Регистрация
Вход

Геополитический излом истории. Хроники геополитических сражений

Автор публикации: Ивашов Леонид Григорьевич
Дата публикации: 2017
Вид издания: Книга
Тема публикации: Прикладная геополитика (война и мир)
Регион: Гео

Аннотация

Рушится однополярный «Pax Americana», основанный на гегемонии США, которые так и не смогли обеспечить стабильность и безопасность на Земле. Планета на пороге радикального пересмотра принципов глобального мироустройства. В борьбе за будущее схлестнулись не на жизнь, а на смерть великие державы Запада и Востока, финансовый олигархат, глобальные теневые структуры и военные блоки. 
В войнах нового типа фронты пролегли не по обрывистым берегам рек и не по укрепрайонам, а по культурно-цивилизационным разломам. В этих условиях характер и масштабы угроз для России выше, чем когда-либо со времен окончания Второй мировой войны. Противостояние в Арктике, угрозы с Востока, хаос на Юге, напор радикального ислама в Средней Азии и на Кавказе. Украинский кризис – лишь малая часть этой геополитической борьбы. Битва идет не за Украину, а за Россию, за Русский мир. В этой борьбе США пойдут на все, чтобы не дать возродиться России. 
Но Америка «заканчивается», равно, как и вся западная цивилизация. И это закономерность, а не случайность. Она достигла своего пика, разрушила мироустойчивость  и катится вниз. Наравне с кризисом экономическим и кризисом государственности, на Западе царит полнейшая деградация в духовно-нравственной сфере. На фоне этого у России сегодня есть шанс стать лидером мира в системе духовно-нравственных ценностей, на поле справедливости и международно-правовых отношений. Наша страна обладает огромным геополитическим потенциалом – у нас имеются огромные пространства, богатейшие ресурсы, возможность соединять Запад с Востоком. Народы мира с надеждой смотрят на нас. Именно поэтому будущее за Россией!

Текст

Л.И.: — Это печальная судьба будет. Государство российское должно издать законы, указы — не публичные, конечно, чтобы считать их участниками боевых действий. И защитить семьи погибших. Надо организовать спецоперации и даже войсковые операции, если будет ополчение отходить с боями к нашей границе. Вот здесь обеспечить коридор. Не нужно нам быть святыми в этой бесовщине. Международное право разрушено сегодня Западом.

«Переправа»: — Вы хотите сказать, что мы коридор должны обеспечить?

Л.И.: — Да. Во имя спасения жизней наших людей. На нашу территорию падают сегодня снаряды, мины, летят пули. Да, нужно играть в этот политес, нужно заявить, что есть угроза жизни и т.д. А мы создаём зону безопасности. Мы создаём эту зону, вводим войска. Не туда, не на Киев, а где-то в зоне нескольких десятков километров создаем зону безопасности для себя, и туда отходят народное ополчение, выходят наши люди. Жизнь человеческая дороже этих тысяч кубометров газа...

«Переправа»: — А если сегодня будет объявлено, что наша группировка войск вводится на Юго-восток? Вы представляете себе такую ситуацию?

Л.И.: — Вполне представляю.

«Переправа»: — Как вы к этому отнеслись бы?

Л.И.: — Я только одобрю, поддержу.

«Переправа»: — Это будет уже «официальная» война России с Украиной?

Л.И.: — Нужно просто просчитывать последствия того, о чем мы говорим. Ибо в итоге на Украине, на Юго-востоке, там же будут обязательно натовские авиационные соединения, базы, объекты. Там появятся и системы противоракетной обороны американской...

«Переправа»: — Но по Конституции — Украина объявила себя безблоковой страной. А украинские законы запрещают присутствие иностранных войск на ее территории...

Л.И.: — Но Украина уже имеет соглашение с НАТО о размещении контингентов альянса на украинской территории. Да, впрочем, сегодня международное право это команда американского сержанта.

«Переправа»: — Тогда получается, что мы можем спровоцировать ввод войск НАТО на Украину?

Л.И.: — Хватит играть в политес.

«Переправа»: — Тогда на земле Украины схлестнутся в бою русские Иваны и американские Джоны?

Л.И.: — Этого они хотят. Они, янки, попытаются послать европейцев, но нормальные европейцы туда не пойдут. Так было в Югославии.

«Переправа»: — И мы не спровоцирует их на это вторжение?

