последние новости

«Золотые нити» рога шайтана

«Золотые нити» рога шайтана
МОЛОДЁЖНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

Ваххабизм! Когда бог – трубопровод …

Моё знакомство с Галиной Хизриевой началось с документального фильма «Слуги смерти», посвященного опасности распространения в России и в мире такого явления, как ваххабизм. Фильм был снят Российским институтом стратегических исследований, научным сотрудником которого является Галина Амировна. Поразила смелость и красота этой женщины – человека глубокой духовной жизни, наделенного редким даром радения за судьбы своего земного Отечества. Галина  Хизриева – известный в России ученый, автор многочисленных научных трудов, знаток Кавказа, специалист по радикальному исламизму. В мусульманских кругах России ее также знают как истового защитника традиционного ислама.

- Галина Амировна, большое спасибо, что нашли время для интервью. Беседовать с Вами – большая честь. 

Последние события в Татарстане вновь заставляют общественность обращаться к вопросу национальной и религиозной безопасности. Распространение в России ваххабизма с его проповедью нетерпимости, джихада, религиозно мотивированного терроризма неудержимо ведет к росту исламофобии и ксенофобии, обращенных против всех этнических мусульман. Корректно ли в этом контексте говорить об опасности столкновения исламской и христианской цивилизаций?

- Важно понимать, что когда мы говорим о ваххабизме, то речь идет не о мусульманах, а о людях, вставших на путь войны с мусульманами. Ислам и исламизм – это два разных объекта изучения, один из которых – религия, а второй – чисто политический проект фашистского толка. Поэтому ни о каком столкновении цивилизаций речи быть не может. Господи, сохрани!

Влиятельный ваххабитский шейх ибн-Баз утверждает, что термин «ваххабизм» придумали враги, но он же подтверждает тот факт, что этот термин не оскорбителен для салафитов и имеет право на существование, ибо в этом термине нет ничего того, что не отражало бы сущность их идеологии. Это говорит сам ваххабитский идеолог. Так что салафит – это тот же «ваххабит», тот же «ал-исламийун» или исламист. Вот такая точка зрения. Посмотрим на дело с другой позиции.   Мы знаем, что  история – это процесс. Она порождает явления, которые не остаются неизменными. Этим измененным формам нужно давать новые названия, иначе наступит терминологический хаос. Без терминологической точности в этих вопросах говорить нам будет не о чем. Так в моем понятийном аппарате появился термин, который я прежде не употребляла, а именно – «национал-ваххабизм». В чем различие между идеологией ваххабизма и национал-ваххабизма? Ваххабизм был госстроительной идеологией для мусульман-бедуинов Аравии, нищих и зависимых в политическом плане. Национал-ваххабизм – это красно-коричневая идеология троцкистско-фашистского толка, связанная с идеей исключительностью этих же бедуинов, разбогатевших на нефти, купающихся в роскоши, не знающих куда девать средства, покровителями которых являются самые могущественные западные транснациональные корпорации. И этот шаг аравийские бедуины сделали всего за семьдесят лет истории нового государства на карте мира – Королевства Саудовская Аравия. Его союзники в регионе – Катар и Кувейт – имеют тот же самый короткий сюжет своей политической истории и то же отношение к миру: пренебрежение ко всем, у кого нет дармовых нефте-долларов. На понятии собственной исключительности в связи с неожиданно свалившимся на них богатством и с его помощью они и строят своё отношение к миру. То, что они пользуются теми же понятиями, что и все мусульмане мира, ничего не означает для них. Они в них видят совсем иные смыслы – смысл собственной богоизбранности и исключительности.

Как говорится, враг рода человеческого не дремлет! Дьявол скрывается в мелочах.  В исламе есть понятие нафса. Это же понятие есть и в христианстве. Оно означает грех – грех гордыни. Гордыня толкает людей на всякое зло, на извращения привычных для людей  понятий о добре и зле. Равенство  всех живущих перед Богом –  одно из них.

И сегодня ни фундаментализм, ни исламизм, уже не относятся к духовной традиции ислама. Под влиянием шайтана и своей гордыней они разорвали связь с ортодоксией ислама окончательно. Они перешли в понятийный аппарат идеологов национал-ваххабизма. Именно поэтому у англоязычных исламоведов и политологов всё чаще встречается название «ортодоксальный ислам» для описания ислама как религии и существует масса терминов для наименования различных идеологий, предназначенных шайтаном для мусульман.

