последние новости

ВТО: Всемирная Тирания Олигархата

ВТО: Всемирная Тирания Олигархата
АНАЛИТИКА

Ольга Николаевна Четверикова член-корреспондент Академии геополитических проблем.
Сегодня уже очевидно, что развязанный в 2008 г. мировой финансово-экономический кризис используется корпоративными элитами для провоцирования глубоких социальных потрясений, в результате которых человечество, напуганное призраком всеобщего насилия, через своих «лидеров» должно будет само потребовать вмешательства в ход общемировых дел наднационального арбитра, наделённого диктаторскими полномочиями.

Вначале напомним несколько цитат из высказываний Д.Рокфеллера, одного из ведущих представителей мировых «сливок общества». «Наднациональный суверенитет интеллектуальной элиты и банкиров безусловно предпочтительней принципа самоопределения народов» (1991 г.). «Мы стоим на пороге глобальных перемен. Всё, в чем мы нуждаемся, это в масштабном кризисе, и тогда народ примет новый мировой порядок» (1994 г.). «Что-то должно заменить правительства, и мне кажется, что наиболее подходящей для этого является частная власть» (1999 г.).

Действительно, с началом мирового кризиса лидеры западного сообщества начали настойчиво внушать человечеству мысль о том, что из этого потрясения «мир выйдет иным». И если образ «обновлённого мира» только начинает прорисовываться, то главная идея его уже вполне ясна: если мы не хотим всеобщего хаоса, необходимо ввести единое «глобальное управление» (а в переводе с мондиалистского языка – если не согласитесь на «глобальное управление», мы устроим вам хаос). Из уст западных политиков уже постоянно звучат слова о «новой мировой финансовой архитектуре», о «наднациональном контроле», об «инстанции всемирного надзора». А главным запевалой в этом хоре выступает теперь папа римский, миссия которого – дать религиозное обоснование «мировой политической власти» и «всемирному центральному банку».
Вся суетливая активность мировых менеджеров свидетельствует о том, что их хозяева переходят к реализации завершающей стадии стратегии «глобального управления» посредством создания системы частной власти транснациональных элит.

Осуществляется этот процесс двумя путями.

С одной стороны, международные организации всё более выявляют свой наднациональный характер и превращаются в наднациональные органы управления, деятельность которых не согласуется с принципами и нормами международного права. С другой стороны, государственные сферы деятельности последовательно переходят в руки частных структур, что осуществляется посредством так называемого аутсорсинга, при котором государственные функции передаются частным фирмам, выступающим в роли подрядчиков, а для решения внутренних задач организации привлекаются внешние по отношению к ней лица. Особенно активно этот процесс идёт в США, где в руки корпораций переходят военное дело, пенитенциарная система, разведывательная деятельность, контроль за информацией и др. Но если здесь господствует «свой» частный капитал, то в странах периферии приватизация функций управления создаёт условия для передачи их в руки иностранного капитала.

Таким образом, создаётся общемировая система тотального финансового, правового, политического, военного, и электронного контроля со стороны частных корпораций, которая будет опираться на масштабный карательный аппарат (типичный пример обкатываемой для этого модели представляет собой Гаагский трибунал). Система эта использует принцип «сетевого» управления, который позволяет встроить в любое общество параллельные структуры власти, подчиняющиеся внешним центрам принятия решений и легализуемые с помощью доктрины первенства международного права над национальным. Оболочка остаётся государственно-национальной (сохраняются внешние атрибуты суверенитета, государства несут формальную ответственность), а реальная власть становится транснациональной. Известный идеолог мондиализма Ж. Аттали называет это «глобальным правовым государством».

Одним из механизмов построения такого «глобального правового государства» и является Всемирная торговая организация, которая только по названию остаётся торговой, а в реальности уже давно присвоила себе диктаторские полномочия в сфере управления финансами и социально-экономической политикой входящих в неё стран.

Уже сама история этой структуры, а, вернее, её предтечи – ГАТТ (Генерального соглашения по тарифам и торговли) очень своеобразна и показательна. Об этом уже много писали, так что мы не будем повторяться, а лишь подчеркнём, что ГАТТ, не будучи специализированным учреждением ООН, изначально творила свои собственные правила и нормы регулирования торговли, которые обладали приоритетом над национальными.

Заменившая в 1995 г. ГАТТ ВТО отличается от первой следующим:
Во-первых, если ГАТТ охватывало торговлю только промышленными товарами, ВТО расширила сферу регулирования на торговлю продуктами питания, услугами, правами на интеллектуальную собственность, на отдельные аспекты инвестиционных мер, субсидии, финансовый рынок, санитарные меры, технические препятствия торговли и др. При этом ВТО пребывает в процессе постоянного «развития» и вширь, и вглубь. Её «архитекторы», не удовлетворённые глубиной и уровнем регулирования, планируют пересмотреть и дополнить преобладающую часть «пакета» ВТО, ввести правила конкуренции, экологические, социально-трудовые стандарты и пр.
Во-вторых, нормы права ВТО обладают большей точностью и правовой силой, чем нормы бывшего ГАТТ. Вот это право ВТО и представляет наибольший интерес и вызывает обилие вопросов, на которые юристы-международники просто не дают ответов.

