последние новости

ЮЖНОМУ КАВКАЗУ УГРОЖАЕТ БАЛКАНИЗАЦИЯ

КАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ МОЖЕТ ВЗОРВАТЬ ЦЕЛЫЙ РЕГИОН

Нынешние проблемы Южного Кавказа во многом проистекают из его чрезвычайно важного стратегического значения. Это стык континентов, цивилизаций, геополитических систем, важный перекресток и коридор коммуникаций. Кроме того, данный регион непосредственно примыкает к богатейшим месторождениям углеводородов на Ближнем Востоке, Каспии, Иранском нагорье.

Вот почему Южный Кавказ может стать ареной ожесточенного противостояния между и отдельными государствами, и коалициями государств, борьбы с применением всех доступных сил и средств, не исключая и военных. При этом одной из самых взрывоопасных проблем региона, безусловно, является карабахский конфликт.

МОСКВА – ЗА МИРНОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ

Весной 1994 года при посредничестве России боевые действия на территории Нагорного Карабаха, в приграничных районах Армении и Азербайджана были остановлены. И то, что здесь по сей день царит затишье, правда, время от времени нарушаемое перестрелками и стычками, тоже прямая заслуга Российской Федерации. Она за все прошедшие 16 лет являлась гарантом мира и стабильности в этой части региона.

Именно в Карабахе РФ приходится отстаивать свои интересы на Южном Кавказе и Каспии. Москва отлично понимает, что чем пассивнее она себя ведет, тем больше будут активизироваться ее конкуренты. Неудивительно, что российский президент Дмитрий Медведев стремится поддерживать тесные контакты с руководителями Армении и Азербайджана, пытаясь добиться скорейшего разрешения карабахской проблемы. Он заставил Ереван и Баку следовать исключительно мирным путем к урегулированию конфликта, подписав с президентами Армении и Азербайджана соответствующее соглашение в столице РФ в 2008 году.

Надо отметить, что Москва вообще старается придерживаться очень сбалансированной политики в отношениях с Ереваном и Баку, потому что у нее есть жизненно важные интересы и в Армении, и в Азербайджане. Дружественные отношения с обеими республиками весьма значимы для России. Ведь Армения – место дислокации военных баз Вооруженных Сил РФ, а Азербайджан является одним из ведущих поставщиков энергоносителей в Евразии. Следует также учитывать наличие азербайджанской и армянской диаспор в самой Российской Федерации.

Между тем президенты Армении и Азербайджана Серж Саргсян и Ильхам Алиев продолжают твердо отстаивать свою точку зрения на карабахский вопрос. Саргсян выступает за признание независимости Нагорно-Карабахской Республики взамен на уступку территорий, не входящих в состав НКР. Алиев же хочет вернуть и азербайджанские районы, утраченные в ходе войны начала 90-х годов, и Карабах в целом. Для достижения своих целей оба президента «флиртуют» со всеми ведущими геополитическими игроками на «южнокавказском поле»: США, Евросоюзом, Турцией, РФ и т. д.

Если «флирт» превратится в серьезные отношения с конкурентами России, то и Ереван, и Баку, возможно, могут поменять векторы своей внешней политики. Но в этом случае у Москвы есть еще мощные рычаги давления на них. Она просто не станет препятствовать национально-освободительным движениям карабахцев, лезгин, аварцев, талышей и повысит уровень отношений с Ираном. И этим раз и навсегда закроет все газонефтяные каспийские проекты Запада. Геополитическая ось Россия – Лезгистан – Карабах – Талыш – Иран – Индия будет холодным душем и для евроатлантического сообщества, и для Турции.

НКР – ДЕ-ФАКТО СУВЕРЕННОЕ ГОСУДАРСТВО

Президенты Алиев и Саргсян не учитывают один немаловажный момент, а именно – интересы народа Карабаха и изменения в этой республике. О чем конкретно идет речь?

Произошла смена поколений в Нагорном Карабахе: там выросли и возмужали многие тысячи людей, которые не представляют свою республику в составе другого государства, включая Армению.

Психологический фактор. Война коснулась почти каждой семьи в Карабахе и нанесла серьезную психологическую травму его жителям. Теперь страх быть выселенными, как нахичеванские армяне, или вырезанными заставляет их беречь и лелеять свою независимость.

Военный фактор. Армия НКР – одна из самых боеспособных на Южном Кавказе. Молодежь Карабаха считает, что в независимость своей страны ей нужно внести свой собственный вклад. И если будет совершена агрессия против республики, у них появится возможность сделать это.

