последние новости

Продовольственная безопасность России.

Продовольственная безопасность России.
ЕВРАЗИЯ


Н.А. Нартов, Академик Академии геополитических проблем и
В.Н. Нартов.

В мире есть царь: этот царь беспощаден,
Голод названье ему.

Н.А. Некрасов
«Железная дорога»

Проблема продовольственной безопасности населения стала предметом пристального внимания со стороны мирового сообщества и уже в декабре 1974 года Генеральная Ассамблея ООН одобрила разработанные Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (ФАО) “Международные обязательства по обеспечению продовольственной безопасности в мире”.
В 1996 году на Всемирной встрече на высшем уровне по проблемам продовольствия, в которой участвовало 173 страны, была принята Римская декларация по всемирной продовольственной безопасности. В декларации продовольственная безопасность определена как – “состояние экономики, при котором населению страны в целом и каждому гражданину в отдельности гарантируется обеспечение доступа к продуктам питания, питьевой воде и другим пищевым продуктам в качестве, ассортименте и объемах необходимых и достаточных для физического и социального развития личности, обеспечения здоровья и расширенного воспроизводства населения страны.” В ней также отмечено, что источником продовольственной нестабильности является бедность.
Продовольственная безопасность населения (в терминологии мировой литературы), в первую очередь, определяется макроэкономической ситуацией, эффективностью общественного производства и доходами населения. Состояние продовольственной безопасности населения оценивается широким спектром показателей.
Если на начальном этапе это были среднедушевые доходы населения, переходящие остатки продовольственного зерна (сначала на уровне 20%, а в последствии 16% от общего объема годового потребления), доля импорта в продовольственных ресурсах (которая в большей степени характеризует продовольственную самообеспеченность страны, а не уровень питания населения), то теперь критерии продовольственной безопасности расширились и стали более сложными.
К ним относят – долю расходов на продовольствие в общих расходах отдельных групп населения, – территориальную доступность продуктов (измеряемую путем сравнения уровня розничных цен на одинаковые товары в разных регионах страны), доля в потреблении современных продуктов, которые снижают потери и экономят время работы в домашнем хозяйстве, – степень “натуральности” и доброкачественности продуктов, – влияние качества продуктов на состояние здоровья и продолжительность жизни, в том числе продуктов, полученных с помощью методов генной инженерии и биотехнологии, массовое коммерческое освоение которых началось в 1995 году и др.
В обобщенном виде оценка состояния продовольственной безопасности населения определяется:
- физической доступностью продовольствия – наличие продуктов питания на всей территории страны в каждый момент времени и в необходимом ассортименте;
- экономической доступностью продовольствия – уровень доходов независимо от социального статуса и места жительства гражданина, который позволяет приобретать продукты питания, по крайней мере, на минимальном уровне потребления;
- безопасностью продовольствия для потребителей – предотвращение производства, реализации и потребления некачественных пищевых продуктов, способных нанести вред здоровью населения.
Поскольку обеспечение населения продовольствием – это в физическом смысле обеспечение его жизнедеятельности, то продовольственная безопасность является доминирующим объектом анализа ученых-экономистов, политиков, забот рядовых граждан, т.к. это – проблема выживания людей, сверхважная геополитическая проблема. Сейчас ситуация с продовольственным обеспечением населения в России – критическая. Она обусловлена прежде всего кризисным положением сельского хозяйства, политикой правительства Гайдара-Ельцина начала 90-х г.г. ХХ века.
Большой удар по продовольственной безопасности, а также по социальной структуре общества нанесла «антиколхозная» кампания. Она «не опиралась на убедительные рациональные аргументы и не давала никаких оснований ожидать создания новых, более эффективных производственных структур». В итоге была разрушена огромная система, создать которую стоило чрезвычайных усилий и даже жертв.
«Не менее очевидно было и то, что разрушение крупных механизированных предприятий, которые были центрами жизнеустройства деревни, будет означать колоссальный регресс и даже архаизацию жизни 40 миллионов сельских жителей России».