Право ВТО включает в себя следующие компоненты:
- нормы внутренних регламентов, определяющих порядок функционирования органов ВТО;
- нормы решений и резолюций ВТО (и органов ВТО), принимаемых для обеспечения её целей в рамках её правосубъектности;
- систему из более чем 50 соглашений, составляющих «пакет» ВТО (перечень этих соглашений приводится к приложению к Соглашению об учреждению ВТО) ГАТТ, ГАТС (соглашение по торговле услугами);
На нормах всех вышеперечисленных актов и строится юридический порядок в международной торговой системе.

Но на чём же основываются данные нормы и как они соотносятся с общепризнанными принципами международного права?

Нормы ВТО вытекают из архаичной концепции «свободной торговли» Дэвида Рикардо, которая не имеет под собой никакого научного основания и отстаивает идеи и положения, разработанные колониальным капитализмом. Научный подход заменён догмами и аксиомами, представляющими узкие интересы ТНК и ТНБ и являющимися основным инструментом закрепления их доминирующего положения. Именно интересы корпораций, скрываемые под этикеткой «мировой рынок», становятся исключительно мерилом оценки эффективности любого национального хозяйства. И эти же интересы, оформленные в нормы «права ВТО» выступают в качестве центрального звена международного торгового права, задавая его нормативные рамки.

Ставя своё право выше права национального, ВТО требует унификации последнего в соответствии с принципами неолиберализма (в первую очередь приватизации), распространяемых и на «сферу услуг», которая включает в себя очень широкий сектор – детские сады, школы, университеты, больницы, дома престарелых, объекты культуры, ЖКХ и т.д. В соответствии с принципом «равного отношения», предусмотренным Генеральным соглашением по торговле и услугам (ГАТС), они тоже должны быть открыты для доступа иностранного капитала.

Показательно, что и сама процедура присоединения к организации является такой сложной и долгой именно потому, что требует от страны-соискателя приведения его практики регулирования внешнеэкономической деятельности в соответствие с положениями «пакета» ВТО. В этом плане понятно, почему власти России так торопились с выполнением программы приватизации, которая распространяется и на сферу образования, здравоохранения, ЖКХ и др. Понятно и то, что, учитывая порядок «отсоединения» от ВТО (а таких прецедентов ещё не было), новое правительство не сможет отменить обязательств перед этой структурой, взятых предыдущим правительством.

Посредством своих правил ВТО ставит под международно-правовое регулирование всё большую часть внутригосударственных компетенций, что означает резкое ограничение национального суверенитета. Но поскольку сфера государственных компетенций, передающихся праву ВТО, постоянно расширяется, а в разряд «товара» и «услуг» последовательно переводятся все виды человеческой и общественной деятельности, вплоть до функций органов власти, это в итоге должно привести к полной потере государством своего суверенитета. Приватизация власти, осуществляемая путём приватизации «государственных услуг» (а так теперь называют виды деятельности власти), будет означать, в свою очередь, превращение граждан в простых клиентов частных структур, что означает демонтаж самого государства как такового.

Таким образом, назовём вещи своими именами: в силу самой природы ВТО, конечная цель её нормотворчества – отнять у государства право на реализацию его функций и полностью подменить его частными корпорациями и банками. Поэтому мы можем квалифицировать ВТО как важнейший механизм приватизации власти.

Пока ещё не ликвидирована система ООН, мы можем задать вопрос: Как всё это соотносится с принципами международного права? Речь идёт в первую очередь о тех 10 принципах, которые были закреплены в единодушно принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1970 г. Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений между государствами в соответствии с Уставом ООН, и о Декларации принципов СБСЕ 1975 г. (ныне ОБСЕ).

Из утверждённых десяти принципов Декларации 1970 г. право ВТО нарушает принцип невмешательства в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государств, принцип равноправия и самоопределения народов и принцип нерушимости границ. А из тех принципов, что утверждены в Декларации 1975 г. – принцип невмешательства во внутренние дела и принцип равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой (!).

Такое вопиющее нарушение принципов международного права возможно в силу того, что ВТО творит своё собственное право, которое для его «архитекторов», ТНК и ТНБ, стоит выше законов ООН. Но самое интересное, что это не только не смущает, но, напротив, вдохновляет юристов-международников, которые утверждают, что право ВТО находится «на переднем крае пути, по которому предстоит пройти международному праву в целом. Право ВТО вплетено в глобальную систему и является наиболее активно развивающимся её компонентом». ВТО уже открыто называют будущим «мировым министерством торговли» (ММТ), значит скоро нам так же открыто представят и другие министерства мирового правительства.