Этнокультурный фактор. У армян, проживающих в Нагорном Карабахе, выработался духовный «фильтр», разделяющий кавказско-албанскую и азербайджанско-турецкую культуру. Атмосфера хронического недоверия карабахских армян ко второму этнокультурному типу усиливается воинственными заявлениями Азербайджана.

Самостоятельность Степанакерта. Она пока неярко проявляется сегодня, потому что второй и третий президенты Армении – представители Карабаха. Однако это не значит, что НКР намерена беспрекословно подчиняться братской республике. Армения и Азербайджан упорно не хотят признать, что Нагорный Карабах действительно состоялся как независимое государство. Поэтому все переговоры, которые проводит Ереван без согласия и участия Степанакерта, не будут иметь реальных результатов.

Самопровозглашенная НКР – де-факто суверенное государство – ограничивает свободу действий Армении и Азербайджана. Для Еревана карабахский вопрос ключевой. Чувствительность армянской политической элиты и армянского общества в целом к этой проблеме слишком высока. Для Азербайджана она тоже очень важна. И Баку, и Ереван хотят любыми путями скорее решить ее и желательно в свою пользу, и эта спешка заставила власти Азербайджана и Армении совершить ряд стратегических ошибок.

ОШИБКИ АЗЕРБАЙДЖАНА

Первая – Баку широко разрекламировал азербайджанские нефтегазовые ресурсы и превратил эту тему в инструмент для решения внешнеполитических задач. Однако привлекая внимание к своим углеводородным богатствам, Азербайджан – страна со слабой инфраструктурой и этноконфессиональными проблемами – автоматически становится добычей для великих держав.

Вторая – демонстративное игнорирование и непризнание НКР как самостоятельного фактора в переговорном процессе, а также нежелание Баку налаживать двусторонние отношения со Степанакертом. Это настораживает многих представителей национальных меньшинств, проживающих в Азербайджане, и усиливает у них сепаратистские настроения.

Третья – воинствующая риторика официальных лиц Азербайджана, угрожающих выйти из переговорного процесса и решить карабахскую проблему военным путем. Такая позиция бьет по имиджу Баку, характеризует его как ненадежного партнера, который не отвечает за подписанные соглашения.

Четвертая – власти Азербайджана вводят и себя, и свой народ в заблуждение, полагая, что могут вернуть себе Карабах силовыми методами. Любые попытки военных действий со стороны Баку поставят под угрозу целостность и стабильность не только Азербайджана, но и всего Южного Кавказа. А это уже идет вразрез с интересами России, Ирана и Китая.

ОШИБКИ АРМЕНИИ

В свою очередь Армения, стремясь сохранить статус-кво Карабаха, тоже совершила ряд стратегических ошибок.

Первая – продавая свои предприятия, заводы, газовые, железнодорожные компании и т. д. России, в том числе частному капиталу, Ереван полагал, что этим все внешне- и внутриполитические вопросы разрешатся автоматически. Этого не произошло.

Вторая – власти Армении считают, что возврат территории вокруг Карабаха Азербайджану и перенос вопроса о статусе НКР на неопределенный срок решат три задачи: а) дадут легитимность своей власти, против чего борется оппозиция; б) откроют границы с Турцией; в) избавят от ответственности за Карабах. Это раздражает не только армянскую диаспору, но и армян Карабаха.

Опасаясь таких действий Еревана, активизировал свою посредническую миссию Тегеран. Он не хочет увидеть на территории Азербайджана, у иранских границ международные вооруженные силы и самое главное – создания еще одного военного плацдарма против Исламской Республики.

Третья – в Ереване, требуя от зарубежных армян финансовой и политической помощи и одновременно игнорируя их мнение, думали, что это будет продолжаться вечно. Однако такая позиция переориентировала внимание зарубежных армян на другие объекты исторической Армении.

Все эти ошибки двух государств подготовили благоприятную почву для активных действий США, ЕС, Турции, Израиля и Ирана.

КОЗЫРИ США И ЕВРОПЕЙСКИЙ ДЕМАРШ

Главный геополитический конкурент Москвы – Вашингтон ведет очень активную, но скрытную работу на Южном Кавказе.

Меморандум замминистра обороны США Уильяма Линна от 9 июля 2009 года вносит коррективы в раздел 302 (а) Закона о торговых соглашениях 1979 года, предписывающего Пентагону приобретать исключительно американские товары и услуги. В соответствии с указанной поправкой отныне сделано исключение для девяти стран: Армении, Азербайджана, Грузии, Казахстана, Киргизии, Пакистана, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана. Согласно этой оговорке компания из каждого названного выше государства, победившая в тендере, проводимом Минобороны США, и заключившая с ним контракт, обязана поставить в известность об этом свое правительство. И вместе с тем предупредить его, что вряд ли сможет получить новые американские заказы, если фирмам из Соединенных Штатов не будет предоставлен более широкий доступ в экономику страны.

