последние новости

Евразийский Союз: геоэкономические и политэкономические аспекты. Постановка проблемы.

Евразийский Союз: геоэкономические и политэкономические аспекты. Постановка проблемы.
ЕВРАЗИЯ

Предисловие. Ситуация в стране и вокруг неё слишком серьезная, настолько, что идея Евразийского союза выглядит прекраснодушной утопией, быть бы (России) только живу. И вот почему. С тех пор как на съезде «Единой России» кандидатом в президенты России был выдвинут Владимир Путин, премьер, в своих статей, выступил с рядом почти революционных идей: Евразийский союз, Россия как государство-цивилизация, объединитель народов и религий. Впервые за 20 с лишним лет мы стали свидетелями заявки на проектный подход в государственном строительстве; неявного, хотя и более чем очевидного отказа от европоцентричного подхода в российской политике. Таким образом, Россия из территории «освоения» другими глобальными проектами(неолиберальным, прозападным) должна сама стать источником цивилизационного проекта. В рамках такого подхода неявно предполагается, что Россия не совсем Европа и не Азия, а особая цивилизация со своей миссией в мире и Евразии.
Но какие вопросы в связи с такой судьбоносной заявкой на проектный подход актуальны? Прежде всего, надо ответить на вопрос: а нужен ли России этот союз? И если нужен, то каким он должен быть? Какие преграды имеют место или возможны в будущем на этом пути? Закономерен также вопрос: удастся ли В.Путину освободиться от тесных вериг либерал- компрадоров, без чего невозможно строить полноценный Евразийский союз?

ЕАС в контексте Западного проекта: ограничения и претензии на универсальность

Не вступаем ли мы на скользкую «тропу» новой утопии? Эксперты из либерального «пула» так и говорят: это что, союз «инвалидов»(?!) Ведь был уже Советский союз, и «без шума и пыли» сошел с исторической арены? К чему новые эксперименты? Полит – философское, историко-социологическое и этнополитическое обоснование нового союза был дан в докладе Александра Дугина. Фундамент, на который опирается известный в стране ученый и общественный деятель – это теория культурно-исторических типов Николая Данилевского, философия евразийства(Петра Савицкого, Николая Трубецкого и др.) и теория западной геополитики: вечная, детерминированную самой географией и социально-политической и культурной спецификой, оппозиция цивилизаций «Моря»(Атлантизма) и «Суши»(Евразийства); Запада и Востока. Геополитическое и военно-стратегическое обоснование ЕАС было изложено в прекрасном докладе генерал-полковника, профессора Леонида Ивашова. Разделяя, в общем, идеи уважаемых мною и известных в стране экспертов, вместе с тем, должен заметить следующее(пока в виде кратких тезисов):

Теория многополярного мира, на которую опираются вышеназванные эксперты, не отражает глубинной сути основных мировых трендов, лежащих в русле тотальной глобализации и движения к мондиализации. И, следовательно, ЕАС, как впрочем и другие межгосударственные объединения, может рассматриваться только как промежуточный этап(максимум, на несколько 10-летий) в эволюции государств Евразии . Кризис в ЕС- один из первых «звоночков» из этого ряда.

Но даже на этом промежуточном этапе, для большей жизнеспособности идеи Союза, в её основание нужно заложить универсальные, притягательные для многих народов и стран, идеи и ценности, созвучные глобальным вызовам и угрозам.

В условиях надвигающегося второго, после 2008 г., этапа кризиса финансового капитализма на Западе, необходимо выдвинуть альтернативные модели финансовой системы; геоэкономичекское и политэкономическое обоснование Союза.

Оба доклада опираются на теорию многополярного мира, когда различные цивилизации, в том числе и западная, мирно(желательный вариант) сосуществуют; признают право за другой(чужой, а то и чуждой) цивилизацией право на особость: культуры, информационной и внутренней политики, политэкономической системы. Внешняя экспансия допускается только в форме экономической конкуренции(по международным правилам),культурного и информационного мессиджа. Но проблема-то в том, что Запад претендует на универсальный характер своих целей и ценностей, и продвигает их настойчиво во всем остальном мире, без всякой рефлексии относительно ответной реакции в странах незападных цивилизаций: исламской, индуистской, латиноамериканской и цивилизаций Дальнего Востока. Такое продвижение носит характер необъявленных и «неправильных» войн- войн нового типа: информационным и организационным «оружием», финансово-экономической и военно- политической. Стратегическая цель – взятие под контроль ключевых стран и регионов, богатых нефтью и газом, и коммуникаций мира; построение глобальной «федерации» государств и регионов. В такой модели нет места ни для суверенитета наций-государств, ни для незападных («духовных») цивилизаций.