Термин «ортодоксальный» по отношению к исламу мы переводим как «традиционный» (“orthodox”, от греч. «прямой», «правильный»). Так случилось исторически, что Православная церковь по-английски называется «ортодоксальная». Но если уйти от христианских коннотаций, забыть о них,  то можно было бы вслед за классиками описать ислам, как «ортодоксальную», то есть правильную, «прямую» религиозную пророческую традицию, а исламизм как отклонение от нее.

Вот мы определили два основных термина, которыми и будем пользоваться в разговоре: на одной чаше весов политический проект под названием «национал-ваххабизм», на другой – «ортодоксальный ислам» – сират-аль-мустаким – «прямой путь». У того и другого есть свой потенциал. Но заряжены они полярно.

- В нашей беседе с верховным муфтием Сирии Ахмадом Бадр аль-Дин Хассуном радикальные исламистские течения иначе как «слуги шайтана» им и не назывались. Если говорить по-русски – это сатанисты.

- Известен хадис о Неджде, откуда появится «рог шайтана». Однажды к Пророку Мухаммеду пришли послы из Шама, Йемена и Неджда и попросили, чтобы он обратился к Аллаху с мольбой благословить их земли. Пророк три раза повторил: «О Аллах, благослови страны Шама и Йемена». Его спросили: «А Неджд?» Пророк ответил: «Нет, оттуда появится рог шайтана». Исламские ученые говорят, что под «рогом шайтана» подразумевается Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб, который появился в Неджде в XII веке по мусульманскому летоисчислению. Неджд, как утверждают многие ученые, – это один из районов Саудовской Аравии, где, собственно, и зародился ваххабизм. Поэтому сирийский муфтий, конечно, знает что говорит. Интересно отметить, что уже в те времена мусульманские улемы знали противоядия против распространения этого недуга. Но пришедшие к власти ваххабиты и их приспешники во всем мире сегодня взялись за уничтожение тех книг, где содержится действенная критика против сатанизма.

- В чем опасность национал-ваххабизма?

- Для меня как для мусульманки самым больным местом в этом вопросе является умма, которая оказалась заражена страшной болезнью. Многие мусульмане становятся жертвами манипуляторов, которые их руками осуществляют свои замыслы, – на крови миллионов людей укрепляют свое геополитическое превосходство. Что может быть страшнее предательства веры? Куда это может нас завести?

За 23 года своего пророчества пророк Мухаммед (мир ему!) воевал всего два месяца. И даже к этим «войнам»  привели более, чем основательные причины. И теперь эти два месяца национал-ваххабитами абсолютизируются, переносятся на всю жизнь пророка, ставятся во главу ваххабитской идеологии. Но это же полная бессмыслица. Аллах запретил убивать даже одного невинного человека ради спасения всех оставшихся на земле людей. Всевышний в Коране говорит: «Кто бы сознательно ни убил мусульманина, наказание ему – Геенна огненная, и пребудет он там навечно. Аллах гневается на него и проклинает его, Аллах приготовил для него страшное наказание». Также по шариату запрещено убивать иноверцев (не мусульман), живущих в мире с мусульманами. Когда я слушаю речи ваххабитов, которые в изобилии представлены на всех языках мира, они источают в сети интернет, то у меня возникает масса вопросов: а читают ли они Коран? Читают ли они хотя бы тех ученых, на кого опираются?

Ваххабизм – это трагедия в первую очередь для мусульман, а не для ислама, ибо сама вера как пророческая традиция пострадать не может, она вечна. Религия создана для людей. Сам же Бог в людях не нуждается. Всевышний  - вне времени и пространства, вне любой иной сущности. Но это не означает, что на этом основании человек может творить все, что ему вздумается с небесной религией.

- Да, у нас по этому поводу говорят: «Бог поругаем не бывает».

