последние новости

Владимир Павленко. “Национальное освобождение” или билет в “Евро-Атлантику”?

Владимир Павленко. “Национальное освобождение” или билет в “Евро-Атлантику”?
АНАЛИТИКА
Послесловие к интервью Евгения Федорова

В №45 «Завтра» опубликовано интервью с председателем Комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Е.А. Федоровым (http://zavtra.ru/content/view/iz-tmyi-k-svetu/). В нем не только повторяются многие мысли, высказанные им в первой половине 2011 г. (Россия под оккупацией и внешним управлением США, «американское» происхождение Конституции РФ, ограничение Президента России «тактическим» управлением без права менять прозападную стратегию и т.д.), но и дополняет их следующей информацией:

- что в 2012 г. организовалось некое «Национально-освободительное движение» (НОД), растущее количественно и качественно, причем, «стахановскими» темпами;

- что конечной целью этого движения является «освободительный подход» на Москву;

- что результатом этого «похода» должно стать проведение референдума по изменению действующей Конституции России;

- что возглавит эту «революцию сверху» лично В.В. Путин.

 

«Закончиться это должно тем, что в Москву, конкретно с каждого региона, приедут люди, – раскрывает секретный, по идее, замысел Федоров. – Мы (НОД? – Авт.) к этому времени организуем то, что называется перемещением – и железную дорогу, и все остальное. Приедут с какого-то региона 30 тыс. человек, с какого-то – 50 тыс., с какого-то – 100 тыс., уже подготовленных (как и кем? – Авт.). И сформируются в Москве – это и есть поход на Москву, как результат в конце – как механизм давления (кстати, очень похоже на 1612 г.), с помощью которого Путин сумеет уже реализовать принципы изменения конституционного строительства, законодательного строительства, проведет конституционное собрание, референдум…».

Первое, что бросается в глаза, – весьма двусмысленный, если не сказать провокационный характер публикации. Упоминанием о выборе Путина на президентство Ельциным у читателя создается ошибочное, на мой скромный взгляд, впечатление о «слабости» главы государства. И оно дополняется выводами об отсутствии у него политической самостоятельности и права на стратегическое планирование, преодолеть которые возможно якобы только с помощью НОД. Самого же себя Федоров подает в роли некоего «демиурга», исключительно «информированного», безусловно допущенного на «кухню» разработки важнейших решений. По словам Федорова, «правда-матка», которую он «рубит», обходится ему дорого: «запретом» выступать от «Единой России», которую он представляет в Думе. Между тем, нарушение этого запрета, однако, не приводит ни к каким партийным санкциям и не мешает ему сохранять за собой должности председателя думского комитета и члена Центрального Политсовета «ЕР» (при том, что для принятия соответствующего кадрового решения, по крайней мере в первом случае, достаточно пленарного голосования, где у «партии власти» большинство).

Надо ли говорить, что одна лишь остановка сирийского кризиса в корне опровергает всю изложенную Федоровым теорию внешнего управления, которому якобы подчиняется Путин. Актуальная для 90-х гг., она была перечеркнута еще в 2005 г., когда в ходе визита в Москву весьма представительной, можно сказать элитарной, европейской делегации глава государства наотрез отказался рассматривать привезенный ею «проект» отделения Северного Кавказа в обмен на российскую «евроинтеграцию». И сопроводил этот отказ известным афоризмом о распаде СССР как «крупнейшей геополитической катастрофе», именно тогда прозвучавшим с трибуны президентского Послания Федеральному Собранию.

Не выдерживает критики и тезис о «наследстве» Путина Ельцину. Уход с должности главы государства в 2008 г. с возвратом четыре года спустя – и Федоров не может этого не понимать – снял данный вопрос окончательно и бесповоротно, ибо Ельцина к тому времени давно уже не было в живых, и вернулся Путин сам, с собственной политической повесткой. Причем, выиграв очень жесткую, если не сказать жестокую, борьбу в аппаратных «верхах».

Эту повестку можно и нужно обсуждать, как, кстати, и широко известное Валдайское выступление, но отказывать ей в самостоятельности – в лучшем случае, политическая наивность, густо сдобренная сомнительным уклоном в махровую конспирологию.

