последние новости

Леонид Ивашов: Россия балансирует между Китаем и Индией, но всерьез ее никто не воспринимает

Леонид Ивашов: Россия балансирует между Китаем и Индией, но всерьез ее никто не воспринимает
ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ


Премьер-министр России Владимир Путин совершает двухдневную поездку в Китай. Это его первая поездка после объявления о намерении баллотироваться в Президенты России, которая наглядно демонстрирует приоритеты РФ на ближайшие годы – ориентацию на активно растущий в экономическом, промышленном, геополитическом и военном отношениях регион. Поведение США в сфере ПРО заставляет предположить, что с возвращением Путина в Кремль о перезагрузке отношений можно будет забыть. Однако на Востоке, несмотря на подписываемые соглашения, мы тоже вряд ли найдем надежных союзников, поскольку мощным азиатским экономикам мы перестаем быть интересными. Один из ярких примеров – подписание соглашений о стратегическом сотрудничестве между Индией и Афганистаном. О политической подоплеке соглашений, о том, почему Россию не рассматривают на Востоке в качестве надежного союзника и о балансе сил по-азиатски рассказал Накануне.RU президент Академии геополитических проблем, генерал Леонид Ивашов.

Вопрос: Не так давно в ходе визита Хамида Карзая в Индию был подписан договор о стратегическом сотрудничестве между Индией и Афганистаном, прежде всего, в военной сфере, в том числе в области подготовки вооруженных сил. Как Вы считаете, какова политическая подоплека соглашений?

Леонид Ивашов: Это первое такое соглашение между двумя странами – Афганистаном и Индией. Политическая подоплека носит такой антипакистанский характер. Напряженные отношения у Индии с Пакистаном постоянно, и в последнее время обострились отношения между руководством Афганистана и Пакистана. В связи с чем? Пакистанцы поддерживают определенную ветвь талибов, и один из претендентов на пост главы Афганистана является человеком, который, как подозревают афганцы, скрывается на территории Пакистана и оттуда, из своей штаб-квартиры, организует действия части талибов против режима Карзая. И вот эта напряженность в отношениях между руководством Пакистана и Афганистана подтолкнула Хамида Карзая искать себе союзника. Он нашел его в лице Индии. Тем более, что в преддверии намечаемого ухода американских войск и войск коалиции из Афганистана, Карзай, естественно, обеспокоен и своей судьбой, судьбой режима и, конечно, в какой-то мере, судьбой Афганистана. Поэтому они заключают такие соглашения.

Теперь по содержанию этого стратегического соглашения. Скорее всего, Афганистан будет готовить в Индии своих военных специалистов, заниматься подготовкой кадров для вооруженных сил Афганистана. Нельзя исключать, что и индийские военные советники появятся в Кабуле. Ну и, конечно, поставки оружия и другого военного имущества. Скорее всего, вся стратегия или стратегический характер будет заключаться в этом формате: политическая взаимоподдержка на антипакистанской основе и чисто военное и военно-техническое сотрудничество.
Вопрос: Индия постепенно наращивает военную мощь, претендуя на роль региональной сверхдержавы. Можно ли расценивать этот договор с точки зрения геополитического расширения?

Леонид Ивашов: Да, безусловно. Быть сверхдержавой, даже регионального масштаба, это значит иметь зоны своего влияния, государства-партнеры, государства-союзники, и Индия эту политику проводит. Понятно, что, в какой-то мере, идет конкуренция между Индией и Китаем. У Индии есть опасения, которые высказывались и официальными должностными лицами, и общественными кругами Индии, в отношении наращивания военной мощи Китая и расширения зон его влияния. Поэтому Индия противопоставляет поиск своих союзников, расширение своего геополитического пространства и повышение, в этом плане, статуса, для того, чтобы балансировать военную мощь Китая. И, конечно, индусы всегда, с момента приобретения своей независимости, рассматривали в качестве своего главного стратегического союзника Советский Союз, а потом Россию.
Но Россия ведет себя непоследовательно и в плане поставок вооружений, и в плане выполнения своих обязательств по подписанным контрактам, в частности по “Адмиралу Горшкову” (авианосец “Адмирал Горшков” был продан Индии, перед окончательной доставкой в Индию, должен был пройти модернизацию в России. При этом неоднократно сдвигались сроки выполнения работ и менялась стоимость работ. Планируется, что корабль будет окончательно спущен на воду в 2012 году, – прим. Накануне.RU ), и по другим военно-техническим аспектам мы не совсем добросовестные партнеры (в качестве примера эксперты приводят срыв ежегодных совместных учений Индра-2011, которые были в одностороннем порядке отменены российской стороной, – прим. Накануне.RU). И уж, по крайней мере, мы не союзники для Индии, потому что мы пытаемся балансировать между Китаем, Индией, другими странами региона. Поэтому индусы сейчас улучшили характер отношений с Соединенными Штатами, в военно-техническом плане там мощно присутствует Израиль. Россия в силу своей ненадежности не является для них не только союзниками, но даже партнерами. Поэтому индусы и с Ираном неплохие отношения пытаются выстроить, и с Афганистаном, и с другими странами. Это просто повышение своего геополитического статуса и наращивание военно-политического, я бы сказал, потенциала. И прежде всего – для балансирования китайской военной мощи.
Вопрос: В последнее время все больше политиков говорят о многополярной системе мира. В этом смысле, Индия и Китай смогут договориться между собой и создать такой “азиатский полюс”, либо будут стараться стать самостоятельными геополитическими полюсами?