Л.И.: — Мы должны сказать миру, что нас вынудили... Ну, мир сегодня такой. Мы еще надеемся на то, что если наши самолеты где-то возле границы с Украиной полетали, то американцы свою операцию по Украине остановят. Обама не может остановить. США вложили в Украину большие деньги, там уже пухнут карманы у бизнеса, у военно-промышленного комплекса Америки. Если он остановит эту операцию, его завтра ждет импичмент. Они все заложники — больших экономических интересов своих элит — и Обама и Порошенко. Там большой бизнес орудует, олигархат действует.

«Переправа»: — А если мы сейчас все же введем свои подразделения на Украину для проведения спецопераций, вы уверены, что американцы не отреагируют сразу, не высадится, допустим, в Западной или в Центральной Украине?

Л.И.: — Все варианты надо просчитывать. Всегда такие операции должны проводиться комплексно, продуманно.

«Переправа»: — Ситуация на Украине вносит много коррективов в российско-американские отношения. США неизбежно расквартируют свою военную инфраструктуру и на территории «незалежной». Сперва заставят Порошенко и Раду изменить Конституцию. А России получит совсем рядом новую военную угрозу. Как будем реагировать?

Л.И.: — Нам надо перестать полагаться только на свой ядерный потенциал. И давно пора иметь вблизи США — где-то на Кубе, в Венесуэле группировку сил и средств, которая тоже сможет в течение 3—7 минут нанести удар по США...

«Переправа»: — Создать военно-политический противовес? Вы предлагаете, чтобы сейчас на Кубе тоже что-то поставили?

Л.И.: — Да, по согласованию с Гаваной развернуть там нашу базу, вернуться в Лурдес, направить туда наши ракетные крейсеры и т.д.

«Переправа»: — Чтобы взять под прицел США?

Л.И.: — Если они нас держат под прицелом и окружают, то почему мы должны мириться с этим? Я в свое время занимался проблемами уязвимости территорий. И сделал свой вывод. Самая уязвимая в мире территория страны — это американская территория. Они ее не защищают. Потому что они привыкли воевать где-то за тысячи километров. И вот взять под прицел эту территорию мы обязаны!

«Переправа»: — Один из видных американских аналитиков назвал последний год Путина выдающимся. Вы понимаете, это Сирия, это Иран, это победа на Олимпийских играх, это Крым, это Сноуден. Сегодня миллионы людей говорят: почему Путин молчит, не реагирует? Будем считать, что Юго-восток Украины нами проигран? Как это скажется на авторитете Путина?

Л.И.: — Мы с вами военные люди, и нас учили, что если обозначился тактический успех или где-то прорвали мы оборону противника, то нужно наращивать на этом направлении силы, развивать тактический успех в оперативный и потом в стратегическую победу. Вот на что нам нужно было идти. Владимир Владимирович здесь действительно сделал крупные шаги, но это был всего лишь тактического масштаба успех. И он с Крымом стал перерастать в оперативный. И его нужно было развивать — признавать независимость Донецка и Луганска, признавать итоги их референдума... Затем — подписали соглашение о том, что Россия окажет им помощь в создании спецслужб, контрразведки, армии. Я убежден, что сначала истерика была бы и в Киеве и в Вашингтоне... А тем временем наши корабли во главе с «Петром Великим» идут к американским берегам, «Искандеры» появляются на территории Белоруссии, подводные лодки стратегического назначения вышли на боевое дежурство в Атлантику, ударная авиация перебазируется поближе к нашим границам с НАТО... То есть такая комплексная операция. И я убежден, что сначала была бы истерика, а потом она стала бы угасать...

«Переправа»: — Почему Путин этого не сделал?

Л.И.: — Я не знаю. Видимо, профессионалов среди советников не хватает. А нужны такие, как генерал Гареев, это мирового уровня фигуры, обладающие огромным стратегическим опытом…

«Переправа»: — Но ведь согласитесь, что задачки перед президентом очень непростые. Если вводим войска, Украина нам за газ не платит.