И уж совсем «проблемно-экзотическим» выглядит применение действующей властью массового «похода на Москву» для создания условий проведения «конституционного собрания, референдума». Во-первых, Федерального Конституционного закона о Конституционном Собрании как не было, так и нет, а без него ст. 135, ч. 2 действующей Конституции России не работает, даже при наличии искомых трех пятых состава Совета Федерации и Государственной Думы, которые в определенный момент вдруг возжелают ее изменить. Во-вторых, эксклюзивные полномочия Конституционного Собрания по изменению действующей Конституции распространяются только на 1, 2 и 9 главы; изменить остальные можно с помощью самих палат российского парламента, то есть и без Конституционного Собрания, и без референдума. В-третьих, упомянутая Федоровым ст. 13 действующей Конституции (о запрете на государственную идеологию) ничуть не препятствовала явочному внедрению такой идеологии в общеизвестном обличье компрадорского либерализма. Не помешает, следовательно, она и такому же явочному пересмотру идеологических постулатов, будь на то четко сформулированная и ясно выраженная политическая воля. В-четвертых, восстановлению поста генсека правящей «партии власти», эту самую власть формирующей и контролирующей – нынешней или будущей, действующая Конституция тоже не помеха. Опять-таки, было бы желание…

И наконец, в-пятых, все, что властью сегодня делается в рамках общественно-политической стабилизации, исключает инициативное «раскачивание» ею «лодки»; поэтому для запуска конституционных изменений вполне достаточно традиционных способов, любой из которых, если его инициирует власть, как всегда, будет безоговорочно поддержан депутатами. Не потребуются даже 2 млн подписей граждан за референдум, ибо таким образом, как следует из ст. 14, ч. 1, п. 2 Федерального Конституционного закона №5-ФКЗ от 28 июня 2004 г. (в редакции от 24 апреля 2008 г.) Конституция не меняется.

В тексте интервью Федорова множество и других неточностей, а также нюансов и акцентов, которые подрывают доверие и к самому этому материалу, и к уровню профессиональной компетенции его автора. Ну, например, фактическое выгораживание Ельцина – и отнюдь не только за расстрел Дома Советов. Или тезис о «подделке» Конституции председателем Верховного Совета СССР А.И. Лукьяновым. Во-первых, случилось это не в 1990-м, по Федорову, а в начале сентября 1991 г., когда V Съездом народных депутатов СССР с подачи Горбачева был принят закон «Об органах государственной власти и управления Союза ССР в переходный период». Во-вторых, этим законом Съезд не предусматривался, как, кстати, не было его и в сталинской и брежневской Конституциях СССР 1936 и 1977 гг., и трудно предположить, что депутаты не понимали, что голосовали именно за самороспуск. В-третьих, произошло это на волне провала так называемого «путча» и договорной «победы» над ним Ельцина, который к тому времени, пожиная ее лавры, уже фактически отменил деятельность советской Конституции, а тем более советской политической стилистики, запретив деятельность КПСС и КП РСФСР.

«Революционная целесообразность» и традиционное правосознание – вообще вещи, как известно, несовместимые, и наилучшим вкладом Лукьянова в сохранение Союза оказались бы либо легитимация ГКЧП и его установок срочно созванным для этого Съездом народных депутатов, либо возвращение статус-кво, не дожидаясь ельцинского лазания на танк. Но глава Верховного Совета, оставаясь последовательным горбачевцем, ничтоже сумняшеся, от этого воздержался, не посчитав происходящие события поводом для прерывания то ли отпуска, то ли лечения.

Вообще, наилучшим источником (в подлинном смысле этого слова, ибо он основан на 400 документах, две трети из которых ранее не публиковались) о разрушении Советского Союза является книга А.А. Сазонова – заместителя руководителя Аппарата Президента СССР (с 4 октября 1991 г.) «Кто и как уничтожил СССР? Архивные документы» (М., 2010), в редсовет которой, наряду с автором этого проекта академиком Г.В. Осиповым, вошли экс-зампред Верховного совета РСФСР С.Н. Бабурин, будущий академик С.Ю. Глазьев, академик В.С. Степин, известный ученый А.С. Копто, нынешний сенатор А.П. Торшин и др.

На исторические «ляпы» депутата Федорова ему уже указано в комментариях. И министр финансов не Панков, а Пансков, и Александр Невский ездил «с отчетами и докладами» в Орду только потому, что выбрал ее как наименьшее из зол по сравнению с Западом, за что, собственно, и заслужил благодарность потомков и уникальное место в отечественной истории.