Леонид Ивашов: Здесь мы видим, что на международной арене Китай и Индия выступают за многополярный мир. Разница заключается в том, что Китай видит мир многополярным, но Азию – однополярной, китаецентричной, то есть, чтобы в Азии доминировал только Китай, и они об этом не раз заявляли и, по сути дела, демонстрируют это всей своей внешней политикой. Индия выступает за многополярный мир, одним из полюсов которого, и в Азии и в целом, в мировом геополитическом пространстве, она видит себя. Вот в этом их различия, противоположный подход к миропостроению. Поэтому понятно, что они наращивают свои вооружения, военный потенциал, прежде всего, развивают морскую компоненту вооруженных сил достаточно активно, чтобы быть не только сухопутной, но и морской державой. Да, Индия хочет иметь свою зону влияния и зону ответственности.

Вопрос: По статистике, за время пребывания натовских войск в Афганистане, производство героина там выросло в несколько десятков раз, сейчас там производится 90% мирового оборота наркотиков. Как вы считаете, удастся ли Индии решить проблему наркотрафика более эффективно?
Леонид Ивашов: Действительно, когда американцы вторгаются в чужую страну, они делают громкие заявления, декларируют намерения, говорят о правах человека и прочих вещах, в том числе и о борьбе с наркотиками. Но когда они туда входят, им наплевать на жизнь коренных народов, им наплевать на союзников по НАТО, на нас, на Индию – на всех. Они решают только свои интересы. И для Соединенных Штатов наркоторговля является не последним из интересов. Что это означает? Во-первых, через наркотики, они в определенной мере, компенсируют свои расходы на ведение вот этой войны в Афганистане, потому что годовой оборот наркотиков приближается, по данным ООН к $1 трлн., – это только официальные цифры. Львиная доля этих денег идет через американские банки, спонсирует экономику, ну, и оплачивает пребывание американских войск. С другой стороны, американцы очень внимательно следят, чтобы эти наркотики не попадали в Соединенные Штаты, а шли в Россию, в Европу, в Китай в Индию и другие страны. Поэтому я полагаю, что сотрудничество между Индией и нынешним Афганистаном будет в какой-то мере способствовать сокращению и посевных площадей наркосредств, и обороту, потому что Карзай прекрасно понимает, что наркотики – это одно из средств существования, вооружения и ведения военных действий “Талибана”.

Вопрос: Возвращаясь к Пакистану, если предположить, что Индия и Афганистан начнут “дружить против” Пакистана, какие последствия могут быть для этого государства?

Леонид Ивашов: Пакистан тоже не в одиночку действует. Пакистан – это союзник Китая. В чем-то они расходятся, но сейчас мы видим, что Пакистан даже от Соединенных Штатов отходит и приближается к Китаю. Характерным было официальное заявление Пекина по поводу операции против Усамы бен Ладена, когда американцы вторглись без согласия пакистанского руководства. Суть заявления в том, что китайцы будут рассматривать несанкционированное вторжение в Пакистан, как нападение на Китай. Это довольно серьезное предупреждение американцам, тем же самым Китай заявил, что Пакистан – это его зона влияния и также этим заявлением они подчеркнули, что Пакистан – зона ответственности Китая, в которую он не намерен пускать никого.
Возможно, что именно это заявление подтолкнуло Индию и Афганистан к подписанию целого пакета документов, главным из которых, является соглашение о стратегическом сотрудничестве. Если безопасность в регионе будет выстраиваться на балансе сил, то вероятность крупного конфликта даже между Индией и Пакистаном или Индией и Китаем, она будет менее возможна, менее реальна. Если же будет достигнуто одной из сторон, а это две ядерные державы, прежде всего – Китай и Пакистан (Индия также является ядерной державой, – прим. Накануне.RU), военно-техническое превосходство, то война становится более вероятной. В случае баланса сил здесь будет конкуренция геополитическая, экономическая, военная. В таких условиях война маловероятна.

Сергей Табаринцев-Романов

Comments are closed.