последние новости

Игорь Острецов: надо бороться с продолжением эксплуатации энергоблоков АЭС с РБМК

Игорь Острецов: надо бороться с продолжением эксплуатации энергоблоков АЭС с РБМК
НОВОСТИ

Причиной Чернобыльской катастрофы была плохая конструкция реактора РБМК-1000. С продолжением эксплуатации на АЭС России одиннадцати таких реакторов надо бороться, – считает профессор Игорь Острецов.

Накануне 26-й годовщины катастрофы на Чернобыльской АЭС в Российской государственной библиотеке в Москве прошла публичная дискуссия «мирный атом вчера и завтра». Предлагаем читателям фрагменты выступления Игоря Острецова, профессора, доктора технических наук, бывшего заместителя директора ВНИИ атомного энергетического машиностроения с небольшим комментарием.
Я был в Чернобыле в 1986-87 годах. Я был членом комиссии Комитета по науке и техники, которая была сформирована в мае 1986 года по исследованию вопроса безопасности всех атомных станций, но основное внимание, естественно, уделялось Чернобылю. Возглавлял её формально Велихов, но ни на одном заседании он не появился. …
Плохая конструкция реактора

Основной вывод комиссии: была просто плохая конструкция реактора. Это выяснилось ещё после 1975 года, когда в Питере инцидент был с большим выбросом. [См. публикацию Беллоны.ру о той аварии] После этого питерского инцидента был составлен план мероприятий, который полностью не был выполнен.

Вся проблема заключается в том, что свойства большого реактора и маленьких реакторов-наработчиков принципиально физически отличаются. И, кроме того, там была крайне не удобная, крайне не удачная система управления и защиты реактора. Большая активная зона давала возможность сформироваться локальным критическим ситуациям. Не во всём реакторе, а локально, в нижней части реактора, например.

В Заключении мы написали, что виноват Главный конструктор и Научный руководитель, поскольку конструкция реактора не удовлетворяет требованиям ядерной безопасности.

Реактор ни к чёрту не годится
Реактор взорвался, потому что технические характеристики его ни к чёрту не годятся. Но сегодня их эксплуатируется одиннадцать штук. … Ситуация крайне не простая и неприятная. …
Две основные причины тяжёлого состояния. Во-первых, зона графитовая там превращается в песок. Второе, там очень сложная гидравлическая схема, контроль которой практически невозможно осуществить в полном объёме. Поэтому там действительно возможно всё.

Подали на Путина в суд

Предвидя эту ситуацию, после того, как первый энергоблок Ленинградской АЭС выработал свой ресурс, мы подали на Путина в суд, потому что ответственным за принятие решение о продлении сроков эксплуатации по закону является Президент Российской Федерации.

У нас есть определение Верховного суда, где чёрным по белому написано, что продление работы [энергоблока АЭС] относится к исключительной компетенции Президента Российской Федерации, и поэтому Верховный суд не может этот вопрос решить.

Мы отправили жалобу на отказ в Страсбург. Страсбург нам ответил нам отказом.

Я откровенно боялся очень простой вещи. Вот находится «умный» человек, приходит к оператору Ленинградской станции, даёт ему миллион баксов, блок взрывается. Ветер, например, идёт на запад в этот момент. Тогда за счёт России надо эвакуировать Хельсинки и Таллинн. И России нет.

Но теперь если на Ленинградской станции что-нибудь произойдёт, мы от Европы защищены. У нас есть решение Страсбургского суда. Если Европа с претензией придёт, мы ей в морду это решение сунем. С этой точки зрения мы Россию защитили.

Надо бороться с продолжением эксплуатации энергоблоков АЭС с РБМК

Бороться с продолжением эксплуатации энергоблоков РБМК с моей точки зрения, конечно, надо.

Не формируются фонды вывода из эксплуатации, не понятно, что делать с 1020 Беккерель в хранилище [РАО и ОЯТ]. Хранилища текут, у Беллоны есть масса материалов на эту тему.

Чернобыль – это просто очень плохой реактор.

Комментарий

Хочется отметить несколько аналогий с тем, что произошло в Чернобыле и текущей ситуацией в атомной промышленности России.

1. Причина Чернобыльской катастрофы – не только пресловутый «человеческий фактор», а недостатки в конструкции реактора.

Стоит прислушаться к мнению Ростехнадзора, что и сейчас нарушения работе АЭС «вызвано такими коренными причинами, как недостатки управления, недостатки в организации эксплуатации, дефекты изготовления, а также недостатки конструирования».

Если недостатки управления и организации эксплуатации хотя бы теоретически можно устранить, то от недостатков конструкций реакторов действующих и строящихся АЭС избавиться невозможно в принципе.

2. Реакторы РБМК-1000, эксплуатацию которых Росатом продолжает на Ленинградской, Курской и Смоленской АЭС, продолжают представлять угрозу. Надо требовать их скорейшего вывода из эксплуатации.

3. Деятельность Росатома по продолжению сверх проектного эксплуатации семи реакторов РБМК-1000 является опасным экспериментом, который может привести к повторению Чернобыля.

4. Обоснование «безопасности» новых реакторов ВВЭР-1200 (для проектов «АЭС-2006») и ВВЭР-ТОИ проведено некорректно. Также как в случае с чернобыльским РБМК-1000, увеличение на 20% по сравнению с действующими ВВЭР-1000 мощности реактора, размеров его активной зоны может принципиально изменить свойства реактора и создать возможность для неравномерного распределения мощности, появления «локальных критических ситуаций» и началу тяжёлой аварии.

5. Даже если решения Страсбургского суда избавят Россию от выплаты компенсации жертвам возможной аварии и эвакуации Таллинна и Хельсинки, то всё равно авария на старом и опасном реакторе РБМК-1000 на Смоленской, Курской или Ленинградской АЭС может привести к катастрофе и эвакуации С.-Петербурга, Смоленска или Курска. Пока работает хоть один РБМК-1000, нет гарантии, что катастрофа, подобная Чернобылю, не повторится.

Comments are closed.