Да и «ограниченный» горизонт планирования, которого Россия якобы лишилась с введением выборности главы государства, что утверждается Федоровым, никак не мешает Путину запускать масштабные инфраструктурные проекты, оплачиваемые в том числе из «нефтяных» денег и рассчитанные на сроки реализации, далеко выходящие за рамки президентских полномочий их инициатора. Другое дело – направление прилагаемых усилий, в которых, на мой взгляд, слишком много спорта и слишком мало – более серьезных вещей. Полностью отсутствует и «большой стиль», аналогичный заданному в свое время И.В. Сталиным; а ведь без него любой проект, ставящий в центр одно только благополучие и успешность, обречен даже не на неудачу, а на то, чтобы просто не родиться. Не выйти из сугубо теоретической стадии.

Спекуляцией выглядит и псевдовыбор между НОД, участники которого, по Федорову, «выбрали для себя место внутри России», и «внешним управлением», адепты которого «по меркантильным соображениям ушли на Запад». Патриотическое движение такой якобы «безальтерантивностью» загоняется во вполне определенный сценарий, выгодный прежде всего самому интервьюируемому и его «вдохновителям». Между тем, кроме НОД, к документам которого я еще обращусь, существуют и иные, более перспективные, на мой взгляд, альтернативы, одной из которых можно считать памятное посещение В.В. Путиным и С.Б. Ивановым февральского учредительного съезда Родительского Всероссийского сопротивления в Колонном зале бывшего Дома Союзов.

По всему поэтому в полный рост встает вопрос об истоках появления Е.А. Федорова на политическом поле, на который сам он отвечает весьма уклончиво: «В 1995 г. я вышел уже во главе целого избирательного блока… – “В поддержку независимых депутатов”, независимых от внешней системы управления».

Так вот, неисповедимой волею судеб ваш покорный слуга именно в том самом 1995 г. оказался в числе соавторов официального ЦИКовского справочника «Избирательные объединения, избирательные блоки на выборах-95», изданного в качестве приложения к журналу «Вестник ЦИК РФ» (под общей редакцией проф. З.М. Зотовой). В списке 44-х избирательных объединений и блоков (в выборах по партийным спискам участвовали 43 из них, ибо блок «89 регионов» выдвигал кандидатов только по округам) никакого блока, о котором говорит Федоров, нет. Фигурирует же в нем Избирательный блок «Блок независимых», образованный Объединенным демократическим центром (ОДЦ) и Всероссийским татарским культурно-просветительным центром (С. 83-84).

Что такое ОДЦ? О, это отдельная «песня».

Чтобы не «изобретать велосипед», позволю себе сослаться еще на один свой справочник, составленный в соавторстве с В.А. Олещук, – книжку «Политическая Россия: год 1997. Партии, блоки, лидеры» (М.: Весь мир, 1997). Вот что указывается там про некую Российскую партию социальной демократии (РПСД): «Создана в феврале 1995 г. на базе ряда профессиональных и общественных объединений: группы членов коллектива ОРТ («Общественного российского телевидения»), Росбытсоюза при активном содействии некоторых представителей президентской Администрации, в том числе С.А. Филатова, С.А. Красавченко, Ю.В. Зайцева и др. Непосредственной организационной базой служили структуры действовавшего с сентября 1994 г. Объединенного демократического центра (ОДЦ), образованного с целью консолидации большинства сторонников Б.Н. Ельцина в преддверие парламентских и президентских выборов. Председатель РПСД – А.Н. Яковлев (тот самый. – Авт.). Председатель Исполкома – Ю.В. Зайцев» (С. 54).

У истоков ОДЦ, помимо Яковлева, стояли такие «видные» «прорабы перестройки» как «демократические» мэры Москвы и Санкт-Петербурга, сопредседатели Российского движения демократических реформ (РДДР) Г.Х. Попов и А.А. Собчак, маршал Е.И. Шапошников, а также некоторые функционеры ряда «реформаторских» партий (например, И.Б. Ройтман). При становлении ОДЦ упор делался на вовлечении в его деятельность региональных ассоциаций и групп сторонников из различных партий и внесение таким образом в их ряды раскола (в собственной интерпретации лидеров ОДЦ, в частности Попова, это именовалось не иначе как «выявлением» внутри них «реформаторского потенциала»).