Правда, есть разные варианты глобального (западного) проекта, в зависимости от того, какие «кланы» и группы влияния стоят за ними. Условно выделяют Рокфеллеровскую, Ротшильдовскую и, значительно уступающую первым двум, Римско-католическую «кланы», задающие ключевые пункты мировой повестки дня. Мы не будем здесь затрагивать эту очень интересную тему из области конспирологии и параллельной политики. Нам важно знать, что при всех различиях этих подпроектов, Запад проводит системно и стратегически проработанную единую (культурную, информационную, финансово-экономическую) политику в отношении всего человечества, других стран и цивилизаций. Есть некий консенсус относительно правил денежно-кредитной и биржевой политики: ссудного процента и частного характера извлечения эмиссионного дохода(за ФРС и Центробанком ЕС стоят частные финансовые олигархические структуры); свободы движения капитала и легитимизация масштабных спекуляций, с использованием сложных финансовых инструментов – деривативов и др. Итог таких «правил игры» – рост финансовых «пузырей» на биржах Лондона и Нью-Йорка до масштабов в десятки раз превосходящей производство мировой валового продукта. А это порядка 600 трлн. долларов США, «спрятанных» на электронных счетах оффшорных банков. Такие бешенные деньги должны получить реальное обеспечение, они должны «работать». Но как, если главные богатства планеты контролируют другие – «чужие»; ну хотя бы Россия и Иран? Нынешний кризис, переживаемый Западом, косвенное отражение этой абсурдной ситуации и, одновременно, попытка изменить соотношение сил и взять под контроль богатые ресурсами страны, переложив все тяготы кризиса на массы, развязав конфликты и войны в разных регионах мира.

Курс на тотальное господство денег (рынков), сброс в исторический утиль духовности и нравственности, демонтаж институтов семьи и религий, формирование нового типа человека, скорее мутанта- инфракочевника(по терминологии известного международного эксперта и мондиалиста, Жака Аттали)- вот таков основной и неявно выраженный посыл западной цивилизации. Возникновение гиперимперии (тотального господства денег и рынков и демонтаж наций-государств) предрекает Аттали к 2040-2050 г.г.(?!). Последней с исторической арены, согласно его футурологическим прогнозам (см. перевод его книги (от 2006 г.) «Краткая история будущего», http://vladkerov.blog.ru/108805331.html), сойдет США; где-то к концу 2030-х г.

Может быть французский теоретик мондиализма преувеличивает? Ничуть не бывало. Вот некоторые выводы из научного исследования швейцарских ученых, Энди Кофлан и Дебора Маккензи (Andy Coghlan, Debora MacKenzie) проанализировавших роль и связи нескольких тыс. самых крупных ТНК, включая и банковские структуры (см. «147 компаний, которые контролируют мир» – perevodika.ru/articles/19954.html). Цюрихские ученые построили модель связей экономической власти, в которой одни компании контролируются другими через пакеты акций и выявили доходы каждой из них. «Исследование показало –пишут авторы – существование ядра, группы из 1318 компаний с перекрестным владением. Каждая из 1318 компаний связана с двумя или несколькими другими компаниями, и в среднем – с 20-ю. Более того, хотя они сами получают 20 процентов общемирового объема доходов от производственной деятельности, эти 1318, через владение акциями большинства крупных производителей (“реальная” экономика), в совокупности получают еще 60 процентов мировых доходов». Далее была установлена наличие еще более плотной «супер-группы» состоящей из 147 компаний – собственность которых принадлежит другим членам этой «супер-группы». Вывод западных ученых: «супер- группа», т.е., менее 1 процента от числа компаний контролируют 40 процентов всей сети крупных ТНК. Большинство из них – это финансовые институты. В топ-20 входят Barclays Bank, JPMorgan Chase & Co, и Goldman Sachs Group. Если углубить анализ мы непременно выйдем на семейные кланы Ротшильдов, Рокфеллеров и связанных с ними других финансово-промышленных групп и кланов, включая и королевские дворы Европы; прежде всего – Британии.

