последние новости

День, в который закончилась российская демократия

День, в который закончилась российская демократия
ivashov.ru

Леонид Ивашов. Двадцать лет назад в России был осуществлен геополитический переворот. Россия пыталась найти свой путь развития – демократический, но в то же время самобытный и характерный для русской традиции. Но победили силы, которые опирались на ельцинский тезис, объявленный в 1992 году: «Наша цель – встраивание в западное цивилизованное сообщество». Благодаря этому, а также предательским уступкам по отношению к оружейному урану. За счёт продажи национальных интересов России (в частности оружейного урана) Ельцин получил поддержку в подавлении оппозиционных настроений.
Ещё в начале лета 1993 года Ельцин позвонил Клинтону, объясняя, что в России слишком консервативный парламент, который он собирается распустить. Ельцин просил поддержки. Тогда Клинтон ему ответил – Борис, американский Конгресс никогда такой акт не поддержит, это недемократично, тем более если речь идёт о парламенте. Ельцин с обидой высказался в духе «ты мне не друг». Однако через некоторое время Клинтон позвонил сам. Он сказал, что если Ельцину нужна поддержка, он должен сделать такой шаг, который поможет Клинтону убедить Конгресс. Например, отдать половину оружейного урана. В этом случае Клинтон сумеет доказать, что Ельцин стремится к миру и отказывается от конфронтации с США. В ответ Ельцин предложил весь уран, лишь бы была поддержка. Вот так, за бесценок, отдали 500 тонн того оружейного урана, который по сей день используется в боеголовках наших стратегических ракет.
Характерно, что в любой другой ситуации после расстрела законноизбранного парламента американцы разорвали бы отношения со страной, ввели бы санкции, а может даже и войска. А здесь они аплодировали Ельцину, оказывая поддержку. Кроме того, Клинтон обещал после разгона Верховного совета помочь Ельцину с кредитами. В результате Россия попала под полное внешнее управление со стороны США. Ельцин стал послушным исполнителем воли американской элиты. А Россия пошла тем путём, который привёл её на грань катастрофы – экономической, социальной и политической.
О том, что вот-вот появится обращение Ельцина к нации, я знал. Предупредил об этом Хасбулатова и Руцкого. Но они спокойно отнеслись к моему сообщению. Даже к записи телеобращения не проявили особого интереса. Руслан Имранович сказал, что пусть обращается, всё равно это незаконно. Конечно, все надеялись на Зорькина, председателя Конституционного суда. Действительно, указ номер 1400 был абсолютно незаконен. А раз указ и расстрел были незаконными, то и Ельцин был незаконным президентом. Значит, нынешняя Конституция нелегитимна. Так же, как последующие переизбрания и наследование президентского поста. Вывод – нынешняя власть нелегитимна.
Валерий Зорькин, выступая на заседании Верховного совета, как и ожидалось, объявил о нелегитимности указа и самого Ельцина. Ельцин должен быть смещен – такое решение Верховный совет принял большинством голосов. Был только один мвоздержавшийся – Сергей Степашин. Кроме того, многие не пришли, но кворума хватило. Я был на этом заседании и могу свидетельствовать, что всё там было достойно.
Ельцин понимал, что его ждёт. Прежде всего, он лишается власти. А ради своей единоличной, никем не контролируемой внутри страны власти, он пошёл на подчинение внешней власти и на расстрел парламента. И дальше он попал – на него была надета удавка, американцы постоянно требовали и ресурсы, и приватизацию, и всё остальное.
Что касается армии. В это время я и мои коллеги внимательно отслеживали ситуацию в Вооруженных Силах. Ельцина не поддерживал ни один из командующих военным округом и флотом. Ельцина не поддерживало 99% офицерского корпуса и личного состава в целом. Против него даже выступила Софринская бригада, спецназ. Её потом силами МВД останавливали. Отказался вести свои части командир Кантемировской дивизии. Только в Таманской дивизии нашли четыре экипажа и командира дивизии, генерала Евневича, которые согласились стрелять по Белому дому. Грачев потом публично рассказывал, по телевидению, как он уговаривал экипажи стрелять: «А сможешь попасть вон туда, между окон? Там никого нет, потренируйся, покажи на что способен».
