последние новости

ВТО – Россия: управляемая катастрофа.

ВТО – Россия: управляемая катастрофа.
СТАТЬИ

Тема, предлагаемая авторами, чрезвычайно сложна и многогранна. Остановимся на некоторых ее аспектах.

Всемирная торговая организация – это более 150 государств. Создана по инициатиые высокоразвитых индустриальных (постиндустриальных) стран.

Всеми́рная торго́вая организа́ция (ВТО; англ. World Trade Organization (WTO),фр. Organisation mondiale du commerce (OMC), исп. Organización Mundial del Comercio) —международная организация, созданная в 1995 году с целью либерализации международной торговли и регулирования торгово-политических отношений государств-членов. ВТО является преемницей Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ), заключенного в 1947 году и на протяжении почти 50 лет фактически выполнявшего функции международной организации.

ВТО отвечает за разработку и внедрение новых торговых соглашений, а также следит за соблюдением членами организации всех соглашений, подписанных большинством стран мира и ратифицированных их парламентами. ВТО строит свою деятельность исходя из решений, принятых в 1986—1994 годах в рамках Уругвайского раунда и более ранних договоренностей ГАТТ. Обсуждения проблем и принятие решений по глобальным проблемам либерализации и перспективам дальнейшего развития мировой торговли проходят в рамках многосторонних торговых переговоров (раунды). Штаб-квартира ВТО расположена в Женеве, Швейцария. Глава ВТО (генеральный директор) — Паскаль Лами. На июль 2008 года в ВТО состояло 153 страны, на долю которых в сумме приходилось 95 % мирового торгового оборота.[1]

Правила ВТО предусматривают ряд льгот для развивающихся стран. В настоящее время развивающиеся страны — члены ВТО имеют (в среднем) более высокий относительный уровень таможенно-тарифной защиты своих рынков по сравнению с развитыми. Тем не менее, в абсолютном выражении общий размер таможенно-тарифных санкций в развитых странах гораздо выше, вследствие чего доступ на рынки высокопередельной продукции из развивающихся стран серьёзно ограничен.

Правила ВТО регулируют только торгово-экономические вопросы. Попытки США и ряда европейских стран начать дискуссию касательно условий труда (что позволило бы считать недостаточную законодательную защиту работников в качестве «нелегитимного» конкурентного преимущества) были отвергнуты из-за протестов развивающихся стран, поскольку такие меры, в конечном счёте, ещё больше усугубят положение трудящихся в связи с сокращением рабочих мест, снижением доходов и уровня конкурентоспособности.

Официально Россия уже в ВТО. Переговоры директора департамента минэкономразвития М. Медведкова с представителями ВТО велись долго, соблюдая строжайшие правила конспирации. Даже накануне ратификации Госдумой соглашения о вступлении РФ в эту организацию (15 июня 2012 года) у депутатов Госдумы не было официальных протоколов переговоров. Российские производители хватаются за голову: многим из тех, кто едва встал на ноги или пытается выкарабкаться из экономического кризиса 2008 –2010 г.г. (особенно это касается малого, среднего бизнеса, прежде всего работников сельского хозяйства), грозит прозябание, а то и вовсе разорение.

В стране почти 10 лет идет информационная война – тема одна – что дает России вступление во Всемирную Торговую Организацию. В официальных печатных СМИ, в государственных или контролируемых государством теле- и радиоканалах, слушателям, телезрителям рисуются красочные перспективы. Этакая «страна Муравия», где заборы из колбасы (на любой вкус), бьют фонтаны искрометных освежающих вин и т.д., и т. п., т.е. названные средства массовой информации активно выполняют свою главную функцию: «промывания мозгов», формирование положительного общественного мнения. В головы людей – прежде всего предпринимателей – внедряется мысль, что «членство в ВТО открывает возможность цивилизованно, в правовом поле отстаивать свои интересы». Так это звучало в отчетном докладе в апреле 2012 года в Государственной Думе.