- Если мы говорим на одном духовном и морально-этическом языке, если одинаково различаем добро и зло, то в традиции ислама мы можем считаться «муминами», т.е. людьми верующими. Милость Всевышнего распространяется на всех живых существ в этом мире. Мера Любви Господа ко всем одинакова. От каждого человека, от рождения и до самого последнего его вздоха, Бог ждет покаяния. И только на Страшном суде душа даст ответ за свои деяния. В этом ислам.

- Православие говорит: «Господь долготерпелив и многомилостив».

- Родина каждого мусульманина – жизнь духовная (ахират). Но нужно  понимать, что пока мы живем в этом мире (дунья), мы ведем себя как особи, которые, кроме духовных, удовлетворяют в том числе свои базовые физиологические и социально-политические потребности. Человек – это существо коллективное, и никуда от этого нам не деться. И именно здесь, на этом общественном пути таится много опасностей. Пользуясь дарованной Богом свободой, человек рискует выступить в роли некоей самодостаточной самости, рискует встать на скользкий путь гордыни. Возникает амбициозность, ощущение собственной исключительности. Забываясь, люди хотят в этом мире как можно больше гешефта от всего, и здесь цель оправдывает средства: в топку амбиций идет все, в том числе и религия. Люди опрометчиво начинают торговать святыми понятиями. Это опасные игры. С Богом торговаться неуместно!

Изначально человек – это существо верующее, и когда начинаются манипуляции священными понятиями, то человек, по своей природе открытый для веры, оказывается в некоей растерянности, ему бывает трудно разобраться в каких-то духовных понятиях, тем более если раньше у него не было подобного опыта. В религии есть вещи, которые по замыслу Бога человек не способен осмыслить, а есть напротив то, что он может и обязан вместить. Но для того, чтобы познать Всевышнего, душа должна приложить некоторые усилия, пройти испытания временем, непосредственно жизнью доказать Богу свою верность, и тогда как вознаграждение Бог посылает сакральное  знание о Себе. Это и есть духовный путь. Манипуляторы же, пользуясь тем, что человечество все больше и больше отходит от созерцания, ленится мыслить, склонно жить ради плотских удовольствий и комфорта, – дают быстрые и простые ответы на глобальные вопросы о Боге.

Что такое ваххабизм по своей сути? Это агрессивное практическое руководство к действию, опирающееся на культ насилия и на сознательную примитивизацию мировоззрения, упрощение понятийного аппарата, создание краткого цитатника из вырванных из контекста фраз священных текстов, – всё это сделало национал-ваххабизм доступным для очень широких слоёв населения. Получился суррогат религии, отличное орудие манипуляции сознанием людей, некий новый продукт, замешанные на суррогате  иудео-протестантских политических конструкциях. Продукт, созданный для саудовских мусульман, между прочим, английскими спецслужбами. Современные «религии» тоже рождаются в пробирках западных институтов. Не только мусульманские секты, но и многие другие. Только для борьбы с верующими эти продукты не тестируются сначала на крысах, а сразу внедряются в общество.

Как и любая деструктивная идеология, когда она добивается каких-то успехов, к ней начинает присоединяться все больше и больше сторонников, возникает некое коллективное помешательство, в которое вовлекается все больше и больше народу.

- Судя по событиям в Сирии, не за горами час, когда «управляемый хаос» выйдет из-под контроля… 

- Осложняет ситуацию и то, что против этой заразы нет иммунитета не только в странах бывшего СССР, но и на всем Ближнем Востоке. Недавно в своей передаче «Голос уммы» я поставила вопрос: уничтожит ли ваххабитская идеология Саудовскую Аравию? Сегодня появляются такие шейхи, в частности, шейх Абу-ль-Мунзир Аш-Шанкити, которые призывают мусульман бороться с саудовским режимом, с той идеологией, которая с конца 30-х годов стала фундаментом государственной политики и превратила беднейшую страну в одну из самых богатых в мире, которая потратила немыслимые деньги на распространение ваххабизма.

Особенно ситуация накалилась, когда семидесятилетний союз США и КСА пошатнулся. Саудовская Аравия не нашла ничего лучшего, как открыто пойти на контакт с Израилем. После подобной манипуляции доверие этим «чистым мусульманам» среди тех, кто считал себя приверженцем салафитов-ваххабитов  начала обесцениваться. Какие ваххабиты, мадхалиты, сахвисты, а также хизбы, ихваны, десятилетиями согреваемые на груди саудовских шейхов, после такого, по их мнению предательства, смогут продолжать верить, что правящий режим отстаивает их интересы?

