последние новости

ОСОБЕННОСТИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ, ПОИСК КУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛТЗАЦИИ

Термин «модернизация» означает улучшение чего-либо. Под модернизацией в современной политической науке принято понимать переход от традиционного общества к современному, от аграрного к индустриальному и т.п. Этот переход занимает длительный период и для многих стран он еще не завершился. Модернизация – это комплексный процесс. Она охватывает все сферы общественной жизни – политическую, экономическую, социальную, правовую, культурную. Изменения в этих сферах связаны между собой и коррелируют друг с другом.
Процесс политической модернизации требует взаимной увязки внутри самой политической системы ее целей с такими факторами, как социально-экономическое развитие, стабильность, политическое участие и другие, так как именно между ними легко возникают напряжение и конфликты.
Политическая модернизация имеет следующие черты:
– наличие конкурирующих политических организаций;
– распространение политического влияния на различные сферы общества;
– более полное согласование интересов посредством деятельности разнообразных заинтересованных групп;
– аккумуляция претензий и требований и более специализированное применение норм;
– мобилизация социальной периферии и возрастного уровня участия в политике посредством предоставления избирательных прав, деятельности оппозиционных партий, наличия свободной прессы и добровольных ассоциаций;
– возникновение и быстрое увеличение рациональной бюрократии;
– централизация правительственных функций, функционирование беспристрастной законодательной системы, правовых технологий решения конфликтов и расширение управленческого регулирования.
Поскольку модернизация является процессом комплексным, то ее политическую составляющую нельзя рассматривать изолированно. Теснее всего политическая модернизация связана с социальной мобилизацией в эпоху индустриального развития.
В любой стране, где происходит процесс мобилизации, он сопровождается расширением политически значимого слоя населения. В развивающихся странах в политическом процессе обычно не участвуют фермеры, неграмотные сельские жители, но все активнее в него включаются горожане, лица наемного труда и т.д. Их численный рост приводит к усилению давления, направленного на преобразование политических институтов и политической практики. Социальная мобилизация приводит также к качественному изменению политики, расширяя масштаб человеческих потребностей, оказывающих влияние на политический процесс.
Но вместе с тем, политическое развитие России имеет ряд отличительных черт, некоторые из которых хотелось бы рассмотреть:
• Этатизм, т. е. решающая роль государства в реформировании всей общественной системы. Это объяс¬няется следующими особенностями:
1) традиционно большая политическая роль бюрократии;
2) патернализм (стремление быть под патронажем государства, отдельного его института или какого-либо отдельного лица);
3) клиентелизм (преимущественное использование элитами неформальных связей);
4) ориентация граждан на получение социального статуса, социальное восхождение по иерархической лестнице не в результате личного трудового вклада, а вследствие занятия более высокой позиции в государственной иерархии и извлечения из этого соответствующих льгот и привилегий¬;
5) выключение широких народных масс из повседневного политического процесса, ограниченность сферы публичной поли¬тики, а, следовательно, массовая политическая инертность или иммобилизм;
6) отсутствие цивилизованных форм взаимоотношений между «верхами» и «низами», правовой нигилизм и тех, и других.
• Разделение, раскол российской культуры, начало которому положили реформы Петра I, на две основные субкультуры: культуру европеизированных верхов, в значительной степени искусственную и противостоящую национальным традициям, и патриархальную культуру крестьянских низов. Для политической культуры России характерны почти перманентное отсутствие базового консенсуса, национального согласия, «надлом этнического поля» (По Л.Н. Гумилеву),болезненный разлад между различными социальными группами.
• Последовательная смена реформ и контрреформ. Чем глубже и серьезнее попытка реформ, тем масштабнее были контрреформы. Так, за преобразованиями Петра I последовала консервативная политика его преемников, за реформами просвещенного абсолютизма Екатерины II – полицейский режим Павла I, конституционные проекты Александра I сменила николаевская реакция. Наконец, реформы 1861г. – наиболее радикальное социальное преобразование за всю историю имперской России – завершилась новым, весьма продолжительным периодом контрреформ, поставившим страну на грани катастрофы.
Переходный период современной России – это период активной «запаздывающей» модернизации сверху (политическим путем), структурная перестройка экономики попыток включить новую технологическую волну.
Главная особенность посткоммунистической демократии заключается в том, что представительные парламентские органы возникают и начинают действовать при отсутствии современной рыночной экономики и гражданского общества, т.е. при почти полном отсутствии частных и производительных групповых интересов и господстве потребительских интересов. Таким образом, посткоммунистическая демократия, вынуждена идти на непопулярные меры, способна вызвать недоверие к самой идее демократии, разочарование в ней и провоцировать поиск иных, альтернативных ей, ценностей.