В этой связи не приходится удивляться массовым протестам в западных странах, с лозунгами «Оккупируй Уолл-Стрит!», «Нас 99%» и т.д. Тотальная власть денег, в лице финансовых институтов и инструментов(ссудного процента, бирж, дериватов и пр.) и рукотворный характер периодически вспыхивающих кризисов – секрет полишинеля на Западе, в отличие от России.

Можно ли в таких условиях питать надежды на бесконфликтное сосуществование цивилизаций? А ведь ЕАС мыслится не просто как экономический союз, а прежде всего, как политический, с перспективой трансформации в особую цивилизацию, не сводимую ни к Западу, ни к Востоку. Вряд ли. Тогда, чтобы выжить и развиваться, подобный союз должен нести в себе универсальные смысли, притягательные для многих народов и стран. Именно как альтернатива западному проекту. Если Запад педалирует темы тотальной «свободы» и «прав человека» как на универсальных ценностей, то адекватный «ответ» может быть сформулирован в терминах «справедливого мироустройства»(В.Путин как то об этом обмолвился), «социально ответственной свободы», «социальной справедливости» и «веры и прогресса». Нужно показать фарисейскую природу и ложь, скрытую в красивой словесной обертке. Ибо глобальная «элита» Запада(слово не случайно взято в кавычки, ибо элита – это настоящие творцы и созидатели, а не паразиты), в своем стремлении к господству готова отбросить человечество к новому средневековью; обречь более 80% человечеств на роль социальных аутсайдеров и люмпенов, не говоря уже о закрытой стратегии и спецпрограмме по сокращению народонаселения планеты в 2-3 раза. И это не преувеличение. Следовательно, жизнеспособный союз на просторах Евразии должен выдвинуть глобально окрашенный проект нового мироустройства на началах справедливости, солидарности и прогресса.

Смерть либерального проекта, начало (проекта) которого связано с Британско- Голландской Ост-Индской компанией(XVII в.) и её «философско»- политологическим обоснованием в лице такой креатуры, как Локк, Гоббс и пр. умники, должен сопровождаться выдвижением нового проекта. И здесь роль России как никогда велика. Именно в этом смысле теория многополярности, в которую стараются вписать будущий ЕАС, страдает концептуальной недостаточностью, теоретическими «вирусами». Как промежуточная ступень, этап в строительстве нового (более справедливого) миропорядка – «да», это крайне важный проект. Намеки на такую роль нового союза мы слышали из уст Л.Ивашова. Надобно дальше развить этот тезис, ибо от этого зависит конфигурация нового союза: или сей проект выродится в «союз вассалов» Западной империи, и то на короткий срок(несколько 10-летий), или он станет полноценным цивилизационным проектом, в котором органично присутствуют универсальные и национальные смысли. От этого зависит многое, если не все.

Геоэкономическое обоснование

В условиях глобализации рынков отдельно взятая страна весьма уязвима в плане конкуренции с глобальными корпорациями. Слишком несопоставимы ресурсы и доходы; слишком большие затраты на продвижение новых товаров и услуг в условиях национальных(ограниченных по масштабам) рынков. Как подсчитали экономисты, для успешного развития экономики требуемая емкость объединенного рынка составляет порядка 450-500 млн.чел., примерно как в Евросоюзе и Северной Америке. Это если речь идет о 5-м технологическом укладе, связанном с развитием микроэлектроники, космической техники, информатики, биотехнологии, генной инженерии, новых видов энергии и спутниковой связи (по Сергею Глазьеву). 6-й технологический уклад, связанный с «нано» – «био» – «инфо» технологиями; высокими гуманитарными технологиями, организаций новой медицины и гибкими системами «безлюдного» производства требует еще более емкого рынка. Ибо слишком велики затраты на исследования, научно-производственную обкатку» и продвижение на рынке новой продукции и/или услуг. Россия, к сожалению, сев на нефтегазовую «иглу», начиная с середины 1980-х г., попросту проскочила мимо 5-й технологической «волны» и безнадежно отстала в этом смысле от передовых стран мира. Теперь задача стоит наверстать упущенное и занять достойное место в гонке за 6-й технологической «волной». И здесь чрезвычайно важны кооперационные связи между предприятиями создаваемого союза, страновое (и региональное) разделение труда; наиболее эффективное использование основательно поредевшего и состарившегося научно- инженерного потенциала России и стран – членов Союза.