Л.И.: — Бояться этого не нужно. Вы не платите за газ, мы вам его не поставляем. Надо быть последовательными. Не надо шарахаться — то 285, то 485 долларов. Серьезное государство так не поступает. Мы запутались в своей нелогичности, непоследовательности. Путин высокий имидж получил за Крым, авторитет у народа, авторитет у народов мира. И он, конечно, все соизмеряет. Вот он введет войска, как это будет расцениваться тем же международным сообществом, плюс ему или минус? Он не хочет терять с таким трудом добытые очки. Тут, видимо, и еще один фактор работает. Наверное, какие-то там рычаги давления лично на Путина, на его команду у американцев есть. То ли это финансовые, то ли какие-то политические.

«Переправа»: — Неужели вы считаете, что эти сказки о его 45 миллиардах, которые якобы лежат в банке США, уже бы не вскрылись после Крыма?

Л.И.: — Владимир Владимирович из спецслужб, он осторожный человек. И вряд ли что-то непосредственно записано на него. У него есть окружение из сферы богатых людей...

«Переправа»: — Но в любом случае — эти его 45 миллиардов лежат в банках США?

Л.И.: — Я не знаю. Лично на него, я убежден, нет.

«Переправа»: — Откуда гуляет эта байка, что Путин проявляет нерешительность, потому что у него 45 миллиардов долларов лежат в американских банках?

Л.И.: — Информационная война. Спланировали операцию, она называется «Путин». Задача — дискредитировать. Приписали. Но то, что вокруг него есть близкие люди — миллиардеры, и по ним был нанесен удар, по их интересам…

«Переправа»: — Ситуация на Украине породила в России скрытую олигархическую оппозицию. Ведь ее экономические интересы пострадали...

Л.И.: — Да, конечно. Любой олигарх не в восторге, если замораживают его несколько миллиардов… Где-то Владимир Владимирович кому-то помог стать миллиардером. Такие ему наверняка клялись: до гроба будем верны, не обидим. Но я психологию людей, которые получили доступ к большим деньгам, изучал. Поначалу олигарх готов клясться. Потом, когда он становится супербогатым, мозг у него начинает работать в другом направлении. У него начинает расти самомнение, что я своим непосильным трудом заработал эти несчастные 20 миллиардов... Когда ему наносят удар, и он лишается миллиарда, двух, десяти, он начинает косо смотреть на Путина и перестает быть, по крайней мере, союзником. И ему плевать на российские интересы. Его родина — это его прибыль, его миллиарды. Понятно, они могут раскланиваться вежливо и т.д., но они в жесткой оппозиции к президенту.

«Переправа»: — Представьте, что на следующей неделе мы с вами идем в кабинет Путина. Сядет Владимир Владимирович перед нами и скажет: «Не мне вам рассказывать, как сложилась ситуация на Украине. Давайте, пожалуйста, мне советы, — что нам делать с Украиной?». И как вы ему ответите?

Л.И.: — Я скажу так. Владимир Владимирович, я в 2012 году вам давал совет. Вам нужно создать мощный аналитический центр. У нас сегодня в России полно аналитиков, но нет сфокусированной по различным направлениям госполитики. Вы получаете отрывочные сведения. Нам нужно срочно собрать мощнейшие аналитические умы, подключить разведку, ФСБ и т.д. И понять, что сегодня происходит на Украине. И выдать Вам предложения стратегического уровня.

«Переправа»: — Это, типа, как у Обамы ситуационный центр, который работает день и ночь?

Л.И.: — Ну конечно. Когда ты не знаешь, по обрывкам получаешь эту информацию, ты не можешь представить картину в целом.

«Переправа»: — У Путина же есть советники. Ушаков, например…

Л.И.: — Ушаков, он хороший дипломат, профессиональный. У нас каждый вид разведки докладывает свое и т.д. Но разведка несет информацию всего лишь. Ее нужно анализировать.

«Переправа»: — Вы сказали, что надо центр создать. Но он говорит: центр я завтра создам, а сейчас что делать с Украиной?

Л.И.: — Например, мы в 11 часов встречаемся с ним. Владимир Владимирович, в 18 часов чтобы этот центр заседал.

«Переправа»: — И повестка дня — что нам делать с Украиной?

Л.И.: — Первое. Что происходит на Украине? И мы тогда рисуем картину. Мы это делаем до 12 часов ночи. К 6 утра мы на основе оценки ситуации вырабатываем предложения президенту. В 8 часов утра мы докладываем президенту предложения, а он уже принимает решение...

