Регистрация
Вход

Феномен смены доминирующей геоцивилизации: сущность и специфика. Часть II

Автор публикации: Комлева Наталья Александровна
Дата публикации: 2017
Источник публикации: Пространство и Время. 2017. № 1(27). С. 17—33
Вид издания: Статья
Тема публикации: Прикладная геополитика (война и мир)
Регион: Гео

Текст

На наш взгляд, не будет ошибкой предположить, что в структуре массового сознания иранского социума присутствует идея мессианизма, базирующаяся на указанных концептах шиизма и арийства. В тексте Конституции ИРИ находим: «Исламская нация должна выбрать знающих правоверных должностных лиц и постоянно контролировать их деятельность, участвуя таким образом в построении исламского общества, которое с Божьей помощью стало бы образцом для подражания для всего мира»[49]. Армия Ирана и Корпус стажей исламской революции предназначены не только для охраны границ государства: «…а также борьба во имя Божественного начала в мире лежит на их плечах»[50]. Мессианизм как элемент иранского национального самосознания является ментальной базой геополитического феномена, который Зб. Бжезинский, настроенный к ИРИ враждебно, называет «мегаломаниакальным лидерством» Ирана[51], в то же время признавая, что Иран является именно геостратегическим актором[52].

В результате проведения Ираном политики поддержки шиитского и антиколониального движений, а также под предлогом опасности иранской ядерной программы для международного мира, против этого государства были введены объёмные и суровые международные санкции, значительно усложнившие деятельность иранского бизнеса и жизнь простых людей в Иране[53]. Существует мнение, что иранская ядерная программа стала объектом повышенного внимания и объемных санкций «коллективной империи» Запада далеко не только по причине своей «террористической направленности». «Атомная и космическая программы Ирана – не столько оборонные инициативы, сколько заявления о своей состоятельности в качестве технологического и цивилизационного лидера исламской цивилизации. А также претензия на собственный цивилизационный проект, который, возможно, со временем смог бы и выйти за пределы региона»[54]. В ночь с 14 на 15 июля 2015 г. в Вене после длительных (2004 – 2015 гг.) переговоров между Ираном с одной стороны, и США, Россией, Китаем, Великобританией, Францией, Германией и Евросоюзом, с другой стороны, было заключено соглашение по иранской ядерной программе, названное «Совместный комплексный план действий». План предусматривал значительное сокращение количества центрифуг и обогащенного урана в Иране, переформатирование реактора в Араке, доступ МАГАТЭ на все ядерные объекты страны в любое время. Согласно этому плану санкции против Ирана, наложенные США и странами Евросоюза, должны быть поэтапно отменены в течение последующих 10 лет. Однако оговаривалось, что при нарушении Ираном положений Комплексного плана санкции возобновятся. Помимо этого, Комплексный план содержал положения о том, что оружейные санкции не будут сняты в течение следующих пяти лет, а ограничения на обладание ракетной техникой - в течение последующих восьми лет. С января 2016 г. Комплексный план стал осуществляться.

Иран осуществляет принципы «исламской экономики», в отличие от Турции, ориентированной на западную экономическую модель. При этом, как и Турция, Иран является одной из наиболее технологически развитых стран Ближнего Востока. После исламской революции 1979 г. была проведена национализация большинства предприятий, принадлежавших иностранному и крупному иранскому частному капиталу. Были национализированы банки и страховые компании. К середине 1980-х годов в руках иранского государства было сосредоточено более 90% предприятий с численностью персонала не менее 100 человек. В последующие годы частично ограничения на частную собственность были сняты, но не для иностранных компаний. Иностранный капитал в настоящее время привлекается к работе свободных экономических зон. Большая часть внешнеторговых операций находится под контролем государства. Государство регулирует почти все области экономической деятельности посредством годовых бюджетов, непосредственным участием в производстве товаров и услуг, через ценовую политику, нормирование, выделение сырья и контроль за внешней торговлей. В 2015 г. по объёму ВВП Иран находился на 28 месте в мире[55]. В настоящее время Иран занимает третье место в мире по разведанным запасам нефти и второе – по разведанным запасам природного газа[56]. Ирану принадлежат нефте- и газопроводы общей протяженностью около 34 тыс. км (по состоянию на 2013 г.), по этому показателю он занимает первое место на всем Ближнем и Среднем Востоке. Нефтяная и газовая отрасли Ирана находятся под полным контролем государства[57].