В настоящее время можно проследить более или менее успешные попытки строительства полит – экономических союзов государств(перечислены наиболее крупные из них): в Северной Америке – это NAFTA, соглашение конфедеративного типа о свободной торговле между Канадой, США и Мексикой, основывающееся на модели Европейского союза (вступило в силу 1 января 1994); в Европе – Европейский союз, в рамках которого регулируются не только экономические вопросы, но и социальные(образование, здравоохранение и др.); в Латинской Америке –Зона свободной торговли «Андское сообщество- Меркосур»(объединяет 9 стран); В Юго-Восточной Азии – АСЕАН (с 1967 г.), объединение 10 стран, является политической, экономической и культурной межправительственной организацией; в Аравийском полуострове – Совет сотрудничества 6 арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), создан в 1981, как ответ на экспорт иранской модели исламской революции; ССАГПЗ представляет собой полит- экономический и военный союз, который стремится к большей интеграции по типу ЕС.

Практически во всех таких союзах главными мотивами объединения государств, на начальных этапах интеграции, являются: сокращение таможенных пошлин, экономических и транзакционных издержек, либерализация режимов торговли, движения капитала и рабочей силы в рамках союза(последнее, не всегда соблюдается), создание умеренных протекционистских барьеров для внешних экономических «агентов» и государств(умеренных, ибо есть еще правила ВТО).

Рационально организованный процесс интеграции позволяет добиться синергетического эффекта от объединения в союзы. А в процессе эволюции экономические союзы неизбежно трансформируются и в политические, по типу конфедерации, и культурные. Появляются элементы общего культурного и информационного пространства, хотя перечисленные выше союзы государств в этом плане не могут похвастаться особо выдающимися результатами, за исключением ЕС. Тут влияние европейских традиций и крупного капитала очевидно. Дело в слишком очевидном и огромном засилье, в культурно – информационном пространстве, коллективного Голливуда и глобальных Хозяев Дискурса(термин Исраиля Шамира)- передового отряда манипуляторов, обслуживающих интересы глобальной банкократии; американизации сфер культуры и искусства, социальных и бытовых отношений.

В других макрорегионах мира, таких как страны Арабского Востока, Африки, Центральной Азии также наблюдались попытки создания аналогичных межгосударственных союзов. Но глобальная «элита», создавая искусственно проблемы и провоцируя конфликты, в зародыше «хоронила» эти идеи и проекты. К примеру, убитый повстанцами лидер Ливии, Муамар Каддафи – один из тех, кто мечтал об интеграции в масштабах почти всей Африки и вкладывал в этот амбициозный проект нефтедоллары. Но увы, в планах глобальной «элиты» – «сброс» Африки и возвращение худших времен неоколониализма на «черном» континенте, стоят в качестве основных задач.

В планах влиятельной части глобальной «элиты» в лице Ротшильдовского «клана» также не входит создание Евразийского союза. Для России, согласно их сценарным разработкам, уготовлена другая судьба, активно продвигаемая неолиберальной «5-й колонной», их попутчиками из национал -демократического «лагеря» и частью «левых». Не случайно Збигнев Бжезинский писал в «Великой шахматной доске», что «любые попытки создания союза вассалов на территории Евразии, способного бросить вызов геостратегическим интересам США, надо пресекать в корне…а что касается попыток России выстроить вокруг себя союз, то надо сделать все, чтобы Украина не стала его членом, ибо без Украины такой союз нежизнеспособен»(цитирую по смыслу). Известно, что умный и весьма плодовитый американец польско-еврейского происхождения, вхожий во все практически влиятельные международные закрытые клубы (3-хсторонняя комиссия, Бильдербергский клуб, Совет по международным отношениям), всегда пытал «особые симпатии» к России и является креатурой Ротшильдов. Странно, что его еще приглашают в Россию на разного рода конференции и симпозиумы.

ЕАС как неолиберальная империи?

И еще один очень важный момент: какой союз собирается строить российская элита? Ведь вполне реален союз и в форме либеральной империи по Чубайсу, когда российский олигархат (крупный капитал) осваивает и территории наших соседей- «союзников». Выглядит это примерно так: кредит или выгодные цены на газ и нефть, в обмен на приватизацию самых лакомых «кусков» собственности, разумеется, с преимущественным участием российского бизнеса. Но такой союз выгоден только крупному и части среднего бизнеса. Здесь никак не проглядывается ни политический, ни социальный, ни культурно- информационный месседж нового союза. На жизни подавляющей части российского общества, в плане социально- экономическом, подобный союз никак не может отразиться; или отразится весьма слабо. Эффект от союза минимален. Такая «империя» вполне может существовать и в виде сырьевого придатка Запада и/или Китая (второй вариант маловероятен), без претензий на свой большой проект. Это симулякр настоящего союза и настоящей империи, в нетрадиционном(не западном) смысле этого слова. И такая империя обречена на роль евразийского «жандарма» в отношении исламского Юга; не на интеграцию разношерстного населения и народов Евразии, а на перманентные конфликты и медленную смерть, без вдохновляющей и мобилизующей идеи.