Спецслужбы США и Великобритании совместно с турецкими и европейскими союзниками активно работают с армянской и азербайджанской молодежью, используя все «гуманитарные» представительства западных стран, международные организации и десятки НПО в Армении и Азербайджане. Осуществлять этот «образовательно-воспитательный» процесс призваны программы FULBRIGHT и FLEX (США), Кавказская школа журналистов (Тбилиси), Европейский студенческий форум (AEGEE, Анкара), USAID – агентство федерального правительства США, фонд «Евразия», Южный ресурсный центр и т. д. Цель – переориентация Еревана и Баку исключительно на Вашингтон, вывод российских военных баз из Армении, выдавливание РФ из Закавказья.

Однако у американцев есть еще пара весомых политических козырей для карабахской игры. Это возможность признания факта геноцида армян в 1915-1923 годах (своего рода дубинка над головой Турции) и независимости НКР (шантаж и Еревана, и Баку).

То, что Вашингтон готовится к серьезным изменениям на Южном Кавказе, доказывают два назначения. Новым заместителем главы Бакинского офиса Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе стала Мелисса Стоун, сотрудница Госдепа, трудившаяся до этого в представительстве ОБСЕ в Косове, а пост американского сопредседателя ОБСЕ занял бывший посол США в Хорватии Роберт Брадке. Это насторожило многих азербайджанских аналитиков, поскольку не исключено, что Соединенные Штаты намерены включить Южный Кавказ в рамки реализации глобального проекта «Балканизация-800».

С американцами солидарны представители ЕС, которых раздражает угроза Баку переориентировать поставки газа, если Брюссель будет тянуть с определением тарифов в рамках газопровода Nabucco, который должен доставлять «голубое топливо» из Средней Азии в Европу, минуя Россию. Последствия не заставили себе долго ждать.

3 февраля 2010 года Норвежский Хельсинкский комитет (НХК) подготовил специальный доклад под названием «Черный остров Азербайджана: нарушения прав человека в Нахичеване» (Нахичеванской автономной республике). Документ был распространен в Страсбурге на зимней сессии ПАСЕ специальной делегацией, организованной норвежским фондом RAFTO.

ТРУДНЫЙ «СТАРШИЙ БРАТ»

Турция – ключевой игрок на Кавказе в целом. Но у нее серьезные внутриполитические проблемы (государственное устройство, этнические меньшинства, самоидентичность турок и т. д.). И в то же время международная обстановка позволяет Анкаре предпринять попытку стать лидером исламского сообщества. Разлад в арабском мире, отождествление его порой с международным терроризмом не дают возможности какой-либо из арабских стран, исповедующих в основном суннизм, претендовать на эту роль. Как и Ирану, исповедующему шиизм. Турецкие же лидеры ратуют за светский ислам и готовы встать горой за права мусульман всей планеты. Премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган наглядно демонстрировал это в Давосе, когда, защищая палестинцев, поссорился с президентом Израиля и, прервав свой визит, покинул Швейцарию.

Особо шокировали Вашингтон и Тель-Авив тесные отношения Турции с Ираном. Анкара обещала Тегерану оказать военную помощь в случае агрессии со стороны Израиля.

Но такой политике Эрдогана противостоит Генеральный штаб Турции. Антагонизм между сторонниками светского и исламского государственного строя нарастает. Уступить не хочет никто.

На этом фоне у Анкары возникли серьезные политические, экономические и религиозные проблемы с Баку. Они, впрочем, копились давно, но отчетливо проявились после подписания договора между Арменией и Турцией о налаживании дипломатических отношений без предварительных условий. Турецкая Республика, исходя из своих национальных интересов, действительно хочет установить взаимовыгодные контакты с соседями. И с Арменией – в первую очередь с учетом давления со стороны США и ЕС. Это жизненно важно для целостности страны. Однако Баку обвинил Анкару в сепаратистских соглашениях с Ереваном и совершил ряд дипломатических демаршей. Турция, дабы не обидеть своих «младших братьев», начала связывать карабахскую проблему с армяно-турецким протоколом. И завела себя в тупик.