Но анализ расчета последствий вступления в эту международную организацию на условиях, которые «выторговали» для России в ВТО говорят о другом. Например, директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий в газете «Аргументы и факты» рассказывает, что потери экономики за счёт вытеснения импортом отечественных производителей к 2020 г. составят 4 трлн. руб., на 2,2 млн. сократится число рабочих мест. Такие цифры озвучили руководители предприятий промышленности и сельского хозяйства на конференции, которую провела Торгово-промышленная палата.

Больше всех пострадают сельское хозяйство и пищевая промышленность. К 2020 г. 1,6 млн. работников из этих областей будут вынуждены поменять специальности. За это же время объёмы производства данных отраслей сократятся на 40%. Выстоят крупные предприятия, ориентированные на экспорт, — им будет даже выгодно вывозить зерно на внешние рынки с учётом сниженных пошлин — основной массе компаний, работающих на внутренний рынок, придётся туго. В результате сложится абсурдная ситуация: одни фирмы будут вывозить сельхозсырьё за рубеж, а другие — завозить в Россию импортное. Для импортёров и экспортёров это выгодно, а для российских потребителей — нет.[2]

Президент Мясного союза Мушег Мамиконян пишет, что для него стало неприятным сюрпризом резкое уменьшение ввозных пошлин на продукты переработки мяса. «Почему такое снижение происходит? Это сдача рынка конечных мясных продуктов… Может, это ошибка перевода? Переработка не получает адресной помощи… С нами этот вопрос не обсуждался. Мясная промышленность связана с рисками. Нам требуется поддержка – 18 млрд. рублей».

Крайне убыточные условия, в которых окажутся российские переработчики мяса, стали «большим сюрпризом» и для президента аграрного холдинга «Мираторг» Виктора Линника. Его бизнес заключается в поставке сырья для мясоперерабатывающих комбинатов. Если провалится переработка, куда везти мясо свиней, крупного рогатого скота, кур? Разорение постигнет всех, работающих в этой технологической цепочке: фермеров, производителей зерна, комбикормов, обслуживающих и содержащих инфраструктуру, социальную сферу. Они потеряют жизненную базу, их ресурс уйдет в пользу западных «партнеров». Еще больше полей зарастет сорняками, безработные россияне вынуждены будут кормиться на пенсии своих родителей.

Пошлина на ввоз товарных свиней снижается в восемь раз – с 40 до 5%. Если даже крупнейшие российские производители свинины, захотят поставить в Евросоюз товарное поголовье, то пошлина составит 40%. По нашим прикидкам за ввоз продукции свиноводства требуется компенсация 20 млрд. рублей в год на последующие восемь лет, по говядине – 17 млрд., по субпродуктам – 6 млрд. в год. Правительство может вернуть только 6 млрд. рублей. Больше, ответили, денег нет.[3]

Размеры госдотаций правительство России будет согласовывать с ВТО. «Разрешённые нашими соглашениями размеры дотирования станут громадной нагрузкой для бюджета, — считает Б. Кагарлицкий. — Но их всё равно не хватит, чтобы на равных конкурировать с дешёвым импортом. Страна только потратит деньги впустую».

«По правилам ВТО дотирование молочной промышленности должно быть снижено, — утверждает Аркадий Пономарёв, председатель совета Молочного союза России. — А строгие требования к качеству заставят тех, кто хочет конкурировать с европей­ской продукцией (особенно на внешнем рынке), задирать цены: у нас только 10-15% молока соответствует западным стандартам.

На мясном и рыбном внутренних рынках России тоже можно поставить крест. Например, на импорт минтая, лосося, сельди пошлина снизится в 3-4 раза (а, между прочим, этих рыбок прекрасно разводят и на территории нашей страны).