На что, в этой связи хочется обратить внимание? Вступление в Всемирную Торговую организацию(ВТО) – инструмент глобальной олигархии, строительство перевалочной базы НАТО в Ульяновске, программа новой приватизации госсобственности и стратегических активов Российского государства и ряд других шагов указывают на то, что по факту строится именно такой вот симулякр –неолиберальная империя. И это несмотря на сопротивление государственников в коридорах власти. Ибо слишком велико влияние неолибералов и их явных и/или скрытых покровителей на Западе. Этнокультура с элементами этнографии, вместо всечеловечности, рост – вместо развития (социально- культурного, экономического, демографического), потребительские ценности – вместо созидательных, оборонительный синдром – вместо наступательности, системная уязвимость проекта- вместо системной (комплексной) проработки- вот вполне прогнозируемый результат реализации проекта ЕАС в либерально- компрадорской «упаковке». Здесь очевидна также роль и других факторов: таких как, когнитивный диссонанс, не критичность к противоречиям и попытки совместить несовместимые «вещи» в одной системе мер; корпоративные интересы сырьевого и финансового капитала; коррупции и монополизм, о которой говорят открыто и госмужи.

Можно предположить, что такая «империя» и такой союз вполне устраивает одну часть глобальной «элиты», в лице Рокфеллеров, но не устраивает другую её часть – Ротшильдовскую, активных лоббистов «оранжевых» сценариев, в том числе в Европе и России. В рамках такой геополитики и стратегии реализуется условно «Хьюстонский проект» в отношении России, вместо «Гарвардского»(см. более подр. В. Б. Павленко, Мифы устойчивого развития). Последний предполагал статус-кво в отношении территориальной целостности и стабильности России; «пиночетизацию» России, как необходимого условия контроля за государственниками и лево – патриотами. «Хьюстонский» же проект предполагает «разрыхление» и конфедерализацию России, с перспективой её расчленения; слив России как нации-государства и «ядра» Евразийской интеграции. Для этого на вооружение взята теория и метода «управляемого хаоса». Хаотизируется как сама Россия, оранжево- «березовыми» сценариями, так и пространство вокруг страны. Арабская «весна» – результат применения теории и «технологий» управляемого хаоса на практике. В общем, будущее покажет: во что это выльется и какую форму приобретет реально создаваемый союз в будущем.

ЕАС и политэкономия, или кое-что о несуверенной финансово-кредитной системе

«Против» ЕАС работает несуверенная денежно – кредитная политика Центробанка и министерства финансов. Наш ЦБ по сути работает как филиал ФРС США, о чем открыто заговорили и некоторые политики из Единой России (см. материалы депутата Госдумы. Евгения Федорова).

На одном из научных семинаров в Центре проблемного анализа и государственно-проектного управления, постоянным участником которого является и автор, с докладом выступал известный в стране экономист, академик РАН и зам. ген. секретаря ЕврАзЭС, Сергей Глазьев. Из его доклада вытекало, что политэкономическая система, выстроенная в России за последние 20 лет, по ряду своих характеристик носит неоколониальный характер. Такая система, как правило, навязывается Западом развивающимся странам. Финансово-кредитная система, выстроенная в России, можно смело поставить в один ряд с аналогичной системой в колониальной Индии середины XIX в. В то время Британия навязала индусам такую политику, когда эмиссия индийского рупии привязывалась под экспорт товаров в метрополию. А экономика Индии, согласно либеральным рецептам Лондона, должна была исключить всякие протекционистские барьеры для промышленных товаров Британии и специализироваться на производстве исключительно сырьевых товаров. Последствия не заставили себя ждать долго: миллионы индусских ремесленников-ткачей были разорены и умерли голодной смертью; легкая промышленность страны была в руинах. Примерно такая же модель навязывается Вашингтонским консенсусом и евробюрократией(в ЕС) странам слаборазвитым, развивающимся и с переходной экономикой. Эти рецепты получили название currency board – так называемое валютное правление, навязанное членством в Базельском клубе, когда главным каналом денежной эмиссии является покупка иностранной валюты; а эмиссия рубля привязывается к валютным резервам. Соответственно экономика ориентируется туда, откуда приходят деньги(США и Европа). Такова политика Центробанка РФ, появившегося во времена Бориса Ельцина и являющегося сегодня инструментом внешнего контроля. Когда как следовало бы превратить его в подлинно государственный, осуществляющий валютную, в том числе эмиссионную политику в национальных, а не в интересах глобальной олигархии. Отечественные либералы поднимают настоящий гвалт, когда слышать подобные «крамольные» идеи. Заметим: центробанка не имели ни Российская империя, ни СССР. Можно ли строить в этих условиях успешный ЕАС? – Очень сомнительно.