Как признал в 2008 году С. Лисовский (бывший соратник Чубайса, пойманный в 1996 году – году переизбрания Б.Н. Ельцина в президенты – с полумиллионом долларов в коробке из-под ксерокса), что они, т.е. либерал-демократы, за 15 лет уничтожили работоспособное население на селе. То есть за годы реформ Россия утратила свой золотой капитал – 7 миллионов организованных в колхозы и совхозы квалифицированных работников сельского хозяйства. Их осталось 2,5 миллиона. И темп сокращения этой общности не снижается (как и темп сокращения тракторного парка, потребления электричества в сельском производстве и т.п.).
За 20 лет либерально-демократических реформ в России от 48 тысяч крупных коллективных хозяйств осталась пятая часть. Четверть из них, вследствие диспаритета цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию, убыточна. Диспаритет цен таков: рост цен на промышленную продукцию в два раза превосходит рост цен на продукцию сельского хозяйства.
Уничтожение хозяйств на селе шло и продолжает идти посредством процедуры банкротства. К сожалению, инициатором банкротств выступает чиновничество разных уровней, нередко связанное с криминалитетом.
По сравнению с 1990 годом валовое производство сельхозпродукции сократилось более чем вдвое. Сейчас более половины продукции животноводства и 90% плодоовощной продукции приходится на личное подворье граждан.
На смену механизации пришел ручной труд. По производительности труда Россия в 8-10 раз отстает от стран Евросоюза, США, Канады и Израиля. (Кибуцы еврейского государства, похожие на наши бывшие колхозы, кормят морковью, вишней, яблоками и др. фруктами не только свое население, но и «дорогих россиян»).
Создание агропромышленных комплексов, или как говорил М.И. Туган-Барановский, крестьянских коопераций, добровольных ассоциаций, где используется техника, где произведенная продукция перерабатывается, хранится и реализуется коллективным собственником, минуя посредников, позволяет сельхозпроизводителям Евросоюза, США, Канады, Израиля обеспечивать продовольственную безопасность своих стран и набросить продовольственную удавку на Россию.
Тезис либералов: «фермер накормит Россию» оказался несостоятельным. Курс на фермеризацию, взятый в начале 90-х годов прошлого века, продемонстрировал свою полную неспособность решить эту задачу. Сейчас фермеры владеют более 6% пашни России, а их зерновой, овощной, фуражный, семечко-масличный вклад равен 2%. Авторы хорошо помнят как в конце 80-х г.г. асфальтовые агрономы Черниченко и Башмачников с экранов почти всех телеканалов, яростно брызгая слюной, заверяли зрителей и слушателей в том, что только фермер накормит Россию.
Как показывает история, невежество всегда агрессивно. А неплохо бы этим асфальтовым сельхозпроизводителям почитать работы русского ученого экономиста, социолога, юриста, математика М.И. Туган-Барановского, который в начале ХХ века высказал мысль о том, что фермерский путь для России – это путь в никуда. Более того, этот талантливый человек указал магистральное направление, по которому в ХХ веке пошли ныне благополучные страны Европы, США, Канада, Израиль, – это создание агропромышленных комплексов.
Продовольственная безопасность – многоаспектная проблема. Один из ее аспектов – качество продуктов, приобретаемых в магазинах. Российские либерал-демократы любят говорить о том, что наша страна должна принимать стандарты, законы так называемых цивилизованных стран и переносить их на русскую почву. Но западные стандарты и законы вступают в противоречия с интересами (прежде всего экономические, финансовые) посредников, переработчиков, реализаторов продовольствия, «крышующих» их чиновников, представителей многочисленных «проверяющих» продовольственные комбинаты, цехи, фабрики и т.п.
К примеру, в США за неверные данные на этикетке в продовольственном магазине наказание составляет либо штраф в 100 тыс. долларов или лишение свободы до 3 лет. Если продукция или услуги предоставляется без должной документации – это 250 тыс. долларов штрафа или 5 лет тюрьмы. В Европе продавцы даже не понимают, о чем идет речь, если их спросить, переклеивают ли они этикетки со сроком годности.