Переправа.org

11.07.2014

ЕДИНСТВЕННЫЙ ДРУГ ДОНБАССА — ЭТО РУССКИЙ НАРОД1


Секретарь Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины Александр Турчинов во вторник призвал официально прекратить АТО в Донбассе и найти другой формат «защиты от гибридной войны с Россией». Он напомнил, что по закону президент может применять боевые подразделения ВСУ только в двух случаях: военное положение и антитеррористическая операция.

Нынешняя украинская верхушка, узурпировавшая власть в результате госпереворота, доводит страну до критической точки кипения. И сохранить свою власть она может, только объясняя народу причины безработицы, нищенского социального положения, причины того, что экономика не работает, что идёт распродажа и земли, и экономических объектов зарубежным инвесторам. Всё это узурпаторы могут объяснить только с точки зрения войны — «беда пришла откуда не ждали и мы не виноваты в этом». По-другому им просто не сохраниться. Уже внутри так называемой «элиты» началась грызня. А народ начинает понимать, что вся болтовня власти ведёт только к обнищанию и к деградации в целом украинской государственности. Поэтому майданные правители постоянно что-то придумывают. Порошенко работает на то, чтобы обострять отношения с Россией, пугать агрессией с востока, стращать визовым режимом. Пастор в камуфляже Турчинов идёт тем же путём, как и все, кто захватил свои должностные кресла в 2014 году. Ведь самым упёртым прыгунам уже надоело АТО и то, что из Донбасса и Луганска постоянно везут трупы «освободителей». Поэтому сейчас Киев хочет поднять масштаб операции, чтобы официально объявлять врагом, ведущим войну против украинского государства, уже не только Донбасс и Луганск, что уже приелось. Сейчас «слуги народа» идут на то, чтобы объявить войну России. Но войну в обычном её классическом значении они нам объявить не могут — нет силёнок для этого. Поэтому переходят к формату гибридной войны. Но война есть война.

Как может выглядеть предложение Турчинова на практике? Конечно, «херои» походным маршем на Москву не пойдут (хотя Турчинов обещал и такое) — там нечем ходить к нам. Будет усиление противостояние, и не только в медийной сфере. Например, будут осуществлять кибератаки. Введут визовый режим, прервут транспортное сообщение с РФ и практически закроют границу. Но, конечно, самое опасное, что могут пойти большой войной на Донецк и Луганск. Уже сегодня Киев сосредотачивает там группировки. Турчинов не упоминает Крым, говорит об «оккупированных территориях Юго-востока». Понятно: они попытались дестабилизировать Крым блокадами, готовили всякого рода теракты — но сорвалось. Скорее всего, и в дальнейшем в Крыму будет спокойно. А Донецк и Луганск под угрозой. Что значит «антитеррористическая операция» и «операция по освобождению территорий»? Это большая разница. В антитеррористической операции бандеровцы не могут масштабно применять авиацию и танки. А если они объявят войну за освобождение территорий, то Донбасс и Луганск будут атакованы всеми силами и просто раздолбаны. И на это как раз упирает Турчинов: «Хватит вести затяжную антитеррористическую операцию, нужно начинать полномасштабную войну». Потому что любой вооружённый конфликт, тем более война, если он длится долго, то приводит к тому, что власть теряет и авторитет, и даже свои полномочия. Структуры государства перестают выполнять указания властей. Поэтому Турчинов и хочет большой и, как он думает, победоносной войны. Киевской «кавалерии», чтобы удержаться у власти и как-то приглушить народ, война действительно необходима. Если будет объявлена война — не антитеррористическая операция, а просто война по освобождению территорий, война против России, — то будет введён режим военного времени, а значит — никаких митингов, забастовок, жёсткая цензура и прочее. Вот к этому Турчинов и подталкивает сейчас украинское нацистское руководство.

Понятно, что всё это, несмотря на решительную кровавость господина пастора, может остаться сотрясением воздуха, если, с одной стороны, не будет дано отмашки со стороны Запада, а с другой стороны, Россия в очередной раз проявит беззубость.

Запад теряет интерес к Украине. Украина надоела Европе, причём всей: и полякам, и чехам, и немцам. И какой-то решительной активизации в поддержке наступательным действиям Украины ожидать не следует. И со стороны НАТО, я думаю, тоже продолжится сложный подход. Со стороны США, как мне кажется, тоже не будет активной поддержки войны, потому что Трампу сейчас не до Украины. Так, в дежурном режиме будут помогать словами и малыми деньгами, поддерживать политически — но не более того. Воевать за Украину никто из западных стран не будет.

