последние новости

ЛИБЕРАЛЬНЫЙ КАРФАГЕН ПОД НАЗВАНИЕМ «ЕГЭ» / ВЛАДИМИР ПАВЛЕНКО, ВЛАДИМИР ШТОЛЬ

ЛИБЕРАЛЬНЫЙ КАРФАГЕН ПОД НАЗВАНИЕМ «ЕГЭ» / ВЛАДИМИР ПАВЛЕНКО, ВЛАДИМИР ШТОЛЬ
СТАТЬИ

5 декабря в Экспериментальном творческом центре (ЭТЦ) состоялось интересное и важное мероприятие – конференция на тему «Отмена ЕГЭ – первый шаг на пути к возрождению образования». Организаторы – общественное движение «Суть времени» (лидер движения – Сергей Кургинян) и Общероссийская общественная организация «Родительское Всероссийское Сопротивление» (председатель – Мария Мамиконян), откликнувшись на существующий в обществе большой запрос и преимущественно негативную оценку так называемого «единого экзамена», пригласили на конференцию школьных учителей, преподавателей вузов, представителей общественности.

Многие из них выступили. И не только подробно раскрыли общеизвестные вещи – например, что ЕГЭ ведет к оболваниванию детей и лишению их творческого потенциала, полностью следуя в этом «завету» экс-министра Андрея Фурсенко воспитывать не «человека-творца», которого готовила советская школа, а «цивилизованного потребителя». Но и привели красноречивые, если не сказать ужасающие, факты развала, в котором с его внедрением оказалось отечественное образование. Причем, не только среднее, но и высшее.

Самое важное: спроецировав нынешнюю стадию этого развала на ближайшее и среднесрочное будущее, они своими яркими, неравнодушными выступлениями убедительно доказали, что отмена ЕГЭ – это выбор не между советской и «болонской» системами образования. А между бытием-развитием и небытием-неразвитием нашей страны, ввергнутой в пучину жестокого, варварского эксперимента не просто на живых людях, а на детях, которых с помощью этого эксперимента лишают будущего.

Прежде, чем эти факты изложить, считаем необходимым, оттолкнувшись от этого позорно-циничного откровения скандально «лучшего министра», привести ряд соображений общего характера, отвечающих на вопрос, кому и зачем потребовалось это нововведение. Похожее на обыкновенный управленческий идиотизм, оно на самом деле содержит в своей подоплеке куда более глубокие и общественно опасные помыслы.

Итак, прежде всего, адепты ЕГЭ ссылаются на «мировой опыт» – этот аргумент прозападным идолопоклонникам, конечно же, важен. Только вот, сдается, что с его помощью, как и разговорами о «широком спектре возможностей» для поступления в престижные вузы детей с мест, обрабатывались сугубо мелкие исполнители. Или наивно верившие, что заказчики этого сценария «хотят как лучше» и, чтобы не получилось «как всегда», нужно сложить усилия, чтобы направить процесс в «конструктивное» русло.

Такие «идеалисты», конечно же, имеются, но «узок их круг, и страшно далеки они от народа». На самом деле – первая цель внедрения ЕГЭ – реализация давно известного разрушительного приема, который в просторечье именуется «зареформировать в доску»: нарушить, а затем и разрушить систему образования и педагогическую школу, пересмотреть программы и учебники, перессорить учителей между собой и с родителями из-за денег и не только. И усилить текучку кадров, спровоцировав неизбежный отток лучших из них и, как следствие, критическое снижение общего уровня преподавания.

Разве не то же самое делалось в постсоветские годы с экономикой? Армией? Спецслужбами (по крайней мере, до прихода Владимира Путина)? Наукой? Здравоохранением? Пенсионным обеспечением? И так далее.

«Зареформировать в доску» – первая, но далеко не единственная задача, ибо она – разрушительная. Есть и вторая – условно «созидательная», если под «созиданием» понимать формирование того общественного порядка, который отвечал бы интересам организаторов развала. Ведь «человек-творец» отличается широким кругозором, который зиждется на всесторонней базовой подготовке. «Цивилизованному (как и нецивилизованному) потребителю» все это без надобности; «архитекторам» этого феномена нужен не специалист с абстрактным, образным мышлением, а робот в человеческом обличье, думающий и поступающий механически, в соответствии с заложенным в него программным алгоритмом.