В ходе избирательной кампании 1995 г., о которой упоминает Е.А. Федоров, РПСД объединилась с партией Гайдара, Крестьянской партией Ю.Д. Черниченко и Конгрессом национальных объединений России в избирательный блок «Демократический выбор России – Объединенные демократы». Осколки же ОДЦ тем временем оказались в упомянутом «Блоке независимых». Однако среди его лидеров никакого Е.А. Федорова нет: там вообще отсутствовала федеральная часть списка, то есть не было ни первого, ни второго, ни третьего номеров. ЦИКовским справочником в качестве наиболее известных персонажей были названы В.Ф. Комчатов (представитель Ельцина в Москве), а также В.А. Ключников и А.В. Ремичайло.

Может, я чего-нибудь путаю?

Едва ли, ибо другой, весьма информированный, источник – Lobbying.ru (Российский профессиональный портал о лоббизме и GR) – приводит о партийных пристрастиях Е.А. Федорова следующие сведения: «Член Российского движения демократических реформ (РДДР) (того самого – «поповско-собчаковского». – Авт.). Член  Российской христианско-демократической партии (РХДП) (либерально-экуменическая партийка, отколотая осенью 1991 г. А.В. Чуевым от подрывного движения «Демократическая Россия». – Авт.). С  1993 по 1995 гг. – депутат Государственной Думы первого созыва. Председатель подкомитета по экономической безопасности. В 1994 г. вступил одновременно в группы “Новая региональная политика” (НРП) и “Союз 12 декабря” (к тому времени – “Либерально-демократический союз 12 декабря”; сопредседатели – И. Хакамада, А. Брагинский, Е. Бушмин; позднее вокруг да около этого “союза” блуждал небезызвестный Бурбулис. – Авт.). В 1995 г. был избран председателем Ревизионной комиссии Движения “Стабильная Россия”. В 1996 году – член Политического консультативного совета (ПКС)» (http://www.lobbying.ru/content/persons/id_955_linkid_2.html). (ПКС, просуществовавший с июня 1996 г. по август 2000 г., когда был упразднен В.В. Путиным, создавался ельцинским указом для «оказания Президенту и Правительству РФ содействия в подготовке федеральных законов и иных правовых актов»).

Итак, идеологическое позиционирование Е.А. Федорова – сугубо либеральное; на всех крутых поворотах 90-х гг. он неизменно примыкал к ельцинскому лагерю (чего и не скрывает, хотя и оправдывается). И оказывался в структурах, связанных с «прорабами перестройки» и лидерами так называемого «демократического» движения, которые находились под крылом ельцинской администрации и, следовательно, тех самых «оккупантов», с которыми он сегодня борется. А именно: с Яковлевым, Поповым, Собчаком, Филатовым, Комчатовым и др.

Тот же портал Lobbying.ru включает Федорова в списки депутатов и чиновников, связанных с алкогольной (http://www.lobbying.ru/content/persons/catid_123.html) и игорной (http://www.lobbying.ru/content/persons/catid_133.html) «отраслями». К последней также, если верить этому источнику, имеет некое отношение и В.Р. Мединский – новоиспеченный патриот, широко известный всем своим «зоологическим» антисталинизмом.

Что ж, из песни слова не выкинешь, и патриотическому движению следует знать своих подлинных и мнимых героев, что называется, «в лицо».

Интересные вещи можно рассмотреть и на портале НОД (http://rusnod.ru/) и сайте Координационного совета политических сил (КС) (http://rusnod.ru/theme99.html), которые упоминаются Федоровым в интервью. Например, из «Регламентных основ» этого совета, образованного соглашением неких «сил» от 5 мая 2013 г., которые по неясным причинам себя не называют, следует, что деятельность КС начинается только «с того момента, когда в его состав войдет большинство политических сил страны и его возглавит национальный лидер». То есть В.В. Путин (Федоров в КС тогда стал «координатором», а сегодня уже возглавляет и «Центральный штаб», приурочив свое интервью к состоявшейся 14 ноября «Конференции НОД»).

