последние новости

Использует ли Россия в Сеуле свой исторический шанс?

Использует ли Россия в Сеуле свой исторический шанс?
ЕВРАЗИЯ

Л.Ивашов, д.и.н., профессор, Президент Академии геополитических проблем
И. Острецов, д.т.н., профессор, академик Академии геополитических проблем, руководитель проекта
В. Волков, член ЯО России, директор, профессор Академии геополитических проблем, гл. координатор проекта

26-27 марта в Сеуле состоится саммит глав государств по проблеме ядерной безопасности.
Понятие ядерной безопасности возникло и стало во весь рост перед человечеством с момента бомбардировки (ненужной с военной точки зрения) японских городов Хиросима и Нагасаки. Это был акт устрашения со стороны англосаксонской цивилизации, прежде всего СССР, и, естественно, остального мира. Бреттон-Вудское соглашение и Фултонская речь У. Черчилля, в которой он констатировал, что отныне: «Соединенные Штаты находятся на вершине мировой силы», явились результатом понимания «мировой управляющей элиты» мощи ядерного оружия. Ответ Советского Союза, последовавший в 1949 году, наряду с отрезвляющим воздействием на «мировых гегемонов» и надеждой развивающихся стран на защиту, по факту означал начало гонки ядерных вооружений. Использование ядерной энергии в мирных целях, продемонстрированное Советским Союзом, запустившим летом 1954 года в Обнинске первую в мире атомную электростанцию, фактически перевело бомбовую технологию в народное хозяйство многих стран мира. Так родилась современная парадигма развития ядерной энергетики, в основе которой лежит критическая технология деления, использованная при создании ядерной бомбы. Сегодня в мире в эксплуатации 436 реакторов. Выведено из эксплуатации 138. Именно – выведено, но не утилизировано и уран из ОЯТ не возвращен в ядерный топливный цикл. И в основе работы всех реакторов положена бомбовая технология, использующая природный эффект деления урана-235 тепловыми нейтронами (беспороговое деление).
В основе всех процессов, происходящих в мироздании, лежит двойственная природа всего сущего. Любовь и ненависть, добро и зло, частичка и античастица – наиболее близкие понятия понятны для любого человека. Так и использование энергии деления ядра привело как к «добру»: защитило в лице СССР развивающийся мир и дало возможность его самостоятельного развития, так и дало энергию странам, не обладающим в достаточном объёме углеводородным сырьём, но и породило проблемы с ядерной безопасностью.
Под ядерной безопасностью мировая общественность вполне осознанно и справедливо понимает четыре основные проблемы, которые изложены в основных требованиях Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ):
1. Неограниченные запасы сырья для производства ядерного топлива на сотни лет
Почему возникло это требование? Потому, что уже сейчас по данным ЦЕРН имеется дефицит природного урана (производится 40 тыс. тонн, а потребляется – 65), покрываемый за счёт российских боеголовок по программе ВОУ-НОУ. К тому же из общего объёма изотопов урана, объём изотопов урана-235, обладающих свойством беспорогового деления составляет всего 0,4%. Проблема может быть решена только при использовании ядер урана-238 и тория-232, сосредоточивших в себе 86% всех энергетических запасов на Земле. Остальные 14% приходятся на углеводороды и возобновляемые источники.

2. Эквивалентность количества радиации добытой из Земли и захороненной в ней после сжигания делящихся изотопов ядерных материалов
Искусственно полученные в результате создания ядерного оружия изотопы плутония-239 и урана-233, а также РАО, которые сопутствуют современной схеме ЯЭ, добавляют радиацию в Землю.

3. Обеспечение условий, гарантирующих нераспространение ядерного оружия
Современный ядерный топливный цикл, основанный на использовании обогащённого урана и плутония, не гарантирует режим нераспространения ядерного оружия.

4. Естественная безопасность установок с ядерным топливом
Современная ядерная энергетика основана на критических реакторах, что не гарантирует её естественную безопасность. (Программы, представляемые сегодня Росатомом как перспективные, реакторы на быстрых нейтронах (БН) и БРЕСТ только увеличивают эту опасность, а не решают проблем нераспространения и ядерных отходов)
Наиболее известные миру трагедии на АЭС Три-Майл-Айленд (США, 1979г.) и Чернобыльской АЭС (СССР, 1986г.) произошли именно из-за родовых недостатков современной ядерной технологии, в которой невозможно обеспечить естественную безопасность.
Естественный со времён Ф. Достоевского для русских вопрос – что делать?
Давайте посмотрим, а понимают ли это в научном сообществе и среде лидеров ведущих стран мира.
Сформулировав основные требования МАГАТЭ, мировое научное сообщество ясно показало, что оно всё прекрасно понимает. Что касается мировых лидеров, приведём высказывание Президента РФ Владимира Путина на саммите тысячелетия, который состоялся в ООН в сентябре 2000 года:
«Мы считаем необходимым постепенно исключить из использования в мирной ядерной энергетике основные оружейные материалы – обогащенный уран и чистый плутоний… Проведенные в России основательные исследования показали реальность развития ядерной энергетики без этих оружейных материалов».