А Россия? Надо понимать, что в России сегодня доминируют не национальные интересы, а интересы крупных олигархических корпораций. И для того, чтобы подписывали контракты на Санкт-Петербургском экономическом форуме, чтобы приватизация проходила как бы безболезненно, Россия может активно не вмешиваться. Может делать голословные заявления, апеллировать к минским договорённостям. Это будет для России худший вариант. Так что всё возможно. Потому что российская власть сделала уступку крупному бизнесу, когда признала киевский нацистский режим и не признала референдум в Донбассе и Луганске. Это была первая уступка. И далее мы и сами в подвешенном состоянии находимся, и держим ЛНР и ДНР. А наше отношение к гражданам, которые бегут с Украины? Посмотрите: беженцы из Донбасса с трудом могут получить гражданство, статус беженцев и так далее. Они живут на полуправном положении. Это всё наши кивочки, поклоны Западу: «Мы вроде не при чём, у нас руки чистые».

При этом можно констатировать, что за эти три года украинцы серьёзно укрепили армию, и сегодня армия не разбегается, как разбегалась в 2014 году. Сейчас уже так легко Крым не вернулся бы в Россию. Это надо иметь в виду. И техника у ВСУ пополняется. Работают военные заводы на самой Украине, и мы видим, что Запад поставляет худо или бедно, но современное вооружение. И подготовка вооружённых сил идёт профессионально. Поэтому недооценивать потенциального противника не надо. Но я категорически против того, что нам надо идти на Киев освобождать украинский народ от нацизма. Украинский народ сам должен созреть для освобождения и сам решить свою судьбу. А вот судьбу Донбасса, а, возможно, потом ещё кого-то, кто проведёт референдум — нужно решать в соответствии с международными конвенциями: и 1966 года, и 1970 года. Есть международно-правовые конвенции, которые говорят, как признавать независимость в результате референдума, обеспечивать право нации на самоопределении. Вот здесь России надо проявлять больше решительности. Но опять же мы видим, что каждый наш шаг оборачивается ограничениями со стороны олигархических структур и чиновников, которые имеют финансовые залежи на Западе. Помощь русским на Украине ограничивает их доступ к, как они считают, «честно» заработанным миллиардам. В этом мы видим шатание российской власти: то ли интересы России защищать, то ли интересы олигархата.

Слова Турчинова прозвучали на фоне очередного обострения в Донбассе. Гибнет много мирных людей. Вчера наблюдатели ОБСЕ отказались фиксировать гибель мирных жителей. Нужно это воспринимать как реальность. Я видел, как эти группы ОБСЕ работали в Югославии. Присылают разведчиков, и тех, кроме выполнения задания — координаты снять и так далее — ничего не интересует. Разведчик работает именно как разведчик, а не как представитель гуманитарной организации. Например, генералу Кларку, главнокомандующему объединёнными вооружёнными силами НАТО в Европе, мы вручили карту Югославии с нанесёнными лагерями подготовки боевиков, с тайными складами оружия так называемой Армии освобождения Косова. Он с такой радостью, благодарностью принял всё это! Через месяц я его спрашиваю: «Какова ваша реакция на те данные, которые мы вам предоставили? Мы вам предлагали провести доразведку и проводить совместные операции по ликвидации этих лагерей подготовки боевиков, складов с оружием и так далее». На что он ответил: «Вы знаете, натовская разведка настолько слаба, что не может подтвердить вот эти данные». Так что у них двойственность и лицемерие проявляются на всех уровнях, начиная от президентов и заканчивая наблюдателями ОБСЕ. У них стоит совершенно определённая задача, обратная заявленной: легендировать (скрывать) реальную обстановку, которая образуется в местах конфликтов. В их задачу не входит объективно докладывать о том, что там есть. У них совершенно другая задача. Не сами они принимают решения, а их командование, натовское, прежде всего. И пока не изменится политика в отношении России и Украины, они так и будут избегать объективных докладов.

Суммируя разговор, получается такая картина. Про нацистский киевский режим всё понятно. Про их московских пособников — иначе не скажешь — тоже понятно, как и про Европу с её, так сказать, «гуманитарными» институтами. Получается, Донбасс находится в тройном окружении. У Донбасса единственный друг — это сам русский народ, представителями которого дончане и являются. В таком случае — что нам делать?