Командующий войсками округа Леонтий Васильевич Кузнецов сразу сказал, что только до кольцевой дороги, и войска дальше не пойдут. Тогда его сместил генерал-полковник Кондратьев и повел их в Москву, объясняя личному составу, то они идут для охраны министерства обороны и Генерального штаба. И нашли только четыре экипажа, которые стреляли.
Так всё происходило – обманным способом, а также обещаниями предоставить квартиры, награды и очередные звания 3-4 офицерам. Так что нельзя говорить, что армия была на стороне Ельцина. Если бы кто-то авторитетный дал армии приказ, армия бы выступила против.
Я был в батальоне «Днестр». Это были замечательные люди. Защищали не капитал, не частную собственность – они пришли защищать Россию. Были некоторые разногласия между коллективом генералов и адмиралов, с которыми я пришел, и Руцким. Но это частные вопросы. Например, я предлагал Александру Владимировичу, что как только его изберут и.о. президента России, нужно сразу объявить своим указом, что он вступает в должность Верховного главнокомандующего. И тем же указом оставить временно исполнять обязанности министра обороны, начальника штаба, главнокомандующих видами войск, флотов ,округов и так далее. Но Руцкой говорил, что никогда Грачева не назначит. Я настаивал, что так нужно поступить, чтобы избежать гражданской войны и серьезных проблем, потому что все колебались. Здесь было первое разногласие. А когда я предложил Руслану Имрановичу, что нужен такой указ, он ответил, что подождите сразу все должности захватывать, давайте хотя бы с одной разберемся.
В самом руководстве министерстве обороны также не было единства по поводу расстрела Верховного совета. В кабинете Грачева шло совещание за совещанием, пьянка за пьянкой. Ельцин давил на Грачева, а тот ссылался, что нужны не обещания, а конкретные деньги. В итоге Черномырдин привез несколько мешков денег. Как потом мне рассказывали очевидцы, их делили прямо ногами – это тому, а вот это тому. Правда, самим экипажам, которые стреляли, так ничего и не заплатили. Им пообещали квартиры. С Евневичем, командиром Таманской дивизии, рассчитались Звездой Героя. Звезду дали также Ерину и кому-то ещё.
Показательно, что когда начальник Генерального штаба отдавал указания о выдвижении дивизий, командующий московским округом и ряд других структур потребовали письменную директиву. Однако ни одной письменной директивы в войска не поступило. Начальник Генштаба и другие просто страховались.
Из 22 снарядов, выпущенных танкистами, некоторые были кумулятивными. Это создавало в помещениях огромное давление. На стенах были разбрызганы человеческие мозги. Их потом долго ещё скребли. Для того, чтобы число трупов не превышало 150 (иначе могли по международным нормам обвинить в геноциде), трупы вывозили баржами по ночам и там где-то сжигали мощными газотермитными устройствами, которые запросто режут металл. Число погибших в несколько раз превышает официальные данные.
В конце того же месяца я дал интервью Игорю Черняку. Оно было опубликовано в «Комсомольской Правде» – «Когда рассеялся дым над белым домом». Я там и правовую сторону вопроса охарактеризовал, и всё, что творилось внутри Белого Дома. И когда меня вызвали на допрос, я показал им это интервью. Они сказали, что в нём ответов больше, чем они хотели от меня получить. В конце концов, скажу прямо – спасибо Александру Коржакову. Это он где-то дал команду прекратить расследование и попытки меня обвинить. Потому что я считал, что должен стоять на защите российской государственности и не допускать незаконного переворота. Хотя вряд ли переворот может быть законным.
Это был жесточайший акт по уничтожению законно избранного парламента – Верховного совета. На этом демократия в России закончилась.
Про ОПУС все, наверное, знают – как Ельцин присвоил себе чрезмерные права, утвердив Особый Порядка Управления Страной. Это его первый незаконный шаг, против чего и выступил Верховный совет. Если бы этого не случилось, я убежден, что страна не миновала бы многих трудностей. Но в катастрофическую ситуацию она бы не попала. Были бы споры, были бы дискуссии. Но народ действительно имел бы хоть какую-то власть. После расстрела Белого дома он был лишен ее полностью. Ему позволяют лишь имитировать свои властные полномочия. Хотя в Конституции прописано, что Россия – федеративная республика, что единственным источником власти является её многонациональный народ. Однако с тех пор всё делается, чтобы народ никакой власти не имел. Поэтому и была создана система имитации выборов. А народовластие закончилось в октябре 93 года.

Comments are closed.