Но в последние 10-летия многие страны постепенно освобождаются от гипноза монетаристских рецептов Запада. К примеру, Венгрия и Исландия –страны, бросившие вызов евробюрократии и стоящей за ней – европейской финансовой олигархии. Венгрия и Исландия отказались следовать рецептам европейского Центробанка и взяли курс на строительство суверенной денежно- кредитной политики. Сразу же последовали санкции: были забыты и принципы демократии, и принципы прав человека. Правительство Венгрии обратилось к своим гражданам с почти революционным призывом, что «при наших экономических проблемах нужна независимая финансово- кредитная политика, независимая эмиссия форинта» и центробанк страны был подчинен правительству; денежная политика стала суверенной. Западные СМИ старательно избегают этой темы. Налицо факт финансового авторитаризма и даже тоталитаризма.

Безусловно, в России очевидны признаки некоторой эмансипации от слепого копирования этой модели, но еще не создана сколь – либо ясная, суверенная и конкурентоспособная финансово- кредитная система. Нет ясного понимания того, что с Россией ведется финансовая война и инструментами этой войны являются целая система институтов, прежде всего, денежно- кредитной политики (см. работы Анатолия Отырба и Дмитрия Голубовского), а затем- налоговой и таможенной. И демонетизация экономики и социальной сферы, и отсутствие «длинных» инвестиционных денег, и переток финансов из реального сектора (кроме сырьевого и торгового) в финансовый, и невозможность стратегического планирования развития вытекают именно из этого ключевого фактора. Не случайно бывший консультант Всемирного банка(ВБ) Джон Перкинс, назвал главных проводников такой денежной политики и рецептов «развития» – МВФ и ВБ «экономическими убийцами». Учредитель и гендиректор первого и пока последнего исламского банка в России, «Форте-Бадр- банк»(т.е., банка принципиально не участвующего в спекулятивных и ростовщических операциях), Адалет Джабиев говорил на одном из «круглых столов» следующее: «Наша банковская система и Гражданский кодекс (имеется в виду Россия – Х.Д.Ш.)заточены таким образом, чтобы поощрять исключительно социально безответственный бизнес, основанный на скрытом и явном ростовщичестве. Процентная политика, условия кредитования и возврата и т.д. все построено так, чтобы деньги не могли работать на развитие реальной экономики. Прямые инвестиции возможны только в торговлю, финансовые спекуляции, в лучшем случае, в краткосрочные малые проекты» (цит. по смыслу).

В общем, денежная политика построена так, что вполне соответствует теоретическим рецептам Давида Рикардо «об использовании сравнительных преимуществ» экономик торгующих стран и «свободной торговле». Богаты мы ресурсами, вот и надо их «гнать» туда, где они востребованы и денежную политику подстроить под это. Собственно, в этом и разгадка фундаментальных ограничений для подлинного развития экономики страны, равно как и будущего союза государств Евразии. Разумеется, имеют значение и принципы разумного протекционизма и эмуляции (термин Эрика С. Райнерта) – имитация и заимствования с целью сравняться или превзойти – позволившие развитым странам преодолеть бедность и стать богатыми. Но главное – дело в деньгах: кто их создает и в чьих интересах?

Меры, которые предложил С. Глазьев в своем докладе, ломают несколько эту систему и предполагают строительство иной модели денежной системы: суверенной, ориентированной на стимулирование развития реального сектора и инновации, на деофшоризацию отечественной экономики. Они учитывают опыт новых индустриальных стран: в Европе, это послевоенная Германия(план Маршалла), на Востоке – Китай, Япония и ряд других стран. Но я позволю себе некоторые дополнения к идеям уважаемого эксперта и ученого.