Простой пример: в соседних кабинетах сидят два биолога. Один из них занимается бабочками – всю жизнь занимается, все про них знает; другой – кузнечиками, тоже всю жизнь и также знает от и до и даже чуть-чуть больше. Каждый ценится как специалист в своей сфере, но не смыслит в смежных: первый не имеет представления о кузнечиках, второй – о бабочках, и оба вместе – об остальных насекомых, а также о птичках, ежиках, лисичках, зайчиках и т.д.

Приходит «заказчик» плана «зачистки» леса и превращения его зону строительства элитной недвижимости. Он собирает этих двух и таких же других «горе-специалистов» и просит их рассказать и/или написать справки – про тех, о ком они знают; общей задачи при этом не сообщает, но обещает щедрое финансирование. Те с радостью соглашаются поделиться своими знаниями, радостно считают полученные деньги, но затем очень быстро обнаруживают, что из леса, в котором они проводили исследования, исчезают и бабочки, и кузнечики, и лисички, и много кто еще, включая лесников. И, наконец, сводится сам лес.

И, обнаружив это, они даже не знают, кого в этом винить, но начинают смутно осознавать, что полученные от «заказчика» деньги оказались последними, а сами они больше никому не нужны.

«Коварство дифференциации», при котором общие, междисциплинарные знания и представления об окружающей действительности, вместе со способностью управлять, являются уделом «избранных», «дирижирующих процессом» и превращающих остальных в объект своего дирижизма – беда и судьба всех узких специалистов.

Именно таковых и готовит система ЕГЭ. Ее «заказчики» – внешние и доморощенные – твердо знают: чтобы сохранять власть над людьми, их следует не только разобщить и атомизировать, но и не допустить, чтобы у «атомов» сохранились общие представления обо всем процессе, своеобразный взгляд на него сверху. Ибо в этом случае они найдут пути к воссоединению, и тогда «заказчикам» – кранты!

Далеко ли вы уедете, если у одного из вас в руках руль от машины, у другого – колесо, у третьего – коробка передач и т.д., а чертеж, как все это собрать, находится в закрытом на ключ сейфе новоявленного «демиурга»?

Чтобы «демиургу» установить и сохранить этот порядок, требуется вслух «тереть» про глобализацию и универсализм жизненных стандартов. Про «общечеловеческие ценности», рынок и демократию, которую на самом Западе давно уже называют «тоталитарной». И ежедневно и ежечасно разделять «атомы» узкими сферами их компетенции. А откровенно об общем замысле можно говорить только в своем узком кругу «посвященных», спаянных общими, порой преступными интересами.

Фантазии авторов?

Как бы не так! Вот цитата из увидевшей свет еще в 1958 году книжки «Возвращение в прекрасный новый мир». «…Полностью организованное общество, отмена свободы выбора, благодаря методичному навязыванию поведения, установленное рабство, которое принимается благодаря регулярным химическим инъекциям доз счастья (наркотиков – Авт.), – писал ее автор, видный глобалист Олдос Хаксли. – Демократия изменит свою суть: старые и странные традиции (выборы, парламенты, верховные суды) останутся, но базисом будет ненасильственный тоталитаризм. О демократии и свободе будут постоянно говорить по телевидению и писать в прессе. …В это время правящая олигархия и ее хорошо натренированные элитные подразделения солдат, полицейских, фабрикантов мыслей и манипуляторов сознанием будут править миром по собственному усмотрению».

ЕГЭ – неотъемлемая часть этой, откровенно фашистской, общественной модели, продукт «творчества» как раз фабрикантов мыслей и манипуляторов сознанием. Ведь загнать за такой «Можай» человека-творца невозможно, а робота в человеческом обличье – запросто. Нужно только объяснить ему, что загоняют в его собственных интересах, пообещать потребительский «рай», дать немного денег и удовольствий, ибо, как учил уже не теоретик, а практик «ненасильственного тоталитаризма» Герберт Маркузе, «контроль над человеком обеспечивается удовлетворением инстинктов». «Живи на яркой стороне», «ешь, пей, жуй…», принимай сиалекс с аликапсом – и будет тебе «общечеловеческое», сиречь потребительское, щ-щ-щастье!