Юристы так же откровенно указывают, что в недрах ВТО зарождаются элементы наднационального права, отличающегося от международного тем, что его нормы обязательны для государств независимо от того, участвовали ли государства в их формулировании или нет, а также независимо от того, признали государства данные нормы в каждом конкретном случае обязательными для себя или нет. Признаки и тенденции к наднациональности права ВТО проявляются и в том, что решения здесь принимаются в соответствии не с принципом консенсуса, а с принципом квалифицированного большинства, а также в том, что многие его институты становятся императивными, нормами jus cogens, отклонение от которой недопустимо. Мы уже не говорим о том, что рабочими языками ВТО являются только три (английский, французский и испанский) и, соответственно, официальные документы не требуется переводить на другие государственные языки стран-участниц.

В связи с указанной перспективой «эволюции» международного права возможно, что мировые «сливки общества» в ближайшее время вообще поставят вопрос о целесообразности сохранения или полном пересмотре его принципов. Ведь альтернатива такова: либо признание несостоятельности основных принципов современного международного права, либо признания нелегитимности ВТО.

Такое всемогущество права ВТО порождает, наконец, вопрос о том, кто же является этими всесильными творцами норм и правил «мирового министерства» и кто им вручил эти полномочия? А это обращает нас к рассмотрению структуры руководства ВТО.

А структура эта тоже интересна.

Главным органом является Конференция министров, которая собирается лишь один раз в два года. Она призвана выполнять функции ВТО, имеет полномочия принимать решения по всем вопросам, относящимся к любому из соглашений, если об этом попросит какой-либо член, и предпринимает необходимые для этого меры. Конференция министров образует соответствующие Комитеты и может создавать любые другие комитеты с такими функциями, которые она сочтёт необходимыми. В перерывах же между заседанием Конференции министров её функции осуществляет Генеральный совет, который собирается по мере необходимости и состоит из послов и глав делегаций стран-участниц.

Генеральный совет устанавливает свои правила процедуры и утверждает правила процедуры Комитетов. В соответствующих случаях Генеральный совет созывается для выполнения функций Органа по разрешению споров (это и есть суд ВТО) или Органа по проведению обзора торговой политики, которые устанавливают такие правила процедуры, какие они считают необходимыми для выполнения своих функций;
Генеральный совет, в свою очередь, делегирует функции трём Советам – по торговле товарами, по торговле услугами, по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Совет по ТРИПС).

Они также устанавливают свои правила процедуры, подлежащие одобрению Генеральным советом. Советы созываются по мере необходимости и образуют вспомогательные органы, которые также устанавливают свои правила процедуры. Техническую работу в ВТО совершает базирующийся в Женеве секретариат во главе с генеральным директором.

Таким образом, решения о правилах ВТО принимает группа из торговых представителей стран-членов, не избранных народом, а назначенных правительствами своих стран. Это и есть те самые топменеджеры, которые являются самым влиятельным в мире судом и законотворческим органом, чьи судебные решения обязаны выполнять суды и парламенты стран ВТО. Их главная функция – представлять интересы крупнейших транснациональных компаний, которые имеют к ним доступ через консультативные советы по торговле.

Известно, например, что ГАТС не мог быть принят без огромного давления двух представителей американской индустрии финансовых услуг – «Америкэн Экспресс» и «Ситикорп», требующих приватизации «общественных благ». Что Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) пролоббировали 13 американских концернов, цель которых – коммерциализация и приватизиция интеллектуальных и культурных прав и прав на произведения искусства, обеспечение технологического преимущества стран «первого мира». Особенно ярко эти «уши» корпораций просматриваются в решениях суда ВТО. Хотя формально с жалобами перед судом выступают государства, за заявлениями этими стоят, как правило, крупнейшие транс­национальные корпорации, которые, угрожая судебными процессами, изъятием вложенных средств, громадными штрафами и пр., подчиняют своим интересам национальные правительства, для которых понятие «закон ВТО» приобретает уже некое сакральное значение.

Всё вышесказанное даёт возможность сделать следующие краткие выводы:
1. ВТО – это инструмент в руках ТНК и ТНБ, которые посредством создания системы наднационального права закрепляют своё доминирующее положение, при котором их интересы ставятся выше интересов того или иного народа.
2. Право ВТО, основывающееся на лженаучной концепции «свободы торговли», не соответствует главным принципам международного права, что ставит, таким образом, вопрос о легитимности этой организации.
3. ВТО грубо нарушает принцип национально-государственного суверенитета, что лишает целые народы возможности отстаивать не только свои социальные права, но даже и право на жизнь и самооборону.

Таким образом, под видом организации, регулирующей торговлю, действует мощный механизм по демонтажу не только социального государства, но государства как такового, расчищающий почву для утверждения мировой корпоратократии. Присоединение к ВТО будет означать для России, являющейся преемницей великой, уникальной, самодостаточной страны, конец как государства и превращение в управляемую извне территорию.

Естественно, мы не можем этого допустить. Наш народ обладает огромным творческим потенциалом, который полностью парализован тотальной дезинформацией со стороны властей относительно истинного смысла, целей и задач подготавливаемой ими операции. Власти пытаются блокировать информацию и о ширящемся движении массового протеста против ВТО, действующего в других странах, включая и страны теперь уже совсем не сытого Запада. Разоблачать ложь о ВТО – наша задача, и делать это тем легче, чем более вопиющей она становится.
17.05.12

Comments are closed.