружаться (за свой счет, общая сумма увеличения может составить до 100 млрд. долл. в год), совершенствовать структуры, осваивать новые способы военных действий.

Борьба с терроризмом. Что стоит за этим?

«Мы объединим цивилизованный мир против радикальных исламских террористов. Мы уничтожим их полностью, сотрем с лица земли» Д. Трамп

Иллюзия совместной борьбы против ИГИЛ заключается в том, что США при Трампе сделают все возможное, чтобы вернуть полный контроль над Ближним Востоком (над углеводородами региона), разрушить наметившийся альянс России, Ирана и Турции, выдавить влияние России, укрепить (поставить) проамериканские режимы в странах, которые перестали ориентироваться на США. Собственно, такие задачи Д. Трамп уже поставил перед сотрудниками ЦРУ. Первый шаг сделан: объявлены санкции против Ирана. Следующим шагом будет дестабилизация Турции, чтобы вернуть Эрдогана под американское управление. Затем последуют операции против Египта, Сирии, Иордании, Ирака и других. И далее – формирование нового военно – политического альянса в регионе под американским контролем и в интересах США. И Россия приглашается к участию не в качестве равноправного партнера или союзника, а в качестве помощника Вашингтона, с последующим сужением ее роли и веса.

Подводя итог, можно констатировать, что политика Трампа будет более жесткой (в том числе и против России), чем у Обамы. Россия, чья экономика составляет 6 проц. от американской, а объем высокотехнологичной продукции на мировом рынке составляет 0,3 проц., не сможет противостоять нажиму США, В военной сфере после завершения строительства глобальной ПРО, мы будем уступать американцам по всем направлениям, включая ядерный компонент, и особенно в современных высокотехнологичных вооружениях. США будут базироваться в серийном производстве военных систем на шестом технологическом укладе, мы на четвертом. А одиночные прорывы в некоторых видах вооружений, в целом проблему противостояния с США не решат. К тому же Трамп набирает в свою команду опытных, возрастных специалистов, которые опираются на мощную интеллектуально – аналитическую систему. Они то и сформируют новую геополитическую доктрину, политическую и военную стратегию. Российский «мальчишник» в правительстве, говоруны в Госдуме, и разрозненные и аналитические группы, каждая со своим мнением, проиграют американским «коллегам» по всем статьям. Тем более, в отсутствии внятной цели развития страны, стратегического планирования, всеобщей коррупции и сплошного непрофессионализма.

Российские ВКС, корабельная группировка, штабы, продемонстрировали блестящие результаты на сирийском фронте. Да, и в целом Минобороны и Мид РФ, высоко подняли престиж России на международной арене. Но это всего лишь участие в региональном конфликте и избирательное применение частей вооруженных сил. Это еще не война, в которой военные действия всецело опираются на экономику..

Что касается соотношения с американцами в военно – технической сфере, то здесь нужно учитывать состояние российской экономики, технологический уклад нашей промышленности, ее способность удовлетворить потребности вооруженных сил в современных и перспективных системах вооружений. Мне представляется, что здесь мы ни американцам, ни китайцам не конкуренты. Об этом говорят объективные данные международных организаций. Есть такой фактор как интегральный показатель мощи государства. В разработке его методологии участвовали и институты РАН. Так, вот наиболее слабый элемент российской мощи это система управления, здесь нам отводят лишь 14 место. Интегральный показатель по экономике отводит РФ лишь 10 место. По инновационной продукции, робототехнике, БПЛА, нано – биотехнологиям, мы практически на мировом рынке не присутствуем. Добавим 131 место по уровню борьбы с коррупцией. Проще говоря, мы одна из самых коррумпированных стран мира, и это впервые в ее истории. По качеству и протяженности автомобильной дорожной сети мы занимаем 174 место из 176 стран.

Следует признать, что оборонка живет в основном за счет советского научно – технологического задела, при этом, не опираясь на перспективную общегражданскую индустрию. Поскольку ее как системы не существует, и мы катастрофически отстаем от всего мира. Вот два примера.

«Надо, чтобы бизнес понял, что если он сегодня не пойдет в нанотехнологии, то пропустит все на свете и будет в лучшем случае в телогрейке работать на скважине, которой будут управлять наши друзья и партнеры».

России нужна долгосрочная стратегия развития инноваций, иначе «когда завершится раздел энергетического рынка в мире, можно остаться ни с чем».

Из выступления Премьер-Министра РФ Фрадкова от 15 декабря 2005 года

«Предлагаю запустить масштабную системную программу развития экономики нового технологического поколения, так называемой цифровой экономики. В её реализации будем опираться именно на российские компании, научные, исследо-вательские и инжиниринговые центры страны.

Это вопрос национальной безопасности и технологической независимости России, в полном смысле этого слова – нашего будущего».

Из послания Президента России Путина В. В. Федеральному собранию от 01.12. 2016 года.

Это фиксация того, что эа 10 лет ничего в этом плане правительство и бизнес не сделали. Т.е. не приступали к перестройке экономики и продолжаем сидеть на трубе. Сейчас военно – политическое руководство страны робко поставило задачу возобновить производство стратегических самолетов Ту – 160. Оборонка в отчаянии: даже скопировать не можем. Авиапромышленность в развале, «Суперджет», увы, не наш, он собран из узлов и агрегатов «Боинга» и «Аэробуса», свой Ту – 204 и другие подобные проекты загублены, технологическое проектирование (инжиниринговые кампании) практически отсутствуют. В основном держатся на плаву те направления и отрасли, где были иностранные и госзаказы. Нарушены кооперационные связи, утрачены или безнадежно отстали в развитии многие научно – конструкторские школы, отсутствуют инженерные и технические кадры. Ожидать прорывов от нынешнего правительства – это очередная иллюзия. Ведь все, о чем говорит Д. Медведев, делается наоборот. В 2013 г. Правительство РФ приняло постановление об увеличении субсидий для ВУЗов по продвижению их в сотню лучших ВУЗов мира. 10 февраля 2017 г. Медведев подписал постановление Правительства о сокращении финансирования ведущих ВУЗов на одну треть (12,7 млрд.руб). На развитие научно – технологического комплекса сокращение составит 25 млрд. рублей. И заложенные правительством темпы «развития» российской экономики (1.5. проц. в год), это программа отставания навсегда.

Так что приход в Белый дом Дональда Трампа только подчеркнет нашу военно – техническую отсталость. А может, заставит и действовать.

Л.Г. Ивашов, Президент Академии геополитических проблем, д.и.н., член «Изборского клуба», генерал - полковник



Подпишитесь на нашу рассылку
и получайте интересные материалы на электронную почту