Торговая сеть в России нередко не соблюдает правила хранения, неоднократно замораживает и размораживает мясо, рыбу, полуфабрикаты, ставит их не на тот прилавок. В результате покупатель приобретает замороженную рыбу, в которой до трети массы составляет лед, молоко в размокших пачках, масло с сизым налетом, водянистый творог. Много махинаций с сыром, головку которого разрезают и маркируют в магазине, меняя при этом срок годности, соскребая зеленую плесень. Миллионные доходы, получаемые в небольших магазинах, супер- и гипермаркетах несопоставимы со смешным штрафом – в среднем не более 5 тыс. рублей.
Контроль за отечественным мясом, рыбой, молоком чаще всего ненадежен. Региональные ветслужбы не подчиняются федеральной, т.е. не контролируются ею. Поэтому очень часто производства – полулегальные, «под крышей» родственников, поступление мясных туш – по фальсифицированным документам или вообще без них. Не соблюдаются санитарные и ветеринарные нормы. Покупатель утешается тем, что такое мясо дешевле. Функции контрольных организаций дублируют друг друга, их полномочия четко не определены.Судиться с магазином – тяжело и сложно. Требуется куча экспертиз, свидетелей, а если покупатель получит деньги, то они столь ничтожны, что многие предпочитают не связываться.
В Россию в свое время запретили ввоз куриных окорочков из США. В них Роспотребнадзор обнаружил хлор. Девять месяцев их не ввозили в страну. Но вдруг, как по мановению волшебной палочки в руках президентского чиновника высокого ранга, американская курятина снова появилась на нашем рынке. Формально США подтверждают, что хлор при охлаждении птичьих тушек не используется. Но такие тушки идут на американский рынок. Доставляемые нам окорочка не подвергаются должному контролю. Их пускают в переработку, и покупатель приобретает пельмени, котлеты, колбасы и т.п. изделия, изготовленные из замороженной американской курятины.
Наши птицеводы не случайно опасались возвращения «ножек Буша». Благодаря низким ценам (импортные окорочка на 5-10% дешевле) американцам удается уверенно демпинговать на российском рынке, вытесняя с него отечественную продукцию. Почти вся заокеанская продукция выпускается компаниями-переработчиками, которые и «гонят» в магазины названные выше продукты – от пельменей до докторской колбасы. На «птичьем» рынке говорят, что отечественным производителям придется утилизировать большие объемы невостребованного мяса. Или отдавать его за бесценок.
В последнее время говядина и свинина дорожают чуть ли не ежедневно, прибавляя от 5 до 10 рублей за килограмм. Дешевеет рубль, соответственно, цены на заморское мясо, за которое государство платит иностранной валютой, лезут вверх.
В первой половине 2011 года вследствие бескормицы после катастрофической засухи 2010 года многие хозяйства, фермеры забивали скот. С советских времен от поголовья крупного рогатого скота осталась только половина. Поголовье свиней сократилось в 2,3 раза, овец – в три раза. Мясное животноводство мало привлекает инвесторов, потому что если и получишь прибыль, то не скоро. Например, стадо быков надо откармливать два года; большую часть этого времени в условиях средней полосы России животные находятся в помещениях. Из всего поголовья крупного рогатого скота мясное стадо не достигает и двух процентов.
Из всех колбас, сосисок, консервов и котлет – 40% импортного мяса.
Для обеспечения мясного спроса господдержки не хватает. сейчас Россия производит около 2 млн. тонн мяса в год. По требованию лидеров Всемирной торговой организации, куда Россию приняли на кабальных условиях, на каждый килограмм мяса приходится всего 5 рублей помощи. В странах ЕС, США, Канаде – в 3-4 раза больше. В РФ ежегодно завозится продовольствия на 35-37 млрд. долл. Это – удавка импорта на шее страны, потерявшей продовольственную безопасность. И эта удавка затянута туго.
После кризиса 1998 года не менее 70 млн. человек, т.е. почти половина населения России, находились на грани или за гранью нищеты, так как значительно сократились доходы. Вслед за снижением реальных доходов сокращается потребление населения. Душевое потребление мяса и мясопродуктов снизилось более чем на треть, молока и молочных продуктов более чем на четверть, рыбы и рыбопродуктов – на две трети… Дефицит белка в питании россиян составил 35-40%. Калорийность питания, определяющая состояние здоровья и работоспособность человека, снизилась до 2200 ккал/сутки. Обеспеченность витаминами, определяющими иммунитет к болезням, сократилась до 50% от нормы.