Нам нужно изменять ситуацию внутри России. Третья статья Конституции гласит, что носителем суверенитета, единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ. Но народ и близко не подпускают к власти. Мы видим, в чьих интересах работает депутатский корпус, сенаторы, правоохранительные системы. Как что-то где-то появляется новое, разумное, национальное — тут же пресекают. Недавно арестовали вице-губернатора Курской области Василия Зубкова. Это заслуженный генерал. Прошёл все ступеньки военной службы. Возглавлял областное управление МЧС — оно было лучшим в России. И вот он стал вице-губернатором и заместителем губернатора по безопасности и принялся наводить в области мало-мальский порядок. Прилетела команда из Москвы, в шесть утра надели наручники и говорят: «Вы в 2007 году незаконно построили гараж стоимостью в 400 тысяч рублей». Вот и всё. И теперь другой придёт на его место, но он не будет ничего делать для того, чтобы наводить порядок. Сидят наши товарищи во главе с Квачковым, которые боролись за национальные интересы. Система долбит лучших и неравнодушных, чтобы народ и близко не имел доступа к властным полномочиям. Поэтому необходимо самоорганизовываться, влиять, давить на власть, выдвигать в неё достойных — и тем качественно её изменить.

В ВОПРОСЕ ДОНБАССА ПУТИНУ ПРИХОДИТСЯ НЕПРОСТО2

Российская инициатива о введении миротворцев в зону конфликта между Украиной и непризнанными республиками ДНР и ЛНР не совсем удачна. Судить сегодня однозначно нельзя: это плюс или минус российской внешней политики, достаточно глубоко ли она прорабатывалась, каковы цели этой инициативы? С одной стороны, прочитывается такая логика этого российского шага: мы устали от Донецка и Луганска и как бы пытаемся передать проблемы Совету безопасности ООН, миротворцам и так далее. С другой стороны, конечно, очевидно и желание прекратить войну, жертвы, разрушения. Но нельзя было не просчитать одного — реакции Запада на российскую инициативу. Это просчитывалось довольно чётко, особенно в ситуации нынешней русофобии со стороны Запада. Прочитывалось то, что тут же попытаются эту инициативу использовать против России, как всё сегодня используют против России. Мы с вами говорили об этом и даже упреждали то, что сегодня может стать реальностью: наши недруги попытаются протолкнуть миротворческие силы на границу между Россией и непризнанными республиками. А это означает изменение статуса России во внутриукраинском конфликте. Уже сторонами конфликта становятся не ДНР и ЛНР, с одной стороны, и Киев с другой, а Россия и Украина. То есть то, чего добивается Порошенко, то, что говорят и за океаном, и в Европе, становится как бы фактом: Россия — агрессор, Россия в состоянии войны с Украиной или Украина в состоянии войны с Россией. Вот это — самое опасное, потому что ввод миротворцев на границу между Россией и Украиной — это признание факта агрессии со стороны России. И тогда меняется и наш геополитический статус, и отношение к нам мирового сообщества.

С другой стороны, если в пограничную зону будут введены миротворцы, то мы по сути дела предаём героический народ Луганска и Донецка, предаём их жертву. Мы по сути дела отдаём эти две непризнанные республики, их прекрасных людей на растерзание, на уничтожение, на геноцид. Вот в этом — ловушка для России. Поэтому говорить об инициативе как о положительной я бы не спешил.

Что может предпринять Запад и как ответит Россия? Россия последние годы, да и все лихие 90-е и «стабильные» 2000-е находится в состоянии какой-то отчаянной обороны. Нас всё время атакуют. Были некоторые моменты нашего контрнаступления: Приштинский бросок, признание независимости Абхазии и Южной Осетии, возвращение Крыма. Эпизодические контрудары мы наносим, а надо уже переходить в решительное наступление.