В предложенной докладчиком модели денежной системы, правила функционирования частного банковского сектора не протерпевают принципиальных изменений: водятся только ограничения на процент рефинансирования(не более средней ставки прибыли в обрабатывающем секторе), предлагается (ЦБ РФ) кредитовать производство под залог веселей и облигаций платежеспособных предприятий и увеличить сроки кредитования до 3-7 лет. «При этом, – как пишет С. Ю. Глазьев в докладе- во избежание перетока дешевых кредитов в спекулятивную сферу и образования финансовых пузырей, доходность государственных облигаций должна быть несколько ниже ставки рефинансирования».

Мне представляется, что это трудноосуществимые меры, если не принять соответствующих законов, разумеется, «ограничивающих свободу предпринимательства частных банкиров». Даже в этом случае чрезвычайно трудно будет удержать частный банковский сектор в рамках государственных приоритетов развития экономики. Кроме того, при такой модели не ставятся принципиальные барьеры для спекулятивного бизнеса банков, модель остается той же, хотя и меняется ставка рефинансирования.

Наглядный пример, случай с законом Гласса- Стигола (был принят в США в 1933 г.), который был отменен, под благовидным предлогом «конкуренции с финансовыми рынками Европы и Китая и приведения законодательной практики в соответствие с реальной ситуацией на рынке банковских услуг (в США)» в 1999г. Суть закона – разделение на коммерческие и «инвестиционные» банки (инвестиции в ценные бумаги, поэтому слово взято в кавычки), когда коммерческие банки лишались права участия в биржевых спекуляциях; они имели право вкладывать депозиты и другие заимствования только в реальный сектор экономики. Кризис 2007-2008 г.г., связанный с бурным ростом финансового пузыря на Уолл-Стрит, вновь актуализировал тему восстановления закона Гласса- Стигола не только в США, но и в Европе. Поэтому, как мне представляется, нужно не ограничиваться ведомственными (и подведомственными) актами, а законодательно запретить переток капитала, разделив банки на 1) «чисто» коммерческие, 2) «банки(институты) развития» и «инвестиционные», в западном понимании этого слова. В России этот законодательный «казус» – невозможность полноценной организации инвестиционного процесса в обрабатывающей промышленности в рамках ФЗ «О ЦБ и банковской деятельности» – разрешается паллиативной «формулой» – учреждением всевозможных государственных корпораций указами президента страны. Но это не выход из положения.

Актуальные выводы (для власти и патриотической оппозиции)

1. Вырождение ЕАС и проектного подхода в России в паллиатив – наиболее вероятный прогноз. Сочетание элементов идеальной и редукционистской (усеченной, неполной и противоречивой) моделей при строительстве ЕАС и России как государства –цивилизации – это неизбежное следствие столь же противоречивого сочетания государственников и «5-й колонны» или «агентуры глобализации»(термин Александра Панарина) внутри коридоров власти. Такая(паллиативная) модель нежизнеспособна, уязвима и неизбежно проигрывает в конкуренции глобальных проектов. Возможны разные типы сочетаний идеальной и редукционистской моделей, в зависимости от влияния «агентуры глобализации»; от способности к рефлексии государственники –ориентированной олигархии, к самоорганизации лево- патриотических и просто патриотических сил.