- Выходит, что имеющие целью разделять и властвовать сами в себе и разделились?

- У нас бытует представление, что террористический фронт един. Это далеко не так. Да, у них есть общая основа, которой является понятие «всемирный халифат», т.е. построение на всем земном шаре единого мусульманского государства путем вооруженного джихада. Но это не означает, что все ваххабиты голосуют за существующий в КСА, Катаре или Кувейте «режимы». Пока политический режим и США поддерживали ваххабитов, они им нравились, как только возникли проблемы, ситуация изменилась.

На самом деле всё очень просто. В связи с тем, что после падения СССР Россия ослабела, в мире начали развёртываться совершенно иные геополитические процессы, связанные с формированием однополярного мира. За счет чего происходит этот передел? После утраты Россией своих позиций на мировой арене возвысились в первую очередь те страны, которые связаны с добычей и транзитом углеводородов. Сегодня мы можем наблюдать, как идет перенастройка углеводородных путей. Между прочим, это очень понятная для племенного сознания вещь. Всё, как в глубоком средневековье: кто контролирует караванные пути, тот и живет в достатке и имеет влияние. В наши дни те «золотые нити», на которых держится вся мировая экономика и история современного человечества, начинают менять свои русла, они прокладывают себе новые направления. Израиль, Китай, иные государства, у которых растут потребности в углеводородах, стараются минимизировать затраты, связанные, в том числе, с транспортировкой сырья. Именно вдоль этих стратегических путей выстраиваются новые армии обманутых людей, которые, сами того не подозревая, воюют за лидерство держав титанов. Возникают конкурирующие интеграционные мегапроекты. Для участия в них нужны массы, которые нужно объединять идеями.

Вы посмотрите, где сейчас больше всего транснациональных корпораций, которые играют в геополитике определяющую роль? Если мне не изменяет память, то 162 корпораций находятся в США, 155 – в Европе, в Японии несколько, в Швейцарии, в Канаде, а на весь остальной мир приходятся всего 11. Транснациональным корпорациям, экономическим субъектам этой игры не нравятся существующие ныне углеводородные пути, они хотят построить другие, более удобные. И суверенность государств для них не является преградой.  Именно поэтому пострадала Грузия, эти же пустые амбиции и надежды сегодня губят Турцию и т.д. Беспомощность в выборе геополитической стратегии обнаруживают новые мусульманские страны Центральной Азии. Со стороны запада «ветры свободы» доносят разговоры об эпохе стратегической неопределенности. О какой неопределенности речь? Это западноцентристкий подход в чистом виде. Это Запад сегодня не знает, по какому пути пойти, какие магистрали прокладывать, потому что он столкнулся с препятствиями на своем пути. А у России, Ближнего Востока и Ирана, к примеру, этой проблемы нет. Их политическая стратегия определена их положением в мире в качестве ресурсной базы человечества.

Они думали смести Сирию, потом заполучить ресурсы Ирана, чтобы наконец завладеть, как они его называют, «исламским трубопроводом». Вы понимаете, до чего дошли эти люди? Они начали сакрализировать вещи, которые изначально не сакрализируются. Мыслим ли в религиозной жизни человека трубопровод?  Может ли быть нефть исламской? Или деньги исламскими? Разве уносит человек в мир иной земные богатства? И разве это не презираемый ими же ширк – поклонение Золотому тельцу? Но ваххабит вам быстро объяснит Божию милость к мусульманам в противовес, например, иудеев, у которых этих ресурсов нет.

