последние новости

Социальные сети – технологии, изменившие технику государственного переворота

Социальные сети – технологии, изменившие технику государственного переворота
Большой Ближный Восток

Саркис Цатурян

Саркис Цатурян

Научно-технический прогресс меняет формы и методы политического действия.
Белый дом превращается в негласный центр мировой революции, о создании которого мечтали все революционеры прошлого.
Социальным сетям отводится роль синхронизаторов антиправительственных выступлений в развивающихся странах, в рамках которых американские стратеги применяют методику ненасильственного сопротивления. 

 

Научно-технический прогресс меняет формы и методы политического действия. В истории это происходило не раз и находило вполне логичное объяснение: инновации в сфере массовых коммуникаций укрепляют взаимозависимость социальных групп, девальвируя тем самым управленческие прерогативы государства. Хотя национальные правительства по-прежнему сохраняют могущественный репрессивный аппарат – спецслужбы, армию и полицию, – они всё чаще становятся заложниками общественных настроений, формирование которых переходит в руки телевидения, радио, газет и интернета. Общество никогда не было таким активным и чувствительным по отношению к тем или иным процессам и событиям. Америка, стоящая в авангарде научно-технического прогресса, выступает в качестве основного бенефициара информатизации международных отношений; организуя ненасильственные государственные перевороты путём мобилизации широких масс населения через социальные сети, Белый дом превращается в негласный центр мировой революции, о создании которого мечтали все революционеры прошлого.

В широком смысле, научно-технический прогресс приводит к тому, что современный человек, наряду с существующей реальностью, погружается в новое пространство, информационную среду, названную западными исследователями «киберпространством». Политическая активность общественных групп постепенно перемещается в социальные сети, интерактивные многопользовательские веб-сайты, содержание которых наполняется самими участниками. Представляя собой автоматизированную социальную среду, сети позволяют общаться группе пользователей, объединенных общими интересами (1).

Запуск первой в истории социальной сети состоялся в 1995 г. в цитадели мировых инноваций – США. Название ресурса предопределило его популярность – «Classmates» («Одноклассники» – российский аналог). Проект оказался настолько успешным, что за последующие несколько лет появился ряд аналогичных сервисов. Началом бума социальных сетей официально считают 2003-2004 гг., связанные с созданием «LinkedIn», «MySpace» и «Facebook». Для сравнения, если «LinkedIn» создавалась с целью установления и поддержания деловых контактов, то владельцы «MySpace» и «Facebook» сделали ставку на удовлетворение человеческой потребности в самовыражении. Ведь, в соответствии с пирамидой Маслоу, именно самовыражение – высшая потребность человека, опережающая даже признание и общение. С этого периода, социальные сети становятся своего рода интернет-пристанищем, где каждый может найти техническую и социальную базу для собственного виртуального «я» (1).

Как всякое новшество, социальные сети имеют положительные и отрицательные проявления: с одной стороны, каждый пользователь получает возможность общаться и делиться плодами своей деятельности с многомиллионной аудиторией той или иной социальной сети; а с другой – он оказывается заложником принципиально иных форм стереотипного мышления, в рамках которых нонконформизм и проявление инакомыслия у отдельно взятого человека поддаётся массированному воздействию со стороны электронных СМИ.

На доктринальном уровне, изменения в НТР и как следствие – в миропорядке, движимые глобализацией и коммуникационной взаимозависимостью, закреплены в Стратегии национальной безопасности США от мая 2010 г. В ней глобализация официально признаётся «продуктом лидерства Вашингтона и изобретательности всего американского народа»; констатируется стремление Администрации США «использовать все возможности, которые она открывает», одновременно о необходимости не только возглавить изменения в мире, но и «приспособиться к ним, чтобы продвинуть национальные интересы и сохранить лидерство». Подчёркивая усиление совокупного влияния негосударственных акторов на политическую сферу отношений, Америка намерена «поддерживать взаимодействие между народами – не только через правительственные каналы – во всем мире (2).

В практическом плане, речь идёт о новом инструменте социальной инженерии, создающем неведомые ранее модели принятия решений, изменяя когнитивный (познавательный) базис современного человека. Интернет, будучи планетарной информационной магистралью, представляет собой уже не только канал для торговли и развлечений: «он оказывает решающее влияние на современные конфликты, не только в области шпионажа и военных действий, но и в определении того, какая информация доходит до людей по всему миру» (3).

Пользуясь своими технологическими возможностями, руководство США выдвигает инициативу «Гражданское общество 2.0» (civil society 2.0), обнародованную государственных секретарём Х. Клинтон 3 ноября 2009 г. во время своего пребывания в Марракеше (Марокко). Её суть состоит в работе с гражданским обществом для «наращивания местного потенциала и обеспечения местных организаций и отдельных лиц правами и возможностями для осуществления необратимых перемен». С этой целью «Гражданское общество 2.0» предлагает «консультативную помощь неправительственным организациям и объединениям гражданского общества для максимально эффективного использования цифровых технологий» (4).

Потенциал данной инициативы предполагается реализовать путём развития сотрудничества с технологическими корпорациями и активистами во всём мире, которые будут поддерживать политику Государственного департамента, Всемирного банка, ООН и связанных с ними неправительственных организаций, что, по мнению создателей «Гражданского общества 2.0», позволит определить потребности и нужды общественных организаций на местах. Для вовлечения широких слоёв населения, американская дипломатия намерена культивировать значимые для каждого человека темы, такие как «реагирование на бедствия и управление рисками, вопросы окружающей среды, развитие материального благосостояния, свобода информации в интернете, проблемы дискриминации женщин и новые подходы в образовании» (5).

Социальным сетям отводится роль синхронизаторов антиправительственных выступлений в развивающихся странах, в рамках которых американские стратеги применяют методику ненасильственного сопротивления. Именно эта техника может блокировать силовые акции стран Ближнего Востока и Северной Африки, нанести урон их и без того хрупкой легитимности.

Контрпереворот в Египте, сместивший 3 июля 2013 г. президента М.Мурси – явный тому пример. Гражданское движение «Тамарод» («Восстание»), объединившее либеральную и секуляристскую оппозицию, в том числе «Фронт национального спасения», через социальные сети выводит миллионы своих сторонников на улицах Каира,  Порт-Саида, Суэца, Монофии и Шаркии, подкрепив тем самым решительность авторов переворота – Высший совет вооружённых сил. Транспортные артерии столицы и крупных городов были парализованы протестующими, превратив власть «Братьев мусульман» в фикцию. Отсутствие бензина и зерна повсюду в стране, вкупе с июльской жарой лишь довершили начатое.

 

Список литературы:

  1. Филимонов Г. Ю., Цатурян С. А. Социальные сети как инновационный механизм «мягкого» воздействия и управления массовым сознанием. «Политика и общество» – М.: Nota Bene, № 1, 2012. – С. 65 – 76.
  2. National Security Strategy, May 2010 http://www.whitehouse.gov/sites/default/files/rss_viewer/national_security_strategy.pdf.
  3. Lynn W. Defending a New Domain: The Pentagon`s Cyberstrategy. Foreign Affairs, Sept/Oct. 2010.
  4. H. Clinton. Remarks at the Forum for the Future. Marrakech, Morocco. November 3, 2009. http://www.state.gov/secretary/rm/2009a/11/131236.htm.
  5. What is Civil Society 2.0? http://tech.state.gov/profiles/blogs/what-is-civil-society-20-white.

 

Источник: http://russiancouncil.ru/blogs/tsaturyan/?id_4=593.

Добавить комментарий