Иран является активным членом Движения неприсоединения и был его председателем в период 2012-2015 гг. Движение неприсоединения создано на Белградской конференции в 1961 г. и в настоящее время объединяет 120 государств мира на основе неучастия в военных блоках, при этом статус наблюдателя имеют 17 государств. Больший состав участников имеет только ООН. Декларируя неучастие в военных блоках и отстаивание суверенитета государств, это движение пытается, правда, не без проблем и противоречий в своих рядах, проводить скоординированную антиимпериалистическую и антиамериканскую политику. В 2001 г. М. Хатами, президент Ирана, предложил концепцию «Диалог цивилизаций», призывавшую к обсуждению и пересмотру основ ориентированного на Запад либерального мирового порядка. Эта концепция в том же 2001 г. была принята Генеральной Ассамблеей ООН (единогласно). Иран, сформировав в рамках Движения ядро из радикальных антизападных держав и объединив вокруг них более десятка менее радикальных, но все же настроенных против политики Запада стран, обрел новых союзников и создал внутри Движения своеобразный трансконтинентальный военно-политический и экономический блок[58].

Население Ирана и Турции «является наиболее образованным в мусульманском мире»[59].

Однако, какими бы ни были Иран и Турция сегодня, нас в гораздо большей степени интересует, какими они станут и - главное – смогут ли они стать двумя конкурирующими сверхдержавами доминирующей исламской геоцивилизации. Иными словами, смогут ли эти социумы, каждый из которых обладает своеобразными чертами, поднять на своих плечах всю геоцивилизацию к стадии глобального доминирования?

В данном случае имеют значение, на наш взгляд, следующие обстоятельства:

1.      Турция представляет собой – в общецивилизационном смысле – по терминологии Карла Шмитта, «страну-партизана», которая, находясь изначально в рамках исламской цивилизации, в течение восьми десятилетий стремилась перестроить свои геополитические пространства в соответствии с принципами западной геоцивилизации. Турция много лет стремится в Европейский союз, т.е. готова строить своё и без того вестернизированное экономическое пространство по ныне существующим стандартам исторического ядра западной геоцивилизации. Турция – член НАТО, т.е. в военно-политическом отношении не только зависима от Запада, но в определённой степени является проводником его экспансии в странах Большого Ближнего Востока. Запад, постепенно слабеющий, продлит, частично и в своеобразной форме, своё влияние в рамках новой доминирующей геоцивилизации через присутствие в турецких геополитических пространствах. Пружина исламского возрождения, усиленная усвоенными технологиями европейской и американской формы геополитической экспансии, поднимет Турцию к статусу державы Моря в новой доминирующей геоцивилизации и определит её своеобразие в рамках этой роли. При этом в период становления новой доминантной геоцивилизации Европа и часть Азии (Центрально-Азиатский регион, часть Западного Китая, Северной и Восточной Индии, Бангладеш, Индонезия, Филиппины), а также Северная Африка будут подвергнуты религиозно-политической и экономической экспансии суннитской Турции. Исламские общины в Европе значительно разрастутся и будут определять ландшафт и климат её информационно-идеологического пространства, при этом львиная их часть будет контролироваться суннитской Турцией. Значение и роль суннитского ислама в России также вырастет и будет в значительной мере определять геополитическое поведение нашей страны в период глобального доминирования исламской геоцивилизации.

В определённом смысле Турция через четыре-пять веков, являясь глобальной сверхдержавой Моря, будет похожа на современный Китай, где вестернизированная экономика сочетается с господством коммунистических ментальных и политических практик, только соответствующие практики будут исламскими.