Если понимают то, что делается – не делается?
Основная проблема в том, что ни уран-238, ни торий-232 не обладают свойством природного беспорогового деления. Запустить реакцию деления этих изотопов можно либо добавив в реактор уран-235 или плутоний-239, либо использовав внешний источник делящих частиц, по так называемой электроядерные устройства.
Добавлять уран-235 и плутоний-239 это, как мы уже знаем, нарушать требования МАГАТЭ.
А что же такое внешний источник? А это ускорители частиц. Всем известные ускорители в Протвино, ЦЕРН и многие другие существуют и используются для различных целей как научных, так и прикладных, например, для получения медицинских изотопов.
Как их объединить с реактором? Нова ли эта идея?
Приведём отрывок из готовящейся к изданию книги одного из известных в мире разработчиков ускорительной техники Алексея Сергеевича Богомолова:
«Идею электроядерных устройств (ЭлЯд) в конце сороковых предложили Лоуренс в США и академик Семенов в СССР. Идея объединить две основные «атомные машины» – ускоритель частиц и атомный реактор – в России родилась в небольшом поселке Обнинск под Малоярославцем, в ФЭИ, в то время Лаборатория В (МВД). Сегодня мало кто помнит, что этот широко известный ныне центр реакторостроения начинался с разработки ускорителей, а Д.И. Блохинцев стал впоследствии его директором и одним из создателей первой в мире АЭС. Поэтому идея «электрояда» – размножения в урановом блоке каскада (можно сказать: лавины) нейтронов, родившихся вследствие дробления ядер урана пучком разогнанных ускорителем частиц, и образовавшиеся (выбитые из ядер и появившиеся в результате ядерных реакций) нейтроны использовать для наработки плутония, – была вполне закономерной. И тогда всё это интенсивно развивалось «как способ наработки плутония».
Но кому это было нужно, если плутоний для бомб и так нарабатывался в реакторах на тепловых нейтронах? Так идея электроядерных систем на долгие годы и была не востребована. Второе рождение идеи связано с Нобелевским лауреатом, бывшим директором ЦЕРН, Карло Руббиа, предлагавшим совместно работать над этой проблемой и России (в частности, Курчатовскому институту). Но. Царящая сегодня в мире и внедрённая в нашу страну идея не творить и созидать, а растовщичествовать и потреблять, затмила очи многим. Привело к модели поведения, как верно заметил, когда-то американский писатель, выпустивший более 90 книг в различных жанрах, один из столпов разоблачительной журналистики Эптон Синклер: «Трудно заставить человека понять что-либо, если его жалованье зависит от его способности непонимания». Увы.
К счастью, не всех.
45 лет инструментом (ускорителем), который был бы экономически выгодным, для создания безопасной ядерной энергетики занимается Алексей Сергеевич Богомолов, создавший основной инструмент этой технологии – линейный ускоритель на бегущей обратной волне (УЛОВ/BWLAP), который опережает разработки США (по их признанию) на несколько лет.
По его и нашему глубокому убеждению, основанному на серьёзных исследованиях отечественной и мировой науки, необходимо сменить нынешнюю парадигму развития атомной энергетики. Следующей парадигмой ядерной энергетики должна стать ядерная энергетика, основанная на вынужденном делении ядер урана-238 и тория-232 с помощью внешнего источника нейтронов с энергией более 14 МэВ. Это и есть Ядерная Релятивистская Технология (ЯРТ) защищённая российскими и зарубежными патентами.
Эта парадигма полностью соответствует основным требованиям МАГАТЭ.
На текущий момент разработчиками завершены стадия фундаментальных исследований, стадия начальных НИОКР и созданы два опытных образца ускорителей протонов, на которых отработаны ключевые технологии и методики для перехода к полномасштабному производству компактных ускорителей BWLAP/ABC3D с различными эксплуатационными характеристиками. Они могут стать конкурентным коммерческим продуктом в силу своей компактности и простоты в эксплуатации и сравнительно низкой себестоимости. А главное – по общему кпд они вдвое превзойдут сверхпроводящий (СП) SNS и перспективный 8ГэВ-ный СП – инжектор Теватрона (Батавия. Иллинойс. США) Разработанная авторами комплексная программа создания многофункциональных ускорителей, позволит России стать мировым лидером в этой отрасли с поставкой на мировые рынки ускорителей для:
- трансмутации отходов ядерного топлива и создания подкритичных ядерных реакторов
- инспекции наличия контрабандных делящихся материалов (борьба с ядерным терроризмом)
- производства крайне востребованных в медицине изотопов
- производства дешевых и простых в эксплуатации (в том числе мобильных) установок для протонно-лучевой терапии
Как всегда высокие технологии имеют двойное назначение. И здесь не исключение.
Обладая ускорителями УЛОВ (BWLAP), Россия, при необходимости, может создать практически очень быстро оружие «непроницаемого щита» для защиты от ядерных боеголовок и любого носителя «высокоточного оружия», делающего практически бессмысленным обладание ядерным и высокоточным оружием. Это совершенно точно соответствует тезисам, озвученным на недавней коллегии Минобороны Президентом Дмитрием Медведевым: «Надо, чтобы к 2017-2018 годам мы были подготовлены в полном объеме, находились, что называется, во всеоружии, …. чтобы ни у кого в мире не появилось желание испытать их на прочность»
Академия геополитических проблем и авторский коллектив проекта ЯРТ (Ядерной Релятивистской Технологии) полагают, что озвученный Россией на форуме по ядерной безопасности в Сеуле призыв к смене парадигмы развития ядерной энергетики, явится не только подтверждением приверженности нашей страны «безъядерному миру», прозвучавшему на саммите тысячелетия в ООН, но и вернёт мировому сообществу уверенность в возможности развития ядерной энергетики, свободной от недостатков современных ядерных технологий.

У России есть исторический шанс. Воспользуется ли она им? Посмотрим.

Comments are closed.