В этих социально-экономических условиях естественной реакцией населения стало снижение рождаемости. Ведь свыше 40% семей с двумя и более детьми жили в бедности, а вероятность для многодетной семьи оказаться в нищете составила 50%».
Более 18 лет Москва активно топталась у порога Всемирной торговой организации (ВТО). Наконец-то сбылась мечта… Лоббирующие эту идею чиновники, безусловно, небескорыстно выполняют все требования своих американских благодетелей – крупнейших сельскохозяйственных производителей. А главной жертвой российских чиновников – радетелей ВТО – будет отечественное крестьянство.
Как показала перепись населения 2010 года, после страшных пожаров, «организованных» чиновниками разных уровней, начиная с нынешнего лидера «Единой России» В.В. Путина, происходит массовое вымирание деревень. Исторические корни России умирают. Оставшиеся в деревнях жители, по мнению либералов западно-российского розлива, не работают, а пьянствуют. Отучили их работать и помогают им пить московские политики и их советники (западные, отечественные, ориентирующиеся на Запад), когда стали разваливать коллективные хозяйства и совхозы.
Эти формы земледельческих работ сложились еще в Древней Руси. Назывались они вервь (вервь – название общины в Древней Руси и у южных славян). И обусловлено историческое существование верви (общины) было природой, климатом, коротким теплым временем года. Поэтому-то сельскохозяйственные работы в зонах рискованного земледелия Древней Руси, Московского княжества и царства, Российской империи, Советского Союза и назывались страдой. Об этом очень выразительно, кратко, эмоционально писал Н.А. Некрасов: «В полном разгаре страда деревенская». Итак, природно-климатические условия в первую очередь предопределили организационные формы сельскохозяйственного труда в России. И ни эксперименты П.А. Столыпина, ни Гайдара и Ельцина, а также современных политиков не в состоянии что-либо противопоставить географическому детерминизму.
В 2009 году производство сельскохозяйственной продукции составило немногим более 60% от среднегодового уровня за 1986-1990 г.г. И это, не смотря на то, что в 2008 году получен рекордный для постсоветской России урожай зерновых. Такое падение производства обусловлено как трансформационным спадом, так и неэффективными способами проведения в целом экономической реформы и аграрной, в частности. Государственная поддержка сельского хозяйства составляет около1% в 2010г. (к примеру, из бюджета США в сельское хозяйство направляется 24%, из бюджета Белоруссии – 21% – авт.). Такая «помощь» оставила крестьянство один на один со множеством проблем. Читатель может возразить: несмотря на общий упадок сельского хозяйства, полки магазинов остаются переполненными. Это происходит, во-первых, из-за снижения потребления населением продуктов питания почти в 1,5 раза (исключениями являются такие малоценные продукты питания, как хлебные изделия и картофель, потребление которых несколько выросло, несмотря на существенный рост цен). Во-вторых, наиболее важной причиной данной ситуации является все более возрастающий импорт сельскохозяйственной продукции, объемы которого превысили все допустимые нормы и уже напрямую угрожают безопасности страны. Кроме того, московские правители, экономя деньги на поддержку российского товаропроизводителя, финансируют американских, канадских, голландских, датских и даже финских производителей.
Доля импорта в общем объеме продовольствия по оценкам ученых составляет не менее 50%, а Москва, Петербург импортируют до 70-80% продуктов питания. Сейчас на душу населения в России производится за год 43 кг. мяса и 194 кг. молока, а физиологически обоснованная норма потребления на одного человека составляет не менее 81 кг мяса и почти 400 литров молока.
По подсчетам ученых-экономистов, медиков, диетологов суточное потребление на одного человека в России составляет в среднем 2200 ккал (2590 ккал – в 1990 году). Мы уже отстаем от Африки, где в среднем потребляется 2300 ккал. В США и ЕС уровень калорийности питания составляет 3500-3600 ккал. По международной классификации Всемирной продовольственной организации (ФАО), питание на уровне 2150 калорий характеризует условия постоянного недоедания. Нормальным же уровнем для человека является 2600 калорий, т.е. население РФ не обеспечено нормальным уровнем питания.
