последние новости

Великий арабский переворот

Великий арабский переворот
АГП

Цатурян Саркис,
член молодёжного отделения АГП,
магистр в области международных отношений

Размышляя о Ближнем Востоке, мы невольно становимся заложниками самых сложных комбинаций и противоречий. Когда логика уже не помощник, а интуиция – удел избранных, мы обращаемся к истории, у которой политические портреты современников находят массу аналогий. Так, к примеру, Г.А. Насер по своему личностному размаху и стратегическим планам может быть сопоставим с Мухаммедом Али Египетским. Они пришли к власти, осуществив военный переворот, и тот и другой восставали против империй: первый – против Британской, а второй – против Османской. Эти правители предвидели момент передачи мировой власти. И у них многое получилось.

Впрочем, каждому столетию (и поколению) – своя революция и свои потрясения. Порой кажется, что человеческое общество остро нуждается в потрясениях, которые его оживляют и добавляют устойчивости в будущих испытаниях. Революции всегда рушат старый порядок, предлагая взамен нечто новое, ранее немыслимое. Так, Нидерландской революции (1568 – 1648 г.) было суждено перевернуть XVI век, подвергнув обструкции власть Габсбургов. Английская революция (1640-1660 г.), базируясь на буржуазных принципах голландцев, пошатнула монархическую Европу XVII века, положив конец гегемонии Соединённых провинций в международной торговле. Американская революция (1775-1783 г.), уходящая корнями в философию французского Просвещения, подорвала ценностные ориентиры XVIII века, развеяв ореол английского всевластия. Великая Французская революция (1789 – 1799 г.) взбудоражила XIX век, покончив с феодальными устоями континентальных европейских обществ, что придало законность англо-американской модели капитализма в планетарном масштабе. Великая Октябрьская революция (1917 г.) определила векторы развития человечества в XX веке, показав, каким образом национальные проекты могут органично сосуществовать с наднациональным федеративным управлением.
Исходя из данных примеров, можно ли считать события на Ближнем Востоке Великим арабским переворотом? Как оценивать смену режимов в Тунисе, Египте и Йемене; гражданские войны в Ливии и Сирии; массовые протесты в Турции, Израиле, Бахрейне, Алжире, Ираке, Иордании, Марокко, Омане, Кувейте, Ливане, Мавритании, Саудовской Аравии, Судане, Джибути и Западне Сахаре? На эти вопросы автор и попытается дать ответы.

Перевороты как знамение

На первый взгляд хаотичные и бесконтрольные, перевороты в арабо-мусульманском мире отражают весьма интересную тенденцию: страны, принявшие на себя основной удар протестной волны – Тунис, Ливия, Египет и Сирия занимают порядка 80% побережья Южного и Юго-Восточного Средиземноморья. А это значит следующее: политические силы, которые будут управлять этими странами, захватят контроль над нефтегазовыми поставками в Европейский союз и Китай со всеми вытекающими отсюда последствиями. Помимо обозначенных экономических центров силы, большой урон может быть нанесён России, самому могущественному национальному государству на международном энергетическом рынке. Гарантом стабильности положения «Газпрома» на европейском рынке служит Дамаск, сдерживающий завоевательные планы Дохи; падение Б. Асада обозначит выход газотранспортной инфраструктуры Катара к Средиземному морю, его способность беспрепятственного транзита сырья из гигантского газового месторождения «Северное», расположенного в соседствующих с Ираном территориальных водах (и его месторождения «Южный Парс»).

Судя по внешней нефтяной политике России, основанной на стратегическом партнёрстве «Роснефти» и американской «ЭксонМобил», руководство страны в лице президента В. Путина прекрасно усвоило негативный опыт СССР, в адрес которого, как мы помним, администрация Р. Рейгана организовала демпинговую войну. Договорившись тогда с союзниками об увеличении добычи «черного золота» на Аравийском полуострове и в Северном море, Америка форсировала демонтаж мировой системы социализма. А ныне, в случае успеха на сирийском фронте, Вашингтон, опираясь на сырьевые запасы Дохи, имеет все шансы перенести зону конфликта вглубь территории нашей страны. Ставки неимоверно высоки. На кону мировое ценообразование нефти и газа, от которого будет зависеть целостность не только отдельных стран, но и всей международной системы, сформированной после Великой Отечественной войны.

«Роснефть» и «ЭксонМобил» не теряют времени: 13 февраля 2013 г. они расширяют масштабы сотрудничества в рамках соглашения о стратегическом сотрудничестве 2011 г., дополнительно включая в него около 600 тыс. квадратных километров (150 миллионов акров) разведочной площади на российском арктическом шельфе, потенциальное участие «Роснефти» (или её аффилированного лица) в проекте «Пойнт Томсон» на Аляске и совместную оценку возможностей реализации проекта СПГ на российском Дальнем Востоке (4). Договоренности предусматривают геологоразведочные работы по 7 новым участкам в Чукотском море, море Лаптевых и Карском море. 6 марта 2013 г. стороны пошли ещё дальне: «Нефтегаз Америка Шельф ЛП» (Нефтегаз), косвенная независимая дочерняя компания «Роснефти», приобретает 30%-ную долю участия в 20 глубоководных блоках «ЭксонМобил» в Мексиканском заливе для проведения геологоразведочных работ в соответствии с подписанным соглашением (6).