- Выходит, мы воюем за Бога и Отечество, а они отдают души и жизнь за трубу. Даже не знаю, что и сказать. Бедные люди… Галина Амировна, Вы сейчас как раз пишете новую статью, в которой анализируете ситуацию вокруг углеводородного «золотого пути»…

- Совершенно верно. Пока связь переустройства углеводородных путей и проектами духовного разложения мусульман, о котором я пишу в своей новой книге, мало кто разделяет. Возможно, такое видение людям просто не выгодно. Но чем больше я занимаюсь этой темой, тем больше появляется фактов, подтверждающих верность этой идеи. Всего один маленький пример, с которого всё, собственно, и началось. Несколько лет назад мне стало известно, что генеральный директор одного крупного российского углеводородного предприятия собирал общественность и проводил совещание, на котором объявлял о запрете употребления слова «ваххабизм», и всё потому, что это мешало его контрактам. Меня это поразило. Меня всегда поражало то, что отдельные нефтяники говорили, что с ваххабитами нельзя бороться потому, что они – наши партнеры. Мне никогда не станет понятным, как можно так рассуждать. Я расцениваю такой подход как предательство и торговлю родиной и кровью своих сограждан за выгодные контракты.

Нефтеносные Татарстан, Башкортостан, Грозный, Баку, Западная Сибирь, – всё это объекты для чьих-то будущих завоеваний. И мы сегодня видим, что эти люди своего добиваются, апробируют свои армии в Сирии, активно вербуют людей – мужчин и женщин.

- Понимает ли российское правительство угрозу? Существует ли какая-то правовая, законодательная база, защищающая общество от национал-ваххабизма?

- Нет, законов таких в России нет. Все делается с точностью до наоборот. Пока дело не коснется личной безопасности каких-то высоких лиц, никто ничего делать не будет.

Сирия  – наглядный урок. До чего дело довел Асад? При всем моём уважении к его стойкости в борьбе. Посмотрите, Сирия ведь развивалась очень хорошо. Ливия, Иран были добывающими странами, через Сирию шли транспортные пути. Всё было хорошо и без Советского Союза, кроме одного маленького «но». Некому было удерживать натиск угрозы однополярного мира. У одной стороны оказались развязаны руки, и она решила переписать все карты и подстроить всю мировую систему под свою экономику. Понимал это Асад так, как понимал его отец? Конечно, 20 лет назад острой стратегической задачи защищаться от угрозы однополярного мира еще не было. Но опыт-то был! До чего довело «демократическое благодушие» Асада мы можем оценить только сейчас. Когда он в страну впустил салафитов, устроил из нее вольницу для ваххабитов, ихванов, когда всем хотел доказать, какие они открытые, какие демократичные, какие европеизированные.

Но Россия, к сожалению, не хочет учиться на чужих ошибках, она предпочитает совершать свои.

А ведь примеров не счесть. В октябре 1998 года Россия, Узбекистан и Таджикистан приняли Декларацию о координации усилий по борьбе с экстремисткими течениями в исламе. Ваххабиты добивались отделения Ферганской долины от Узбекистана для создания там своего государства. В Дагестане в этом же году был принят закон о запрете ваххабиских организаций. В этом же году Аслан Масхадов запретил организации ваххабитов вне закона. Секретарь Совета безопасности республики Дагестан Магомед Толбоев говорил об опасности ваххабизма. Что последовало? 22 июля того же года было совершено покушение на Саида Амирова, 23 июля совершено покушение на Аслана Масхадова, 21 августа был убит муфтий Дагестана, позднее был убит муфтий Чечни, которому ваххабиты не простили его принципиальной позиции против их антиисламской деятельности. Те же чиновники, которые остались живы, видя благодушие государства к этим проблемам, смирились и сжились с ваххабизмом. Может быть и это причина, по которой сегодня политический союз стран, принимавший тройственную декларацию о противодейтствии ваххабизму, по сути распался. Не в этом ли благодушии государства по отношению к смертельной угрозе заключается проблема торможения евразийских интеграционных процессов в СНГ?

- Галина Амировна, и это только экономический аспект проблемы. Как мы знаем, стремление Запада к глобализму не может не затронуть и духовного аспекта жизни человечества. Задана установка на формирование некоей универсальной, единой для всех «религии» глобалистского толка, которая была бы удобна для правящих структур в смысле управления массами. Нам известен опыт Нью-эйдж в этом направлении. Создание искусственной религии, лишенной зерна вечной жизни, – это война против Бога.

- Это два взаимосвязанных аспекта. Для того чтобы управлять массами и чтобы массы были послушны нужно всячески стараться притупить их сознание, а главное их совесть, сделать их сердце бесчувственным, душу грубой и  прагматичной. Всякая традиционная вера взывает к святости, к лучшему в человеке. Все это не входит в планы глобалистов. Поэтому одной из задач является уничтожение традиционных религий.