Не обладая кругозором и уткнувшись в свое «корыто», робот эту наживку охотно проглотит. И даже поверит, что он щ-щ-щастлив.

Этого и добиваются.

А теперь о том, что прозвучало на конференции.

С блестящим докладом выступил Александр Иванов – доктор физико-математических наук, профессор, заведующий кафедрой Петрозаводского государственного университета. В центр он поставил разоблачение ЕГЭ-шных мифов, главный из которых, что этот экзамен якобы совмещает в себе государственную аттестацию выпускников и конкурсный отбор абитуриентов. Докладчик убедительно доказал, что ни той, ни другой задачи ЕГЭ не решает и решить не может.

С точки зрения аттестации в школе по факту отменены выпускные экзамены: обязательных только два – русский язык и математика; остальные выпускник выбирает сам, исходя из предпочтений при выборе вуза. И если физика, химия или биология ему не нужны, так как он поступает, скажем, на исторический факультет, то и знать их он стремиться не будет. Как не станет заниматься историей соискатель студенческого билета в техническом вузе. Ведь мотивация в виде экзамена, который можно провалить, а потому нужно готовиться, отсутствует!

Мы уж не говорим, что обоим совершенно «не нужны» иностранные языки (то есть, на самом деле, нужны, но они об этом узнают много позже, когда попытаются повысить профессиональную квалификацию, но окажется уже поздно).

В итоге никто из них не получит того самого комплексного базового образования, о котором шла речь выше, а не получив, окажется кирпичиком в манипулятивной системе, выстраиваемой «заказчиками» этого «единого экзамена», с мотивацией которых мы уже разобрались.

Не спасают от деградации ЕГЭ даже обязательные дисциплины. Так, при подготовке к «единому экзамену» по математике будущими выпускниками применяются две «стратегии»: те, кому эта дисциплина нужна, гонятся за максимальными баллами; остальным достаточно, чтобы не было двойки. А это – всего лишь пять выполненных заданий из 20-ти. Причем, примерно такого уровня, как привел докладчик: «Поезд из Питера вышел в 22.30, а в Москву прибыл в 6.50. Сколько времени он был в пути?». На этом фоне присно памятные нашему поколению с детства трубы «А» и «Б» видятся чем-то вроде запредельно высшей математики.

Что касается «конкурсного отбора», то здесь дело обстоит еще хуже. Задания стандартные и одинаковые по алгоритму решения. Поэтому натаскивают на алгоритм и учат решать именно такие. Шаг вправо или влево сразу же приводит экзаменуемых в состояние ступора – алгоритма не знают, а думать не учили. Докладчик привел пример, как вследствие этого студент первого курса университетского математического факультета, получивший на ЕГЭ 42 балла, так и не смог ответить на вопрос, сколько будет 2 + (-1). А когда заинтересовавшийся этой коллизией Александр Иванов решил выяснить, возможно ли такое, оказалось, что и с 56 баллами в заданном вопросе можно «пустить пузыри», ибо ЕГЭ охватывает не более 30% школьной программы.

«А вот попробуй циферку не в ту клеточку поставить…», – покачав головой, философски, со знанием дела, изрекла сидевшая рядом студентка, дочь одного из нас, два года назад испытавшая все «прелести» «единого экзамена» на собственном опыте.

«В Советском Союзе важнейшим вопросом считалась подготовка и переподготовка учителей, которой сегодня никто не занимается. Школы в массовом порядке закрывают с помощью их объединения, понуждая директоров, отвечающих за махину, расположенную в нескольких зданиях и в разных районах, заниматься не столько образовательным процессом, сколько административным руководством. А это пагубно отражается на качестве образования», – раскрыл еще одну «горячую точку» «реформированной» системы образования доктор филологических наук, профессор Дмитрий Ивинский. Из его выступления следовало, что статистка сдачи ЕГЭ по школам тщательно засекречивается, и делается это по социально-политическим причинам, – чтобы не вскрылось появление «провальных» городов, районов и даже субъектов Федерации. Коррупция, – считает он, – никуда не исчезла, а лишь сменила форму. Во-первых, вместо нескольких десятков престижных ВУЗов, где существовала эта проблема до введения системы ЕГЭ, сегодня «коррупционно емкой» точкой стала каждая школа, где «единый экзамен» сдают. Придет, обязательно придет то время, когда все возможности по этой части окажутся распознанными, и «крепкие хозяйственники» на местах осознают, что эти точки располагаются на их территории и натурально наложат на них лапу.

