последние новости

Запад попытается воздействовать на президента РА, который ведёт политику углубления отношений с Россией

Запад попытается воздействовать на президента РА, который ведёт политику углубления отношений с Россией
ЕВРАЗИЯ

Представляем  вашему вниманию  беседу с экс-министром обороны РА, генерал-лейтенантом Вагаршаком Арутюняном.
Во время беседы генерал обратился к своему официальному визиту в Москву в конце 1999 года, представив одно заслуживающее внимания обстоятельство: «В Москве были подписаны различные серьезнейшие документы, направленные на развитие предприятий военно-производственного комплекса в Армении. » Господин Арутюнян также добавил: «В мае 2000 года мы вновь посетили Москву и в рамках этого визита Россия заявила, что готова предоставить  кредит для совместного строительства в Мегри гидроэлектростанции.» Все это важно в том плане, что в конце  прошлого года официально было начато строительство Мегринской ГЭС, кроме того,  находившийся в последние дни в Армении  министр обороны Сергей Шойгу и генеральный секретарь ОДКБ  Николай Бордюжа официально информировали о программах создания в нашей стране совместных с Россией различных военно-промышленных предприятий. То есть, получается, что проекты, начало которых было положено в конце 1990-х, начинают в эти дни  претворяться в жизнь?

У Азербайджана мало возможностейдля маневров

- Как в этом случае объяснить эти задержки, длиной почти  в 15 лет? И означает ли это, что после известного комплементаризма Вардана Осканяна геополитический вектор Армении сейчас  полностью направлен только на Россию?
- Я не  согласен  с формулировкой – только на Россию:  это несколько упростило бы  внешнюю политику нашей страны.
-В таком случае скажем – в основном на Россию.
-Вектор внешней политики Армении, независимо от обстоятельства  маневрирования в разные времена, если сейчас оценивать, всегда в основном был направлен на Россию. В процессе этого были попытки смены стратегического партнера, которые, однако, не только не увенчались успехом, но и  стали причиной потерь для Армении. Поэтому, независимо от предпочтений отдельных лиц, отношения  стратегического партнерства де- факто были именно с Россией, развивая  также отношения с западными государствами и международными структурами. Я считаю эту политику исходящей из интересов Армении, что доказало время. В частности, мы знаем, какую политику вела Грузия. И сейчас мы видим, чего они в итоге достигли и как сейчас премьер-министр Бидзина Иванишвили пытается это исправить, но понеся определенные потери. Азербайджан тоже вел такую политику до 1998 года, и когда увидел, что не может добиться результата в вопросе Карабаха,  в определенной мере изменил свой стиль. Гейдар Алиев вместе с Ильхамом посетил Россию и заявил, что ключ к решению вопроса Карабаха находится в Москве.
-Однако кажется, что история, связанная с Габалинской радиолокационной станцией, превращается в глубокое противоречие в российско-азербайджанских отношениях.
-Противоречие было всегда. Однако могу уверенно сказать, что Азербайджан предложил России военное сотрудничество, участие в  ОДКБ  и т.д., если русские помогут решить карабахский вопрос в пользу Азербайджана. Но факт, что Россия не пошла на это. А Габалинская история  просто деталь, которая доказывает вышеуказанное. Кстати, это ответ и на некоторые заявления, что Россия ради того, чтоб взять Азербайджан под свое влияние, может совершить шаги во вред нам. Могу с уверенностью сказать, что Россия не пойдет на такое, если, конечно, мы не совершим неправильных шагов.
-В эти дни мировые СМИ не перестают  говорить о происходящих в последние дни в Азербайджане, в Исмаилском районе, населенном лезгинами и прилегающем к Дагестану,   потрясениях, в ответ на которые власти применили силу, вплоть до войск. Более того, параллельно идут разговоры о попытках изгнания русских из немногочисленных русских деревень вблизи города Исмаил. Это может предполагать ухудшение прямых отношений Россия-Азербайджан? Тем более, что периодически возникают разговоры о том, что Россия может вывести лезгинское меньшинство Азербайджана на организованные митинги протеста.
-Внутриполитическая ситуация в Азербайджане очень сложна. Начнем с того, что там есть не только лезгинское, но и талышское меньшинство, которое  недовольно проводимой Азербайджаном политикой ассимиляции. То есть, в  любом случае есть объективная причина этого недовольства. Тем более, что часть лезгинов живет в России, в Дагестане, другая часть- на прилегающих к нему азербайджанских территориях…
-Не начинает ли это походить на Осетию?
-Не хотел бы проводить подобные сравнения, так как осетинский вариант имеет определенные особенности. Но, конечно, нельзя исключать сценарий осетинского типа применительно к лезгинам. Между тем у Азербайджана достаточно ограниченные возможности для маневрирования в политическом плане, поскольку влияние Турции во всех сферах (экономической, военной, военно-политической, культурной и т.д.) очень велико.
- Влияние  Израиля и США вроде бы тоже?
-И их также, но фактор Турции преобладает. То есть, Азербайджан до такой степени связан с Турцией, что если попытается вести другую политику, то заработают много рычагов воздействия на Баку, чтоб не позволить это. Например, если вдруг Азербайджан решит пойти на глубокое улучшение отношений с Россией, то Турция и другие пойдут на ответные действия. То есть, если пытаться оценить азербайджанскую ситуацию, то надо учесть, что у Азербайджана очень ограниченные возможности маневрирования в плане направленности его внешнеполитического вектора.