«В декабре прошлого года Минздравсоцразвития отменило требования о 5% льда для филе рыбы и морепродуктов, — рассказывает Денис Саврасов, вице-президент Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка. — До введения такого ограничения на рыбе из Юго-Восточной Азии было до 45% замороженной воды, т.е. снова будут завозить в Россию воду. В этом случае нашим производителям не придётся конкурировать с некачественным и потому дешёвым импортом. С этим согласен Б. Кагарлицкий: «Российские граждане как люди с невысоким доходом всегда предпочтут товар по низкой цене тому, что подороже и получше».

Российская рыба не исчезнет с прилавков, но прибавится некачественного товара. Сейчас 15% рыбы в стране, то есть 0,5 млн. тонн, – некачественные или с неправильной маркировкой. Причём доля неликвида растёт именно в импортной продукции. После присоединения к ВТО в России увеличится импорт норвежской сёмги. Вдобавок повалят пангасиус и тиляпия из Китая и Юго-Восточной Азии, где их выращивают порой даже в выгребных ямах. Сомнительного товара станет больше. Не говоря о том, что почти любая импортная рыба уступает российской по вкусовым качествам. В Европе и Азии её выращивают в питомниках – на отходах зерна и кукурузы, тогда как в нашей стране – ловят в открытом море.

Казалось бы, агропром, как и рыбу, можно спасти с помощью господдержки. Но она по требованию ВТО снижается. Сейчас общая помощь сельскому хозяйству в России составляет 9 млрд. долл. в год. К 2020 г. траты придётся урезать до 4,4 млрд. долл. в год. По сравнению с господдержкой в других странах – членах ВТО сумма копеечная. К примеру, правительство США расходует на сельское хозяйство 23,9 млрд. долл. в год. Но российские переговорщики, словно враги собственного народа, не смогли выторговать у организации даже право тратить на крестьян скромные 5,8 млрд. долл. в год – именно столько пускает на аграрные нужды крохотная Швейцария.

По мнению Александра Четверикова, депутата Госдумы бизнесмена-агрария, селу нужны не столько дотации (выложить деньги из бюджета — немудрено), сколько стабильные рынки сбыта внутри страны. «Сейчас, даже являясь сельскохозяйственной державой, — говорит он, — мы не можем перерабатывать то сырьё, которое производим. Именно в этом направлении должно двигаться сельское хозяйство».

После вступления в ВТО в страну хлынет поток иностранных лекарств. В аптеках они уже на60% импортные, вдобавок российские фармзаводы закупают за рубежом 90% сырья.

Скончается производство горного оборудования, пошлина на которое снижается до 5%. Погибнет химическая промышленность.

Казалось бы, нефтегазовой стране сам Бог велел развивать химпром. Но в России на него приходится всего 2%ВВП, тогда как в Германии – 20%. А после вступления в ВТО страна лишится последнего, что имеет.[4] Об этом же, кстати, недавно забеспокоился Владимир Путин после снижения пошлин и открытия границ в страну хлынет волна «китайского ширпотреба».

Эксперты обозначили и другие шаги, на которые должно пойти государство для поддер­жки отечественной экономики. Например,снизить налоговую нагрузку на малый бизнес, создать предприятия-локомотивы, которые будут обеспечивать заказами малые и средние фирмы — в идеале, превращаясь в производственные кластеры, экспортировать из России не только нефть, но и технологии, пытаться включить наши предприятия в мировую цепочку. Только возьмётся ли кто за это?[5]

Итак, российский рынок распахивается перед всеми западными, китайскими, японскими производителями и их товарами, резко снижая таможенные пошлины. И снова, как при гайдаровской шокотерапии, в Россию хлынет поток залежалого, но более дешевого ширпотреба, техники, одежды, машин, еды. Отечественный производитель оказывается на обочине. Россия потеряет промышленность, сырьевая модель экономики закрепится еще на десятилетия и модернизация не потребуется. Такую перспективу предрекает России Константин Бабкин от ассоциации «Росагромаш».