Не складываются и газовые отношения между Анкарой и Баку, они до сих пор не могут договориться о цене поставок газа с месторождения Шах-Дениз из Каспийского региона в Европу. Нерешенность вопроса транзита азербайджанского «голубого топлива» через территорию Турции толкает Азербайджан на поиск альтернативных маршрутов.

Разделяет Баку и Анкару еще одна проблема – разные течения ислама. Официальная религия в Турции – суннизм, а в Азербайджане – шиизм. Вот и получается, что азербайджанцы исповедуют шиизм, а лезгиноязычные народы, аварцы и половина талышей Азербайджана – суннизм. И в последнее время нарастает напряженность между ними. Азербайджанские сунниты даже обратились за помощью к главному муфтию России. Суть обращения в том, что бакинские власти не разрешают лезгинам иметь свою мечеть с лезгинским названием. И как поступать в такой ситуации Анкаре?

Очевидно одно: Азербайджан больше не может рассчитывать на безоговорочную поддержку со стороны Турции.

ТЕЛЬ-АВИВ НА СТОРОНЕ БАКУ

Тель-Авив, потеряв Турцию как союзника, переориентировался на Азербайджан. Здесь у него есть жизненно важные интересы: кроме газа и нефти, это общая граница с Ираном.

Израиль вместе с США давно обратил внимание на талышей, особенно на места их проживания, примыкающие к азербайджанско-иранской границе. В Ликском (Лерикском) районе, например, строится подземный военный объект. На третьем этаже здания почтамта города Осторо (Астара) было установлено специальное оборудование, откуда день и ночь велось наблюдение за территорией Ирана.

Для ВВС Израиля Талыш – отличный плацдарм для нанесения ударов по иранским ядерным объектам и ракетным базам. Неудивительно, что Тель-Авив активно поддерживает Баку в противостоянии с Ереваном и Степанакертом.

ЦЕЛЬ КИТАЯ

Не остается в стороне от урегулирования карабахского конфликта и Китай. На то у него есть серьезная причина – проблемы с миллионами тюрок-уйгуров, которые компактно проживают в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР. Подавление массовых беспорядков в столице СУАР – Урумчи вызвало бурную реакцию Турции, премьер-министр которой осудил Пекин, назвав действия китайских властей геноцидом уйгурского народа.

После этого вовлеченность Китая в решение карабахского вопроса резко возросла. Цель Поднебесной – не допустить усиления турецких позиций на Южном Кавказе, а также установления с помощью Анкары полного контроля над регионом США и Великобритании. Пекин понимает, что за организаторами массовых беспорядков в СУАР стоят американцы, англичане и турки. Ему известно и то, что Анкара хочет превратить юг Монголии в плацдарм для подрывных действий против Китая.
ПОЗИЦИЯ ТЕГЕРАНА

В течение всего карабахского конфликта Иран стремился сохранять строгий нейтралитет. Мало того, он даже пытался стать посредником между противоборствующими сторонами, но это не понравилось Вашингтону, и иранская миротворческая инициатива ни к какому результату не привела.

Тегеран предостерегал Баку от враждебных шагов против него, однако безуспешно. Старший и младший Алиевы проводили протурецкую, прозападную политику и этим раздражали южного соседа Азербайджана. Ныне Иран особенно беспокоят интенсивные связи Баку с Тель-Авивом. Руководители Исламской Республики опасаются, что азербайджанская территория будет использована против правящего в стране режима. Им известно, как американцы и израильтяне пытаются настроить талышей (а они проживают и в ИРИ) на борьбу с иранскими властями. В связи с этим резко возросла заинтересованность Ирана в урегулировании карабахского конфликта.

В этом вопросе у Тегерана два союзника – Москва и Пекин. Но смогут ли Россия, Иран и Китай противостоять агрессивно настроенному американо-британо-израильскому блоку? Покажет время.

Таким образом, карабахский конфликт сегодня – проблема всего Южного Кавказа. Те страны, которые не имеют историко-культурной привязанности к региону, пытаются «оторваться» в нем по полной программе. Их не волнуют заботы, беды армянского или азербайджанского народов. Им важны свои интересы, свое благополучие и прибыли. Эти задачи они и будут решать.

Кровно заинтересованные в скорейшем урегулировании конфликта страны – Армения и Азербайджан – должны забыть все обиды и амбиции, признать НКР стороной переговорного процесса и договариваться, пока не поздно. Иначе, когда придут иностранные армии, сложится абсолютно другая геополитическая конфигурация и мнение Баку и Еревана уже никого волновать не будет.

Араик СТЕПАНЯН
член президиума Академии геополитических проблем, кандидат философских наук
Источник: vpk-news

АКАДЕМИЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ

Comments are closed.