- То есть получается, что разжигая религиозные войны, они ставят задачей уничтожение традиционных религий? Борцы за чистоту «религии» оказываются вольными или невольными врагами традиционных религий? Выходит, что ортодоксальные религии, а именно ислам и православие, находятся в равной степени опасности перед натиском этой третьей силы, движимой поистине сатанинской, извращенной хитростью?

- Это очевидно. Кроме того, стоит задача этического, нравственного, морального опустошения людей. Посмотрите, ведь блуд стал нормой жизни, о целомудрии сейчас вообще не размышляют. Обычным делом считается ложь, воровство, даже к убийствам мы привыкли. Сектанты не просто оправдывают их, они дошли до  немыслимого в исламе деяния  – принесения человеческих жертв и продолжают называть себя мусульманами. Эти вещи убивают религиозное чувство в человеке. Недаром же они запрещены в любой религии. То, чем жили люди всего 50 лет назад в этическом отношении для нас теперь недостижимый морально-этический космос. Для нас ментальный конструкт наших предков на сегодняшний день просто непостижим. А ведь через 10 лет будет уже поздно – мы получим поколение с необратимо перестроенным сознанием, к которому уже не сможет апеллировать религия.

- Во всем этом я усматриваю сионистский почерк.

- Я не сторонник теории заговора, и я не люблю этого выражения «сионисткий почерк». Но мне известны некоторые рапорты, отчёты израильских и американских аналитиков и их коллег в Европе, которые занимаются стратегическим планированием. Я работала с открытыми источниками и официальными документами. И поскольку Израиль остается стратегическим союзником США, стремящимся быть единственным мировым полюсом, то совершенно естественно, что все выстраивается и под их интерес, и это неизбежность.

В ходе сирийского конфликта всему миру открылась связка КСА-Израиль-США. Для мировой политики на сегодняшний день это центральная тема. Сбитыми оказались все политические прицелы ваххабитов и других исламистов, которые строили свой дискурс «ненависти» на антисемитской риторике.  Так что национал-исламистские группы сейчас разочарованы, обозлены и более агрессивны.

Когда сознание человека сужено, тогда всё понятно. Людям сначала внушали, что Израиль враг, а теперь открываются факты союзничества и начинается мудрствование, поиски оправдания, что это, мол, как посмотреть, не так уж Израиль и плох. То есть в сознании и без того одурманенных людей должна произойти очередная смена фундаментальных понятий.

Когда у человека выбивают почву из-под ног, когда он оглядывается назад и понимает, что совершил кровавые преступления, за которое ему уже не расплатиться на этом свете, как он себя ощущает как верующий? Он думал скрыться в Саудовской Аравии – не выходит, там смута. В Катаре? – смута. В Сирии? – пожар. Сознание человека начинает расширяться, и происходит это не без дезориентации. В итоге он перестает соображать вообще и теряет себя в этом мире. Для него врагами и предателями становятся все. Это как гормональный взрыв в пубертате, когда дети  начинают считать врагами своих родителей без всякого повода. Посмотрите, каких людей они вербуют? Чаще всего подростков. Взрослого человека довести до состояния слепого бунтаря очень трудно. Этого можно добиться только сбив ему все представления о норме, сделав все его окружение врагами.

- Террорист – такой же душевнобольной человек, как маньяк, считает психиатр-криминалист Михаил Виноградов. Он говорит, что у таких людей серьезная патология глубоких структур мозга. Результат – немотивированная агрессия.

- Только у маньяка всплески агрессии проявляются время от времени, а у террориста это постоянная величина, которая формируется постепенно, под воздействием внешних факторов. Он ищет оправдание, чтобы выплеснуть жестокость. И находит его. И вот в таком неадекватном состоянии людей выставляют как пушечное мясо на амбразуру своих геополитических интересов. Посмотрите, ведь сами «сценаристы» в этих играх не участвуют. Они идейные.