2. Актуальна постановка проблемы ПРЕЕМСТВЕННОСТИ И СУБЪЕКТА- гаранта преемственности и стратегичности (на многие 10-летия) проекта ЕАС и России как государства –цивилизации. Без решения этой проблемы – в условиях фрагментарной и неконсолидированной, периодически сменяемой власти – неизбежна трансформация большого проекта и возвращение России к отношениям вассалитета(Запада, США). Возвращение В. Путина в президентское кресло(в 2012) решает эту проблему лишь на тактическую перспективу, но не системно. Институты еще не выстроены на обеспечение стратегичности и преемственности строительства нового союза. Мне представляется, что для этого необходимо: а) наполнить новым содержанием институты Совбеза и Госсовета и принять новую Конституцию; б) провести мониторинг и контент- анализ (содержания деятельности СМИ и различных федеральных структур) на предмет состояния национальной безопасности по самому широкому кругу индикаторов и на этой основе построить интегральные индексы безопасности и развития. Это задача научно- аналитической структуры, разные аспекты которой(имеется в виду, задачи) реализуются в рамках неолиберальной парадигмы развития страны. Соответственно, страдает и нацбезопасность России. Субъект обеспечивающий преемственность и стратегичность проектного подхода – не спецслужбы и не Церковь, не Госсовет и не Конституционный суд, не Совбез и не Кремль, не правительство и не парламент по отдельности, а система состоящая из реформированных Госсовета, Совбеза, МИД и МО РФ, ОДКБ и ЕАС, «плюс» – интеллектуальных «танков», выполняющих следующие функции: а) отслеживание отклонений в реализации концепции и доктрины(которой еще нет, и которую, надо разрабатывать) нацбезопасности по различным направлениям и отраслям и стратегии развития России и ЕАС; б) обеспечение связности (непротиворечивости) различных направлений в концепции и стратегии строительства ЕАС и России, как альтернативного «полюса» и государства –цивилизации; в) выдвижение концепций новых проектов и своеобразный «ребрендинг» проектов и стратегии.

3. Пример реализации вышеназванного подхода на примере МИД РФ. Превращение МИД РФ в одно из главных, ключевых институтов государства – это неизбежное следствие проектного подхода. Соответственно: а) более строгий подход в кадровой политике и увеличение бюджета; более широкая опора на принцип «госдипломатия «плюс» система неправительственных организаций(НПО)» при проведении внешней политики; б) создание, на базе кооперации с другими государствами ЕАС, БРИКС и ШОС-6, своих рейтинговых центров на научной основе (индексы коррупции, свободы и народовластия, качества социальной сферы, состояния социальной солидарности и т.д.); в) создание системы НПО по различным направлениям для продвижение идей ЕАС; г) активная пропаганда ценностей российской цивилизации (здесь характерен пример с ТВ-компанией «Russia Today», которая стала единственным «окном» в мир объективной информации для жителей западных стран на фоне почти полного замалчивания глобальными Хозяевами Дискурса деятельности движения «Оккупируй Уолл-Стрит» и других протестных движений); д) смена ориентиров в дипломатии с новыми властями стран Арабского Востока и Восточной Европы.

Вместо заключения

Мы не затронули в своем анализе роль «болотно- оранжевого» сценария для России и будущего ЕАС. Ясно, что задачи решаемые этим сценарием «перпендикулярны» идее ЕАС и направлены на демонтаж страны, хотя включенные в неё(сценарий) силы и масса людей могут и не догадываться о последствиях своей активности. Риск потерять страну слишком велик.

Мы также оставили без внимания вопросы информационно – культурной и образовательной политики в рамках нового союза. Ясно, что суверенизация этих сфер и отказ от неолиберальных и разрушительных, по сути, программ и моделей – императива сегодняшнего дня. Можно выстроить весьма притягательную для народов Евразии и наднациональную по сути, наполненный «старо»-новыми смыслами и ценностями, стратегию и тактику в этих сферах. Отдельного разговора требует область национальной политики, основательно запущенной- должен заметить.

Лозунг «Не в силе Бог, а в правде!»(Александра Невского), а правда за нами должна стать путеводной нитью в новой стратегии геополитического возрождения страны и строительства ЕАС. И здесь вполне уместны некоторые аналогии с временами Золотой орды; сравнение В. Путина с А. Невским, или великими московскими князьями, которые под неусыпным оком Орды методично выстраивали «здание» российской государственности. Ждали своего часа, и дождались. Поэтому мы в своих рассуждениях исходим из следующих положений: а) ВВП субъективно не является частью западного(неолиберального) сценария, своим острием обращенного против России; б) раскол в правящей элите по судьбоносным вопросам развития страны, все более очевидный в последние годы, предоставляет социально активному патриотическому и экспертному сообществу возможность быть услышанными и востребованными; в) государственники во власти нуждаются в новых прорывных идеях и концепциях и готовы разговаривать с патриотическо – интеллектуальным «блоком».

Сложившаяся в России и вокруг страны ситуация не оставляет много времени для раздумий и компромиссов, или формирования новой «команды». Социальное время в эпоху информатизации и глобализации сжалось неимоверно; решения надо принимать быстро, иначе будет поздно. Время не ждет.
Халидов Д. Ш.: вице-президента Академии геополитических проблем(АГП), руководитель Центра стратегических и этнополитических исследований

Comments are closed.