Пищевая ценность потребляемого россиянами продовольствия по сравнению с дореформенным периодом снизилась почти на четверть. Дореформенный уровень потребления мясо- и молокопродуктов в ближайшие 5-7 лет, видимо, не будет достигнут.
Это объясняется тем, что за годы реформ производство основных продуктов питания в России неуклонно сокращалось. По сравнению с 1990 г. среднестатистический сбор зерна снизился в 2,5 раза, сахарной свеклы – в 3 раза. Итак, Россия перешла границу продовольственной безопасности (ее определяют в 25-35%). Только 14 субъектов Российской Федерации были самодостаточны в обеспечении своих потребностей по мясу.
Это связано с рядом факторов. В их числе: – различный уровень развития сельского хозяйства и пищевой промышленности в регионах России; – неразвитость инфраструктуры рынка; – высокие тарифы на перевозки и нехватка железнодорожного подвижного состава; – олигополизация продовольственных рынков в ряде регионов; – высокие барьеры доступа производителей на продовольственный рынок и др. При этом отсутствие необходимых оперативных резервов продовольствия у государства не позволяет оказывать достаточную помощь при ухудшении продовольственной ситуации в регионах, поддерживать стабильность на продовольственных рынках. Наших сельхозпроизводителей душит не только государство, но и посредники–перекупщики, и сеть магазинов, продающих продукты питания. Бесконтрольность, коррупция, разъедающая страну, рэкет, сговор директоров рынков и посредников, директоров и представителей правоохранительных органов разных рангов и уровней, позволяют безнаказанно взвинчивать цены, держать большинство населения России, особенно пенсионеров, студентов, безработных (а их уже около 10 млн. человек) и их семьи на голодном пайке. Недаром Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка назвал милицию самым коррумпированным социальным институтом.
Предпосылок для реального возрождения сельского хозяйства в ближайшие годы, как мы отмечали, нет. Объем капиталовложений в АПК по сравнению с 1990 годом сократился в 20 раз. Из оборота изъято 40 млн. гектаров сельхозугодий, почти на 20 млн. га сократились посевные площади. В целом почти 90% хозяйств всех видов собственности убыточны. Одной из главных причин такого положения, как мы подчеркивали, является диспаритет цен между сельскохозяйственной продукцией и промышленной. Цены на промышленную продукцию в годы реформ росли в 4-5 раз быстрее, чем на сельскохозяйственную. Например, в середине 80-х г.г. крестьяне могли продать 150 тонн пшеницы и купить комбайн «Дон», то в 2009 году за эти же 150 тонн, реализованных на рынке (по сути – отданных за бесценок посреднику), они могут приобрести только колесо от этого комбайна. Коллективные хозяйства, фермеры, не в состоянии окупать затраты на производство молока, мяса, зерновых. Оптовики-олигархи покупают у них товар чаще всего ниже себестоимости.
Положение России не только сложное, но и опасное. В ходе реформ сельское хозяйство получило удар, сравнимый по результатам с ядерной войной. В этой сфере РФ отброшена в хвост цивилизации. Особенно пострадала основа всего сельского хозяйства – почва – она утрачивает плодородие, не получая достаточно ни органических, ни минеральных удобрений.
Наибольшему разрушению подверглась материально-техническая база. Годовое производство тракторов на пяти заводах сократилось почти до 12 тысяч (в среднем в 22 раза, а Белоруссия на одном заводе собирает в 5 раз больше), плугов – до одной тысячи. Культиваторов выпускается меньше в 31 раз, сеялок – в 39 раз, комбайнов зерноуборочных ~ в 66 раз, кормоуборочных – в 44 раза. Производство многих видов техники вообще остановлено. Число предприятий, производящих сельскохозяйственную технику уменьшилось на 45 заводов. А ведь техника имеет первостепенное значение в повышении производительности труда, снижении себестоимости продукции и вообще в увеличении производства продуктов питания.