На пороге XXI века мы вновь сталкиваемся с извечной российской проблемой форсированной модернизации, вызывающей параллельную архаизацию. В ходе обновления страны пробуждаются, казалось, давно изжитые, а на самом деле глубоко укоренные и лишь до поры дремлющие самые архаичные и примитивные пласты как идеологии, так и вообще ментальности, как сознания, так и бессознательного, как общих жизненных укладов, так и, конкретно, социально-политического «быта» (в форме воссоздания локальных авторитарных режимов, воспроизводства и усиления этнических, клановых и кастовых структур, разрушения общин духовных и институциональных основ интеграции населения и т.д.). При этом модернизация общества оказывается внутренне асинхронной, образуя в нем множество структурных разрывов; что-то действительно прорывается вперед, другое же развивается гораздо более инерционно или даже откатается назад; одни слои населения получают преимущества и реализуют новые возможности, тогда как другие, наоборот, лишаются даже прежних. Архаизация накладывает свой отпечаток на формирующиеся социально-политические духовные структуры.
Все реформы в России направлены, прежде всего, на организационные формы, а не на ценности людей. В соответствии с господствующими в стране ценностями решение проблем должно быть обеспечено посредством административного воздействия на сложившиеся отношения, соответствующие реорганизации и т.д. Однако новые организационные условия не создают новые субкультуры, новые ценности. Невнимание к этому обстоятельству и разрушало российские реформы. Миллионы людей, опираясь на свою личностную культуру, по-прежнему воспринимают новые отношения как чуждые, навязанные извне. Поэтому для успеха реформы вообще, а в условиях раскола в особенности, необходимо постоянно опережающее развитие культуры, ценностей, которые создавало бы всё более адекватные предпосылки для возможных организационных изменений, для реального прогресса реформ.
Неизбежное следствие модернизации – нарушение баланса интересов различных социальных групп. Ломается усвоенная обществом модель социальной справедливости. Модернизация «вдогонку» всегда происходит за чей-то социальный счет. Размер этого счета определяется:
а) Объективными условиями – уровнем экономического развития; степенью технологического отставания; продолжительностью переходного периода;
б) Субъективными факторами – социальной политикой государства; активностью различных социальных групп.
Хотелось бы заметить, что политическое развитие в России на современном этапе имеет двойственный характер – одновременно модернизаторский и антимодернизаторский. С одной стороны, все больше социальных групп и граждан включаются в политическую жизнь, сдает позиции традиционная политическая элита и падает её легитимность. С другой стороны, модернизация осуществляется при господстве авторитарных методов деятельности и менталитете политической элиты, допускающих только одностороннее – сверху вниз – движение команд при закрытом характере принятия решений или их видимости.
Необходимо упомянуть, что 1 февраля 2009года произошла интронизация (вступление в должность) нового патриарха – Патриарха Московского и всея Руси – митрополита Кирилла. Основная задача состоит в сохранении единства Церкви. «Патриарх – хранитель внутреннего единства Церкви и вместе с собратьями по епископату – блюститель чистоты веры»,задача патриарха – не допускать расколов и лжеучений, заботиться об укреплении духовных связей между народами этих стран «во имя сбережения ценностей православной цивилизации Святой Руси». Патриарх Кирилл выразил надежду на плодотворный диалог с властью и подчеркнул, что «диалог содействует упрочению гражданского мира и согласия».
Он также заявил, что церковь никогда не может быть оппозицией, потому что она не хочет стать властью. Оппозиция всегда стремится к власти, Церковь не хочет занять место президента или правительства, поэтому она не становится в одни ряды с политической оппозицией. Но, в то же самое время, церковь призвана говорить людям божью правду, особенно по вопросам, которые волнуют людей. Бесспорно, нужно сохранить единство страны, особенно в период кризиса, не дать нам раскачать страну. «Кризис – это не только проклятие, но и благословение. Он заставляет многое переосмысливать, задуматься. Кризис поможет людям выработать правильное отношение к труду. Мы должны хорошо научиться работать для того, чтобы строить своё благополучие».
Хотелось бы отметить, что церковь и правительство выступают за идею объединения нации на основе культурной идентификации российских ценностей на современном этапе развития.
Пока что практика модернизации современной России ставит больше вопросов, чем дает ответов. Правилен ли вектор очередной «догоняющей», форсированной модернизации, или вновь наступит этап контрреформ? Может ли Россия осуществлять модернизацию, не теряя своего международного веса, экономической и военной мощи, традиционного национального достоинства, без падения жизненного уровня и вымирания нации? Смогут ли прижиться и укрепиться на российской почве либерально-демократические институты, не является ли установившийся в августе 1991 г. политический режим лишь неким переходным этапом, промежуточной стадией между коммунистическим и каким-то новым политическим образованием (возможно, авторитарным, тоталитарным)? Интересен вопрос, возможны ли в России цивилизованные отношения между человеком и государством, при