Закончились учения Запад-2017. Честно говоря, мне, начиная с июля, было стыдно за наше поведение — и Министерства обороны, и МИДа. На Западе начались осуждения этих учений, домыслы фантастические, бред Мацеревича, министра обороны Польши: в ходе учения будет применяться реальное ядерное оружие и так далее. Лжецы что-то плюнули в нашу сторону, а мы начали брифинги собирать да извиняться: да что, да нет, НАТО не противник для нас, мы против террористов тренируемся. Стали разъяснять, сколько подразделений задействовано в учениях и так далее. То есть мы наклонились, враги нас дожимают, и мы никак не распрямимся. И по сей час у нас всё извиняются, что мы никому не угрожали. Надо у китайцев поучиться, поучиться у Иосифа Виссарионовича Сталина, что нельзя сгибаться, во-первых, а во-вторых, надо давать решительный мощный отпор, переходить в наступление, в том числе в информационном плане.

Особенно на украинском направлении. Действует послевоенное международное соглашение о геноциде, где описывается, что есть геноцид и что обязано предпринять государство-член ООН для противодействия геноциду. Мы молчим об этом. Есть конвенция 1966 года о реализации права на самоопределение. И когда нас за Крым полощут, мы забыли и про Косово, и про объединение Германии — только оправдываемся. Нужно наступать повсеместно и не кланяться. Натовцы не стесняются, проводя учения, чётко заявлять: направлено против агрессии России. Мы же на учениях выдумываем каких-то мифических террористов, захвативших Минск или Москву. Зачем нам это нужно? Вот чего нам не хватает — наступательности. Лавров в ООН употребляет слова: надеемся, рассчитываем, призываем… Звучит оборонительно, а не наступательно. Эта серенькая позиция и отсутствие решительности заставляет нас опять пятиться, опять где-то в углу нас зажмут.

Как бы нужно было в этой ситуации поступить? Первое — провести консультацию в рамках Организации договора о коллективной безопасности: что ООН делает на Украине, зачем эта политическая структура существует. Заручиться поддержкой в вопросе о миротворцах. Уж я думаю, что и Александр Григорьевич, и Нурсултан Абишевич — все бы поддержали наше предложение выходить с консолидированной позицией.

Второе. У меня есть опыт работы с министрами обороны, когда заявление против американской глобальной системы ПРО мы на Совете министров обороны «шанхайской пятёрки» поручили делать таджикскому министру обороны, он с удовольствием это сделал. И сейчас: кто-то бы выступил с инициативой, а Россия поддержала, и у неё есть шанс для манёвра.

Следующий момент. Есть Шанхайская организация, есть группа стран БРИКС. Почему не заручиться поддержкой там и зафиксировать в совместных документах, что миротворцы ООН войдут в зону конфликта, а не на границу? Мы этого не сделали.

Ещё. Нужно проводить широкую наступательную информационно-психологическую подготовку. Долбать Порошенко и его клику, что это незаконная власть. Мы же уступили в принципиальном вопросе: заявив, что на Украине совершён государственный переворот, мы этот переворот признали, а вот результаты референдума в ДНР и ЛНР не признали. И сейчас мы бодаемся с незаконным режимом. Но не поздно устроить Киеву мировую реакцию на геноцид. Нужно в ООН собирать Совет безопасности в случае любого обстрела Киевом Донбасса, постоянно показывать, в какой ситуации находится население двух непризнанных республик. Почему в Совете безопасности мы не ставим вопрос о геноциде со стороны Киева? Можно было бы предпринять массу наступательных мер и дипломатических манёвров, тогда бы противники оборонялись, оправдывались, что нет геноцида. Пусть бы Трамп оправдывался или Тиллерсон, что майданная власть — законна. И необходимо везде подстилать юридическое сопровождение из целой системы послевоенных конвенций и соглашений. Есть, наконец, устав ООН. Почему не наступаем? Мне совсем непонятно.

На верхних этажах нашей власти понимают, что отказ от восставшего за русское дело Донбасса будет означать уже полную дискредитацию самой российской власти? Потому что после произнесённых слов «русские своих не бросают» такой поступок, возможность которого сейчас, к сожалению, с очевидностью просматривается, вызовет презрение в обществе. Во-вторых, это неизбежно вызовет презрение и среди наших возможных внешнеполитических союзников, потому что у кого может вызвать уважение страна, которая не способна защитить своих людей? Не станет ли вопрос о миротворцах на границе — важнейшей границей в историческом существовании Руси?

1 http://zavtra.ru/word_of_day/shatanie_2017-06-14
2 https://izborsk-club.ru/14055
Подпишитесь на нашу рассылку
и получайте интересные материалы на электронную почту