Только не надо про «конспирацию»: когда в открытом доступе портал и два сайта (в том числе партии «Свободная Россия – Национальный курс» – такая вот «многоступенчатая» конструкция), это просто бессмысленно. Поэтому еще большее недоумение вызывает принятое тогда же, в мае, «Решение», в соответствие с которым Путин избирается главой КС, но вступает в эту должность только с формированием у КС некоего «Президиума».

Первое, что приходит на ум, это вопрос: а сам Путин-то об этом «Решении» осведомлен? Или его имя и президентский статус эксплуатируются «втемную»?

И, если он «в курсе», то как относится к тому, что участники КС «шифруются»?

А если относится хорошо, то готов ли подчиниться их решению и возглавить КС именно тогда, когда это потребуется Федорову сотоварищи?

Или вот члены Парламентского клуба «Российский суверенитет» – это сугубо думское объединение, ограниченное законотворческой деятельностью, либо они встроены в организационную структуру НОД? Но какова тогда позиция их партий, ибо в клубе четверо членов «Единой России», трое «справороссов», двое представителей КПРФ и один – ЛДПР? И как быть с фракционной дисциплиной, которая объективно «разводит» членов клуба по разные стороны политических баррикад, например, в таких фундаментальных вопросах, как признание или непризнание итогов приватизации или отношение к советскому периоду российской истории? Ведь обращение к нему в документах НОД, в том числе в его программном Манифесте (http://rusnod.ru/top3.html) исчерпывается констатацией поражения СССР в холодной войне, причина которого ограничивается «предательством Горбачева». Хотя на самом деле советский опыт, как минимум, заслуживает более глубокого анализа, тем более через призму его сегодняшнего понимания, а Горбачев, как вытекает из рассуждений самого Федорова, уже пришел, точнее, был приведен, к власти с предательскими целями.

Кому мы этим обязаны? Нет ответа! Только «увод в сторону» от темы с помощью весьма двусмысленной апелляции к «традиционным международным правовым нормам», которые, по мнению Федорова, делают (sic!) «неважным», «кто стоит за США», как «для наших дедов было неважно, кто стоит за Гитлером или за гитлеровской Германией».

Позвольте не согласиться! Солдату в бою это действительно неважно, но вот И.В. Сталин по свидетельству многих, в том числе и недругов, подобных, например, Г. Киссинджеру, вникал во все эти вопросы настолько скрупулезно, что давал сто очков вперед любому «демократическому» лидеру Запада. Именно поэтому их в итоге и переиграл, превратив СССР в сверхдержаву, вставшую и 50 лет простоявшую вровень с США, во многом их опережая. И горе стране, претенденты  на «освобождение» которой из «оккупации» отказываются брать в расчет те самые транснациональные теневые структуры, о которых спросил Федорова А.А. Фефелов. И которые поставил в центр своего блестящего, по-настоящему прорывного выступления на XVII Всемирном Русском Народном Соборе А.И. Фурсов, призвав изучать их как реальные субъекты современной глобальной политики.

Дополняя соответствующим «штрихом» оценку той бурной политической активности, которую развернул Федоров, апеллируя при этом к святому понятию суверенитета и «призывая» себе «в поддержку» В.В. Путина, поневоле приходишь к следующему, достаточно разочаровывающему, хотя и банальному выводу. Активное либеральное прошлое Федорова, которое он сам и, по-видимому, стоящие за ним всячески замазывают, призвано стать стержнем определенного политического проекта, с помощью которого инициатива от стремительно формирующегося красно-белого альянса снова будет передана либералам. А они, как водится, «сольют» зреющий консенсус вокруг необходимости кардинальной смены курса, подменив реальную альтернативу ложной. Например, подобной той, что была выдвинута небезызвестным Чубайсом в 2003 г., в виде проекта так называемой «либеральной империи». В нем наша страна соединяется в «северном кольце демократий» со своими исконными и беспощадными врагами – англосаксами и Европой, которую они контролируют с помощью НАТО, ЕС и тех самых теневых транснациональных институтов, деятельность которых Федоров считает несущественной.

И не забудем при этом, что положение об «общецивилизационных корнях», которые якобы «связывают Россию с государствами Евро-Атлантического региона», до сих пор, несмотря на очевидное несоответствие действительности, является одной из ключевых установок действующей Концепции внешней политики России (ст. 54).

Будем бдительны! Либеральный «Карфаген» должен быть и будет разрушен!

Comments are closed.