которых граждане смогли бы реализовывать свои права, действенно влиять на политику властей, а государство было бы не самодовлеющей надобщественной бюрократической организацией или инструментом удовлетворения эгоистических интересов, а проводником и защитником общего блага, совокупностью институтов, обеспечивающих обществу благоприятные возможности развития? Сможет ли народ преодолеть хроническую безответственность политических лидеров, реализовать свое конституционное право на власть, изжить неподконтрольность властей обществу, добиться от государства квалифицированного выполнения своих функций? Наконец, могут ли реформы в России быть направлены, прежде всего, не на организационные формы, а на ценности людей, укрепление, а не разрушение, фундаментально-ценностных историко-культурных цивилизационных основ такого сложного полиэтнического и многоконфессионального евразийского образования, каковым является российское общество. Или повторится история с неоднозначными петровскими реформами? Если не удается найти ответы на эти и подобные вопросы, то возникает уже один, вполне естественный, вопрос – а нужна ли такая модернизация российскому обществу?
В качестве иллюстрации к вышесказанному стоит отметить связь между развитием модернизации в России и во всей славянской цивилизации: Ведь современное состояние славянских государственностей на территории бывшего Советского Союза наводит на мысль, что восточное славянство вступает в период широкомасштабных перемен в системе этно-территориальной субъектности и национальной политики.
Все нации являются представителями той или иной цивилизации. Соответственно, некоторые нации и государства являются цивилизационными центрами, ядром, вокруг которого группируются другие народы-сателлиты. У народов, которые сами являются цивилизацонным центром, национализм всегда опирается на свою традицию, и суть его сводится к идее собственного развития как самостоятельного ценностного центра.
Знаменитый философ эпохи Ивана III Филофей отождествлял Россию с Третьим Римом, мировым центром православно-христианской цивилизации. Важно отметить, что
Характерной чертой данной цивилизации является, прежде всего, ее самобытность. И ее сохранение- главная задача общества и государства на современном этапе. Приоритетной целью правительства РФ является укрепление государства и унитаризация формы государственного устройства. Сами граждане России идейно разобщены. Но всех их может объединить не только любовь к России, но и чувство гордости за нее. России нужна гетерогенная, адаптированная к образу жизни ее народа правовая система. Мощь и сила Российского государства будут побуждать славянские народы к объединению вокруг России. К сожалению, современные идеи о путях возрождения России являются крайне запутанными и противоречивыми. Нет согласия в определении общей цели, в выборе того, что нужно возрождать, что строить и какими методами при этом руководствоваться. Однако все современные политологи сходятся в одном – необходимо не допустить повторения так называемых оранжевых революций.
На наш взгляд, на основе уроков борьбы с цветными революциями в бывших республиках соцлагеря можно сделать следующие выводы:
1) В настоящее время становится ясно, что в России не произойдет цветных революций «как в Сербии, на Украине и в Грузии».
2) Россия и русская нация нуждаются во внешней помощи и импорте технологий, но онтологически не нуждаются в импорте идей.
3) В России невозможна прозападная революция, но, возможно, необходима русская национальная контрреволюция.
Логичен вопрос: может ли в России укрепиться национал-демократия? Что ж, ответ зависит от того, что под ней понимать. Во всяком случае, можно с уверенностью утверждать одно: свободное правовое российское национальное государство не только возможно, но и необходимо, его идея имеет глубокие и крепкие корни в нашей исторической традиции.

Аннотация к статье Яшкова Т.А.
«Особенности осуществления политической модернизации в современной России, поиски культурной идентичности в условиях глобализации».

Основная тема, затронутая в данном исследовании – политическая модернизация, что означает способность политической системы постоянно и успешно адаптироваться к новым образцам социальных целей и создавать новые виды институтов.
В данной работе рассматриваются цели и задачи политической модернизации, а также пути политической модернизации. В своем исследовании автор опирался на труды С. Г. Кара-Мурзы, А.С. Панарина и А. А. Казанцева.
Annotation to the article of Yashkova T.A.
“Peculiarities of realization of political modernization in the modern Russia, search for cultural identity in the conditions of globalization”.
The main problem tackled in this research is political modernization which means an ability of political system to adapt continuously to the new models of political goals and establish new kinds of institutions.
In this research goals, tasks and ways of political modernization are investigated. The approach to the problem is represented from geocivilization and globalization aspects of development. In the analysis the author used the works of Kara-Murza, Panarin and Kazantsev.
Основные понятия
1.Политическая модернизация –political modernization
2.Модернизационные процессы- modernization processes
3.Глобализационные процессы- globalization processes
4.Геоцивилизация- geocivilization
АКАДЕМИЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ

Comments are closed.