2.      Иран в будущем, возможно, эволюционировавший до вполне светской республики, останется центром «исламской экономики» и значительного морально-религиозного влияния. В глобальном лимитрофе Ирана будут присутствовать государства Африки южнее Сахары, «шиитского полумесяца» Азии, Пакистан, хазарейская часть Афганистана, часть штата Джамму-и-Кашмир в Индии, страны Латинской Америки [60]. Буддистская часть Азии, возможно, также окажется в лимитрофе Ирана из-за стремления следовать принципам сильной социальной политики и «исламской экономики», осуществляемым Ираном. На наш взгляд, в отношении пружины восхождения Ирана как сверхдержавы уместна аналогия не с Китаем, но с СССР, который в течение семи десятилетий был образцом реализации экономических и политических практик, в том числе национальной и социальной политики, основанных на идеалах социальной справедливости и преодоления «эксплуатации человека человеком». Отметим, что идея мессианской избранности, необходимая для становления и функционирования глобальной доминантной геоцивилизации, в ментальном поле Ирана выражена чётко и недвусмысленно.




[49] Конституция Исламской республики Иран. Преамбула [Электронный ресурс] // CIS.EMO. Международная мониторинговая организация. Режим доступа: http://www.cis-emo.net/sites/default/files/imagesimce/constitution_of_iran.pdf, дата обращения 4 апреля 2016 г.


[50] Там же.


[51] Бжезинский Зб. Стратегический взгляд: Америка и глобальный кризис / пер. с англ. М. Десятовой. М.: Астрель, 2012. С. 174.


[52] Бжезинский Зб. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М.: Междунар. отношения, 2010. С. 64.


[53] Подробнее см.: История санкций против Ирана. [Электронный ресурс] // INOSMI.info 2015 г. 2 марта. Режим доступа http://inosmi.info/istoriya-vvedeniya-sanktsiy-protiv-irana.html, дата обращения 4 апреля 2016 г.


[54] Шушкевич Ю. Возможно, скоро мы не узнаем Ближний Восток. [Электронный ресурс] // Центр стратегической конъюнктуры. 2012 г. 8 ноября. Режим доступа: http://conjuncture.ru/jews-and-arabs/, дата обращения 20 марта 2016 г.


[55] Рейтинг стран и территорий по размеру валового внутреннего продукта [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий. Информационно-аналитический портал. Режим доступа: http://gtmarket.ru/ratings/rating-countries-gdp/rating-countries-gdp-info, дата обращения 19 марта 2016 г.


[56] Сырьевой комплекс зарубежных стран. Иран. [Электронный ресурс] // Информационно-аналитический центр «Минерал». Режим доступа: http://www.mineral.ru/facts/world/116/140/index.htm l, дата обращения 28 марта 2016 г.


[57] Ирану принадлежат самые протяженные на всем Ближнем и Среднем Востоке нефте- и газопроводы. [Электронный ресурс] // Kazenergy. Энергия единства. 2013 г. 19 сентября. Режим доступа: http://www.kazenergy.com/press/-1/10914-2013-09-19-04-18-00.html, дата обращения 28 марта 2016 г.


[58] Сажин В.И. Иран и Движение неприсоединения. [Электронный ресурс] // Институт Ближнего Востока. 2006 г. 3 октября. Режим доступа: http://www.iimes.ru/?p=4971, дата обращения 4 апреля 2016 г.

 

[59] Каплан Р. Указ. соч. С. 296.


[60] Уже сейчас «спящие ячейки» иранского влияния в виде структур «Хезболлы» существуют в странах Латинской Америки, в основном в Мексике и странах «Боливарианского альянса». Подробнее см.: Saiz E. Los tentaculos de Hezbola en America Latina. EL PAIS. Internacional. 2013. 22 Jul. Web 11 Apr. 2016 <http://internacional.elpais.com/internacional/2013/07/22/actualidad/1374522187_534066.html&gt; In Spanish.



Подпишитесь на нашу рассылку
и получайте интересные материалы на электронную почту