От российской  военной базы до военно-технического сотрудничества

-Могут ли внутренние  процессы в Азербайджане привести к региональному взрыву?
-Вероятность этого на данном этапе считаю небольшой. Сейчас основная проблема – в плоскости Сирия-Иран: говоря военным языком – это передовая линия, а азербайджанский, точнее, наш регион- вторая.
-То есть, взрыв передовой линии станет детонатором для второй?
-Да. В зависимости от того, какое развитие будет там, станет ясно вероятное продолжение здесь.
-С этой точки зрения отметим существенное развитие в последнее время военно-технического сотрудничества России и Армении. Надо ли это в какой-то мере связывать с развитием событий Сирия-Иран? В конце концов, когда говорят, скажем, о создании предприятий по ремонту бронетехники, это как-то напоминает приближение ремонтных центров военной техники к передовой линии.
-Да, в армяно-российском сотрудничестве происходят серьезные процессы. Вспомним также строительство Мегринской ГЭС, что очень верный шаг. Однако это  не первый шаг,   а продолжение договора о продлении срока деятельности российской военной базы, расположенной в Армении. Напомню, что этим договором Россия также взяла на себя обязательства по обеспечению безопасности границ Армении, причем, если раньше обеспечивала безопасность только  границы с Турцией и Ираном, то по обновленному протоколу взяла на себя функцию обеспечения безопасности также границ с Грузией и Азербайджаном. И второе – некоторые, кто не имеет представления о безопасности и способах ее обеспечения, говорят об ограничении независимости Армении, в ответ на это заметим, что этим договором Россия взяла на себя также обязательство обеспечить армянскую армию современным вооружением. Попробуем посчитать: военные расходы Азербайджана – порядка 3,7 млрд. долларов, наши – 400 млн. долларов. Значит, для создания военного равновесия мы можем эту разницу покрыть только  с помощью этого договора. А то, что подписывается сейчас, с практической точки зрения оцениваю положительно.

Геополитический фактор президентских выборов

-Отметим также, что в последнее время как-то сразу стала обостряться критика Запада в наш адрес. Естественно, она в основном звучит в контексте предстоящих президентских выборов. Но разве это не естественно, что Запад несколько  ревностно относится к армяно-российским отношениям, и критику надо  рассматривать на этом фоне?
- Конечно, естественно, и попытаюсь оценить происходящее. Всем прекрасно известно, что в мире идет конкуренция. И с этой точки зрения экономическое, военно-политическое усиление России вряд ли может приветствоваться Западом. Параллельно с этим  напомню, что избравшийся во второй раз президентом РФ Владимир Путин заявил, что приоритеты России – страны СНГ, Таможенный и . Евразийский союзы, причем на днях это подтвердил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. Вместе с тем напомню также, что как госсекретарь США Хилари Клинтон, так и ряд высокопоставленных чиновников Евросоюза открыто посчитали для себя неприемлемыми эти российские приоритеты. И если   рассматривать   в плане армяно-российских отношений, то ясно, что Запад попытается повлиять на президента РА, ведущего политику углубления отношений с Россией. В том числе, во время выборов, или оспаривания в дальнейшем результаты этих выборов, или, используя недостатки, заставить не применять эту политику, исходящую из интересов Армении. 
-Отметим, что Вардан Осканян также считается «человеком Америки». Не становится ли его странная в последнее время активность похожей на попытку  по тем же причинам хотя бы немного «изменить» внешнеполитический вектор Армении?
-Конечно, это очевидно. Когда они видят, что Серж Саркисян избирается,что нет конкурента, способного победить его, активизируются силы, которые пытаются использовать ту ситуацию, которая сейчас в Армении, чтобы в дальнейшем посредством давления иметь возможность изменить это течение внешней политики нашей страны. И в первую очередь не допустить углубления отношений с Россией, например, подписания таких интеграционных документов, как важнейшего документа, подписанного министром обороны РФ, генералом армии Сергеем Шойгу во время  его визита в Армению.
-Но в таком случае, как понять то, что также имеющий славу прозападного деятеля первый президент РА Левон Тер-Петросян, по сути, сам себя  поставил вне игры?
-Отвечу лаконично: я положительно оцениваю этот его шаг в создавшейся ситуации.
-Как вы, будучи военным специалистом, считаете, существует ли  опасность глобальной войны?
-Вообще опасность войны существует всегда, и постепенно она усиливается. Во всяком случае, до сих пор и, видимо, в ближайшее время также основным способом решения проблем останется силовой вариант. Ярким доказательством этого является то, что мировой военный бюджет растет ежегодно и уже достиг 1,5 триллионов долларов. Другой вопрос- быть глобальной войне или нет. Если друг другу противостоят сверхдержавы, имеющие ядерное оружие, то вероятность глобальной войны становится минимальной, так как все осознают последствия. Так же считаю маловероятной глобальную войну на участке Сирия-Иран, так как туда вовлечены Россия и Китай- с одной стороны, а с другой- Запад. То есть, обеспечено военное равновесие и вероятность прямого противостояния  практически исключена. А вероятность локальной войны есть всегда.
-  В связи с последними событиями, связанными с Паруйром Айрикяном, стали поговаривать о сходстве покушения на него и трагедии 1999 года в парламенте.                     На ваш взгляд, есть сходство?
-Сходство в том, что  в обоих случаях преследовалась цель повлиять на политический курс страны. В то время это было сделано посредством насильственных действий в отношении лиц, ведущих определенную политическую линию, а в этот раз пытались добиться той же цели путем провала выборов.

Кероб САРГСЯН

Comments are closed.