- Не так давно приезжавший в Россию сирийский муфтий Ахмад Бадр аль-Дин Хассун рассказывал о событиях в Сирии, предупреждал об опасности провокаций со стороны исламистов в России, призывал к диалогу религий. События в Татарстане лишь подтвердили его слова.

- Война в России уже идет и сирийский верховный муфтий прекрасно об этом знает. 16 ноября неизвестные попытались запустить по системообразующему предприятию Татарстана ОАО “Нижнекамскнефтехим” четыре или даже семь ракет типа «палестинских зажигалок». Слава Богу, что они не долетели до завода: одна из ракет упала в ИК-4, три пролетели около 800 метров! Проведена контртеррористическая операция, взято штурмом несколько домов. Кроме того, с 16 на 17 ноября в Чистопольской епархии произошло сразу два случая вандализма по отношению к православным храмам. Вот вам и Международный день толерантности! Перечисленных событий достаточно, чтобы увидеть связь между ними. 22 октября попытка поджога мечети в Волгограде. Случайность? До этого в Татарстане прошли авторалли с хизбовскими и аль-каидовскими флагами.  В Волгограде подрыв автобуса производит женщина, связанная с бандподпольем из города Радужного Тюменской области.  Совпадение? Не слишком ли много случайностей  и совпадений. Скажите, что в Сирии разве не так все начиналось?

Разного рода попытки подрыва нефтепроводов, националистические выступления, провокации, вербовки, кровь невинных людей, детей и женщин, – это всё методы национал-ваххабитов. Что еще нужно власти? Какие доказательства? На лицо многолетняя работа по ваххабизации муфтията в Татарстане. За последние годы по России в целом были убиты больше шестидесяти мусульманских богословов! Если я скажу, что Аль-Каида сейчас в России, то я не погрешу ни одним звуком.

Картина складывается совершенно ясная, достаточно сопоставить факты, – из отдельных «клипов» собрать фильм. Наш враг – клиповое сознание. Нужно понять, что многие кажущиеся разрозненными события, которые происходят сегодня в России и мире, – это единый глобальный проект, в который вложены колоссальные средства.

- Есть на сегодня какая-то законодательная база для регулирования террористической безопасности? 

-  Россияне не защищены законодательно от террористической угрозы. Например, закон «О запрете ваххабизма и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан», принятый 16 сентября 1999 года, был, по сути, уничтожен Гаджи Махачевым, на тот момент депутатом Госдумы РФ. Его поддержал и уже упоминавшийся Магомед Толбоев. А кто лучше нефтяника и Героя России может знать об опасности ваххабизма? Значит, на тот момент не было политической воли высшего руководства страны и чиновникам, как и сегодня, легче было делать вид, что ничего не происходит. Закон был признан неконституционным, т.к. по российской Конституции нельзя запрещать идеологии. У нас есть 282-ая статья за разжигание межнациональной розни, но она, как ни странно, работает иногда против тех, кто хочет обезопасить традиционные ценности и поднимает эту проблему. Оставшись без законодательной защиты, Северный Кавказ до сих пор истекает кровью. Дагестан стал форпостом России и долгие годы его мусульмане ведут борьбу с ваххабизмом и терроризмом на южных рубежах России за безопасность России, но без моральной поддержки России. Злобные антидагестанские кампании в СМИ делают свое дело. Раскалывают единый народ и подрывают доверие людей друг к другу. Не дают услышать горькую правду о ситуации за трескотней демагогов. А население думает, что оценки СМИ – это и есть позиция власти. Так теряется доверие. А без доверия населения и общего понимания ситуации такие битвы не выигрывают. То, что успел пережить Северный Кавказ после падения Советского союза, населению центральной России и в страшном сне не снилось. Дагестан, в частности, стал стратегической территорией, на которой развернулась борьба трех  цивилизаций: арабо-мусульманской, западно-европейской и российской. Натиск и работа по созданию пятой колонны силами Турции, Саудовской Аравии и Катара на этой территории  велись наиболее агрессивно, поскольку согласно планам  разжигание войны в России должно было произойти именно через Северный Кавказ.