Во-вторых, отдельной проблемой становится совершенствование Интернет-технологий, уже сегодня превращающих получение нужных баллов по ЕГЭ в весьма доходный и практически «безопасный» «бизнес». То ли еще будет!

«Существует три типа вандализма по отношению к культуре, – начал свое выступление доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой МГУ им. М.В. Ломоносова Александр Волков. – Можно сжечь книгу, можно извратить ее толкование. А еще можно – и в этом, по его мнению, суть ЕГЭ – создать систему, при которой невозможно освоить даже эту самую книжку, не говоря уж о других достижениях материальной и духовной культуры». Экзамены мы прежде не формализовали – смотрели на то, умеет ли студент или студентка мыслить, способен ли он или она работать самостоятельно. Из этого и исходили. Именно это было главным, а не формализм и начетничество, которые если что и поощряют, то учительскую серость, когда школьники, стремящиеся что-либо узнать дополнительное для поступления, повально занимаются с репетиторами. А учитель тем временем натаскивает потенциальных двоечников, чтобы их количество не превысило допустимый 7%-ный порог, по которому оценивается его работа. И не только его одного, но и школы, и района, города, региона, за что со своего заместителя по народному образованию спрашивает губернатор.

Не менее интересными оказались выступления директора первой негосударственной школы России – Православной гимназии «Радонеж» Михаила Тишкова, обратившего особое внимание на угрозу коммерциализации школьного образования, а также кандидата физико-математических наук Галины Зверкиной, которая на конкретных примерах показала, каким именно образом ЕГЭ калечит будущих студентов технических вузов.

Что же в этой ситуации делать?

Все выступавшие, а также лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян, который подвел итог конференции ярким, эмоциональным содокладом, осветившим порядок и особенности выведения борьбы с ЕГЭ на уровень большой политики, без чего, по его мнению, никаких подвижек в этом животрепещущем вопросе не произойдет, сошлись в следующем. Необходимо:

- вернуть выпускные экзамены по всем основным предметам, причем, устные, на которых выпускник если и списал, то способен сказать что-то вразумительное лишь тогда, когда владеет предметом (на память почему-то пришел известный афоризм Петра Великого, потребовавшего от чиновников «говорить не по писанному, дабы дурь каждого всем видна стала», – ничто не ново под Луной!);

- при необходимости, создать для приема этих экзаменов межведомственные комиссии – как это уже опробовано при нынешней системе ЕГЭ;

- восстановить систему вступительных экзаменов, причем, на территории вузов, избежав тем самым превращения школ в очаги повальной коррупции, поощряемой местной властью;

- а до всего этого – отменить правило двух волн при зачислении по результатам ЕГЭ, которое должно осуществляться в режиме on-line. О том, что все технические возможности для этого имеются – стоит только захотеть, в один голос дружно заявили все участники конференции технического профиля, знакомые с Интернет-технологиями не понаслышке.

Думается, что если мы хотим энергичного развития нашей страны – а мы этого, безусловно, хотим, переживая и принимая близко к сердцу два с половиной десятилетия разрухи, порожденной распадом СССР и «рыночными реформами», настала пора действовать.

И не случайно, отстаивающие ЕГЭ либералы энергично заерзали: буквально на днях их «идейный предводитель» Ярослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики, заволновался по поводу якобы низкого уровня победителей школьных Олимпиад. Ведь именно они на конференции были названы, по сути, единственным легальным способом поступления в вузы талантливых и трудолюбивых ребят в обход ЕГЭ. Знает ведь либеральная «кошка», чье мясо съела и ест!

Предложенные меры необходимо провести в жизнь, объединив в этих целях широкую общественность, чем и собирается заняться «Родительское Всероссийское Сопротивление». И тогда исчезнут последние сомнения в том, что ЛИБЕРАЛЬНЫЙ «КАРФАГЕН» рано или поздно БУДЕТ РАЗРУШЕН!

Владимир Павленко – доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем (АГП).

Владимир Штоль – доктор политических наук, профессор, действительный член АГП, заведующий Кафедрой государственно-конфессиональных отношений Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, специально для ИА REX. http://www.iarex.ru/articles/43721.html

Comments are closed.