Правительство налоговой политикой и импортом, которому даются различные льготы, свело на нет производство сельхозмашин, станков, самолетов. Наш рынок почти полностью захвачен иностранными фирмами, нам принадлежит где-то 15%, –замечает Николай Юденков, ассоциация «Станкоинструмент». – Если идет импортное оборудование, то НДС снимается, если наше – НДС остается. Это преступление против собственной страны. Недавно принято 56-е постановление, подписанное Путиным, в помощь станкостроению. Но оно игнорируется. Мы по-прежнему не имеем поддержки, которой пользуются станкостроители в других странах. А теперь вот через ВТО выходим на внешний рынок с заведомо проигрышными условиями. Даже наше внутреннее законодательство работает против нас.[6]

Из кризисного состояния десятилетия не могут выйти авиастроители. Вместо 500-600 самолетов различных модификаций, что выпускались в середине 80-х г.г. авиапром выпускает в год не более 15. А рекламируемый «Суперджет» на 80% состоит из импортных агрегатов. Импортируемые самолеты, как правило, с большой степенью изношенности, что ведет к частым авиакатастрофам. Иностранные самолеты можно зарегистрировать в любой оффшорной зоне, чтобы не платить налоги. В противовес им российские самолеты выплачивают все налоги… Но самое большое препятствие в развитии корпорации – это отсутствие длинных и недорогих кредитов. По этой причине остаются неисполненными многие наши проекты.

Ради чего тогда стоило городить огород с вступлением в ВТО? Как выясняется, некоторым производителям вступление России в организацию всё-таки выгодно. К примеру, в плюсе окажется «Газпром». Причём не из-за того, что у монополии вырастет экспорт газа. Как раз за рубеж её топливо продаётся по индивидуальным контрактам, условия которых с каждым покупателем обсуждают отдельно. Главные прибыли монополии принесёт повышение цен внутри страны.

Сейчас внутренние тарифы на газ в России намного ниже, чем внешние. От экспорта «Газпром» получает в среднем220 долл. за 1 тыс. кубометров, от продаж в России – 88 долл. за 1 тыс. кубометров. При этом в монополии давно мечтают продавать газ заводам и электростанциям по европейским ценам, но правительство не позволяет. После вступления в ВТО ситуация изменится. Дело в том, что страны-конкуренты давно поговаривают: низкая стоимость топлива внутри России – слишком жирная преференция для отечественных производителей. Эксперты по ВТО сходятся в одном: после вступления в организацию страну завалят исками с требованием выровнять внутренние и внешние цены на газ. И рано или поздно правительству придётся на это согласиться.

Получается, после вступления в ВТО отечественные производители не просто пострадают от дешёвого импорта. Их начнут душить повышением тарифов. Достаточно сказать, что подорожание газа автоматически влечёт за собой повышение цен на электроэнергию. Когда топливо «Газпрома» дорожает в 2 раза, стоимость света для заводов увеличивается почти в 1,5 раза. Взлёт тарифов нанесёт настолько болезненный удар по российской экономике, что по сравнению с ним выгоды экспортёров металлов и удобрений от снижения вывозных пошлин, о которых любят рассказывать в правительстве, выглядят сущей мелочью.

Конечно, сама по себе Всемирная торговая организация – не исчадие ада. Некоторые страны получили от вступления в неё массу экономических пре­имуществ. К примеру, присоединившийся к ВТО в 2001 г. Китай нарастил производство и увеличил объёмы международной торговли в 6 раз. Но чтобы этого добиться, страна годами удерживала выгодный производителям курс юаня. Он стоил в 1,5 раза меньше, чем требовали объективные экономические показатели. Зарплаты в Китае в начале 2000-х гг. были в 30 раз ниже, чем в США. А главное – страна имела мощную перерабатывающую промышленность, доля которой в экономике составляла 40%.[7]