Я считаю, что сотрудников Духовного управления мусульман Дагестана нужно представлять к правительственным наградам. Потому жить так, как они живут – это подвиг. Когда я думаю о том, что происходит на Родине, то в горле ком, а в голове вопрос: сколько русской, чеченской, дагестанской, кабардинской крови должно пролиться, чтобы были приняты действенные комплексные меры, среди которых законодательные были бы отнюдь не лишними. А ведь и русские будут продолжать ваххабизироваться. Мы живем в единой стране.

Вот недавно мне прислали такой текст из Дагестана: «Дагестанцы устали от терактов и постоянной напряженности. Мы не хотим, чтобы с Дагестаном связывали все плохое, что происходит на северном Кавказе и в России. Наша республика устояла против целой армии террористов в конце 90-х гг. не скатившись в бездну войны. Нам удалось сохранить мир ценой жизни лучших наших соотечественников. Наша молодежь тянется  к знаниям, к созидательной работе в республике и других регионах России. Мы хотим жить в своей республике по законам и правилам, которые всегда подразумевали заботу о женщине и уважения к старшим. 
Почему нас делают крайними в этих историях с террористами? Нам еще больше хочется покоя, чем людям, которые живут за пределами Дагестана. Ведь почти ежедневно нам приходится получать новости подобные фронтовым. 
Как и много раз раньше мы делаем то, что в наших силах и чем реально мы можем помочь – сдать кровь. Мы понимаем, что это необходимо. Вместе с нами, сдававшими кровь, свою помощь оказывали даже таксисты бесплатно подвозившие доноров до станции переливания в Махачкале. На памяти еще свежи воспоминания о тех московских таксистах, кто решил заработать на горе людей, прося тройную цену у станции метро, откуда выносили пострадавших в терактах. 
Когда в Дагестане был объявлен сбор крови для пострадавших, желающих сдать кровь было так много, что пункт приема не успевал обслуживать всех сразу, пропуская лишь по 100 человек в день. Таким образом, сдача крови растянулась почти на неделю. Подавляющие большинство сдававших-мусульмане, студенты медресе и мусульманского института а также работники ДУМД.
Нам все равно, какой национальности пострадавшие. Часто мы и сами оказываемся в роли жертв насилия экстремистов. Мы хотим, чтобы и нам помогали и относились с сочувствием, потому как именно мы находимся в авангарде событий связанных с распространением международной заразы ваххабизма. Маленькая республика против всего мира. Разве мы не достойны уважения, хотя бы за это?»

Вам не больно это читать? Мне было больно. Надо как-то уже перестать нам жить только своими историческими психотравмами. Не до этого сейчас. Надо задумываться о том, как преодолеть общую беду. А мы теряем время на взаимные упреки.

- Какой же выход?

- Надо наконец признать тот факт, что с конца 80-х годов в России появился  и сформировался новый общественный класс – это класс верующих, которым государство просто не занималось. Оно от него отделилось, оставило своим вниманием. Все это время, составляющие этот класс люди, были мишенью для целенаправленной сектантской пропаганды, для откровенно фашистских идеологий. Поняв это, нужно смело реформировать законодательство под интересы этого класса, его нужно защищать так же, как и любой другой класс. Нужно защищать его от вербовки, от терроризма, в частности, менять формат государственно-исламских отношений, вырабатывать стратегию отношений с мусульманскими странами, изменять правила игры в сфере межнациональных отношений. Учитывая религиозный фактор, налаживать деятельное взаимодействие с Центральной Азией, потому что экстремизм и терроризм  – беда общая.

На торжествах ЦДУМ в Уфе В.Путин говорил о необходимости создавать мусульманские институты, помогать восстановлению российской богословской школы. Но дальше слов дело пока так и не пошло. Кто это будет исполнять? Какова стратегия? На кого возлагается ответственность? Кому дано поручение? Этим нужно заниматься в экстренном режиме, иначе мы обречены на cитуацию, подобную сирийской.

- Спасибо за интересное интервью. Православные верят – Господь Россию не оставит. Наша надежда – на то, что и православный, и мусульманский миры сумеют вовремя понять, в какую бездну их толкают. А сегодня я еще раз убедилась, что Россия прекрасна в своём многообразии: этническом, культурном, религиозном и мы можем гордиться тем, что в нашей стране есть подлинные патриоты.


Автор статьи: Мономенова Мария – член молодёжного отделения АГП

Comments are closed.