Российские СМИ с радостью сообщают, что наша страна продала за рубеж в 2011 году более 20 млн. тонн зерна. Возникает вопрос: почему сельхозпродукцию не закупает государство? Почему оно не поддерживает отечественного производителя, а везет некачественную продукцию из США, Бразилии, Польши, Австралии? По потреблению кенгурятины мы впереди планеты всей. В 2007 году поляки подняли политический скандал на уровне Совета Европы, когда российские ветеринары уличили их в том, что они продавали нам индийские мясо буйволов. Некачественные «ножки Буша» идут к нам из США, зараженная гриппом свинина – из Канады, Штатов, Мексики, Бразилии. Подобное было в 93 – 95 г.г. ХХ века, когда россияне потребляли консервы с просроченными сроками годности со складов НАТО.
Сельское хозяйство СССР, России, в частности, наша деревня пережили немало бед от различных «доброжелателей» от политики (чего стоили прожекты «незабвенного» Н.С. Хрущева), от науки (в частности идеи академика Т.И. Заславской – «теория неперспективных деревень»). Отрыжка ее завиральных предложений ощущается до сих пор. Это и реализация предложений министра образования Н.С. Фурсенко о ликвидации малокомплектных школ, это и предложение министра здравоохранения Т.А. Голиковой о ликвидации в сельских поселениях фельдшерских пунктов, это и несуразное предложение министра экономики Э.С. Набиуллиной оставить в стране только 7 мегаполисов посреди пустыни, это и бредовые идеи врача-терапевта по случаю ставшим министром сельского хозяйства Е.Б. Скрынник экспортировать ежегодно по 25 млн. тонн зерна и т.д. и т.п.
Негосударственный подход к продовольственной безопасности ведет к резкому ухудшению демографической ситуации (о чем мы говорили ранее), криминализации экономики, разрушению науки и технологического потенциала АПК, разрушению финансово-кредитной сферы.
Отказ от разумного патернализма по отношению к отечественным производителям и практически полное открытие внутреннего рынка для импорта продуктов питания – в случае вступления в ВТО – окончательно подорвет базу для самообеспечения страны продовольствием. Но это не означает проведение курса на полную изоляцию страны от мирового рынка.
В 26 развитых капиталистических странах проживает четверть населения Земли. Но их народы потребляют 85% продукции зернообработки. 300 млн. человек, проживающих в США, используют такое количество топлива, пищи, которое могло бы обеспечить более 3 млрд. человек на нынешнем уровне потребления Индии.
Для решения проблем продовольственной безопасности населения России помимо государственной поддержки и стимулирования развития национального аграрно-продовольственного сектора и мер по сокращению масштабов бедности необходимо выработать и законодательно закрепить механизмы повышения доступности и качества продовольствия, исходя из задач повышения здоровья нации, предусматривая в том числе:
- земля должна быть в государственной собственности и сдаваться только в аренду;
- развитие инфраструктуры продовольственного рынка и повышение ее доступности для всех товаропроизводителей аграрно-продовольственного сектора;
- приоритет – крупным коллективным хозяйствам;
- недопущение установления межрегиональных, межгосударственных торговых барьеров (например с Белоруссией), в том числе при закупках сельскохозяйственного сырья, продукции и продовольствия для бюджетных организаций и учреждений, что улучшит физическую доступность продовольствия для населения в различных регионах;
- государственная поддержка сельхозпроизводства должна быть на уровне стран Евросоюза: не менее 15% расходной части годового бюджета;
- внесение изменений и дополнений в действующие нормативные правовые акты с целью создания единого государственного органа по контролю за качеством и безопасностью пищевых продуктов путем объединения ведомств по разработке стандартов с ведомствами, отвечающими за их соблюдение;
- Государственное регулирование цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию;
- стимулирование перехода от производства “обезличенного” продовольствия к выпуску отечественных продовольственных товаров под торговыми марками, что поднимет качество и повысит конкурентоспособность продукции отечественных товаропроизводителей.
Важнейшим элементом проведения государственной политики, служащим обеспечению продовольственную безопасность, является регулирование продовольственных рынков путем закупок продукции и продовольственных интервенций, осуществляемых через специализированное Федеральное агентство. Внешнеэкономическая направленность государственной политики в сфере продовольственной безопасности заключается в эффективной реализации международного разделения труда в продовольственной сфере при недопущении критической зависимости от импорта продовольствия.

Comments are closed.