Кто-то может сказать, что Россия стала больше всех добывать в мире нефти. Дескать, вот результат, который «партия реальных дел» может предъявить народу. Это так и не так. По добыче нефти мы только выходим на свои показатели конца 70-х годов прошлого века. Что касается меньшей добычи нефти при Ельцине, так это напрямую зависело от мировых цен. Низкие цены делали невыгодным добычу нефти на многих наших месторождениях. Поэтому скважины просто простаивали. А с ростом мировых цен на энергоносители их снова начали запускать в эксплуатацию. При этом стремительно начали расти варварские способы добычи, позволяющие за короткий срок снять с советских месторождений «нефтяные сливки», чтобы не валандаться с долгосрочной добычей, позволяющей отрабатывать месторождения «досуха».

При хищнической эксплуатации огромные запасы нефти остаются в недрах, становясь неизвлекаемыми или трудно извлекаемыми. Яркий тому пример – компания «Сибнефть». Она стремительно наращивала агрессивные методы добычи, позволяющие в сжатые сроки выжать из недр всю сверхприбыль в ущерб дальнейшей эксплуатации месторождений. И как только на месторождениях стала падать добыча, Роман Абрамович очень удачно продал свою компанию с остатками трудно извлекаемых запасов нефти за 13 млрд. рублей – цену, превышающую стоимость трех нацпроектов-2006. За бешеные деньги компанию с падающей добычей приобрел Совет директоров «Газпрома» под председательством вице-премьера Медведева.

Для нашей страны, теперь напрямую зависящей от распродажи природного сырья (по-старому, колониальных товаров), очень важна геологоразведка. И в первую очередь – глубокое разведочное бурение на нефть и газ. Ведь все наши месторождения, которые сегодня эксплуатируются, открыты советскими специалистами. О чем даже Медведев говорил в своем послании Федеральному собранию. Большинство из них теперь находятся в стадии падающей добычи. Потому необходимо постоянное пополнение минерально-сырьевой базы за счет вновь разведанных месторождений и введения их в эксплуатацию. В конце советского периода ежегодный прирост разведанных запасов нефти в среднем вдвое превосходил добычу. А природного газа – втрое.

В постсоветские годы прирост новых запасов углеводородов был значительно ниже их добычи. И только с 2005 года официальный прирост нефти и газа стал немножко превышать уровень добычи. Но это не означает, что обнародованные запасы подтверждены геологоразведочными работами, выполненными в полном объеме.[8]

Так кто же выиграет от вступления России в ВТО? Ответ однозначен – нефтяные, газовые олигархи и стоящие за ними коррупционеры-чиновники. Вот почему обсуждение условий вступления в эту международную организацию не выносится на суд народа, который пока безмолвствует. А что думает? Вот что показал опрос, проведенный газетой «Аргументы и факты».

После вступления России в ВТО… Наше производство ждет кризис — 59%. Не знаю, чего ждать — 20%. Мало что изменится — 13%. Появится много товаров — 5%. Снизятся цены — 4% (15 голосов).[9]

[1] Официальный сайт ВТО. http://www.wto.org/english/thewto_e/whatis_e/inbrief_e/inbr02_e.htm

[2] Вторжение чужих. Как выживать нашим производителям. «Аргументы и факты» № 13.2012 г.

[3] Галина Платова. «Страна рискует всем». «Советская Россия». № 47.2012 г.

[4] Сергей Бородкин. «Вирус ВТО окончательно разрушит нашу великую державу». «Аргументы недели». № 16.2012 г.

[5] Вторжение чужих. Как выживать нашим производителям. «Аргументы и факты» № 13.2012 г.

[6] См. цит. «Аргументы недели».

[7] См. цит. «Аргументы недели».

[8] http://vestnikcivitas.ru/ht/1711

[9] http://www.aif.ru/money/article/50718

Н.А. Нартов

В.Н. Нартов

Comments are closed.