Учитывая, что изменения затронули те страны, на которых основывалось послевоенное преобладание США на Ближнем Востоке, перспективы доллароцентричного мира выглядят более чем туманными, поскольку курс американской валюты, избавленный в 1971 г. президентом Р. Никсоном от квазизолотого обеспечения, целиком зависит от цен на нефть.

Уход М. Каддафи и Х. Мубарака (несмотря на контрпереворот военных, свергнувший 3 июля 2013 г. М. Мурси) со своих постов означает конец насеровской политической линии, нацеленной на демонтаж британского влияния в арабо-мусульманском мире. Египет с его населением в 85 млн. человек и Ливия с её крупными нефтяными запасами ранее стабилизировали политический ландшафт арабо-мусульманского мира, гарантируя бесперебойные поставки нефти для таких гигантов индустрии, как «ЭксонМобил», «Teксaкo», «Шеврон» и «Галф Ойл». Нынешняя же ситуация вселяет тревогу.

Изменения коснулись даже той страны, которая их форсировала – Катар. 25 июня 2013 г. эмир Хамад бин Халифа Аль Тани отрекся от престола в пользу своего сына – шейха Тамима бен Хамады Аль Тани. Казалось бы, ничего особенного: отец передал бразды правления сыну. Но геополитические последствия этого события не заставили себя долго ждать – 26 июня египетские военные запускают контрпереворот, сместив спустя неделю катарского клиента. Гражданское движение «Тамарод» («Восстание»), объединившее либеральную и секуляристскую оппозицию, в том числе «Фронт национального спасения», собрало на улицах Каира, Порт-Саида, Суэца, Монофии и Шаркии миллионы своих сторонников, подкрепив решительность военных.

Самое интересное событие произошло спустя несколько дней после ареста Мурси, когда «компания «Катаргес» известила «Египетский газовый холдинг» о том, что она обязуется обеспечить АРЕ «голубым топливом» по достигнутым ранее договоренностям», а именно – «предоставит в качестве подарка пять партий газа в летние месяцы» (5). Новый эмир Катара отправил поздравительные телеграммы в адрес нового президента страны А. Мансура, подав пример для ОАЭ, намеренных оказать Каиру значительную экономическую помощь. Если при Мурси Египет получал экономическую поддержку только от Катара и Турции, то сейчас Саудовская Аравия предоставляет около 5 млрд. долларов, Объединенные Арабские Эмираты – 3 млрд. долларов и Кувейт – 3 млрд. долларов.

Откуда же берется такая щедрость? Почему эти страны столь переменчивы?

Ответ кроется во внешнеполитических амбициях М. Мурси, разорвавшего 15 июня с.г. дипломатические отношения с Сирией, объявив Б. Асаду и «Хезбалле» «священную войну», подразумевающую прямое участие египетской армии в войне против Дамаска. И тут бывшие союзники пришли в чувства. Одно дело – финансировать сирийскую оппозицию и взрывать страну изнутри, совершенно иное – допустить выход египетской армии за пределы государственных границ, что, несомненно, нарушит баланс сил во всем макрорегионе. В лучшем случае, Саудовская Аравия (где тлеет внутренний конфликт между кланами), а вместе с ней Катар и ОАЭ оказались бы под военным влиянием Египта, в худшем – рассыпались бы, словно карточный домик, как это имело место с Ираком. Арабские монархии, увидев безвыходность положения своего протеже, который не сумел решить проблему с нехваткой твердой валюты, топлива и зерна в крупных городах, решили лишний раз не рисковать. Отказ МВФ правительству М. Мурси в кредите на сумму 4,8 млрд. долларов только подтвердил их сомнения.

Циклы хаоса

Экономисты, изучающие эволюцию планетарной политической системы, резонно полагают, что «на всем протяжении капиталистической эпохи финансовые экспансии свидетельствовали о переходе от одного режима накопления в мировом масштабе к другому»; «они – составляющие нынешнего разрушения «старых» режимов и одновременного создания новых» (1). Сложно не согласиться с подобным утверждением. Однако следует помнить, что каждая финансовая экспансия знаменует собой лишь финальную стадию перераспределения власти; событием, ей предшествующим служит крупномасштабный конфликт между национальными государствами. С присущей им агрессией и упорством, они борются не только за территории и население, но и за деньги, за то чтобы эти деньги очутились в нужном месте и в нужное время.

История свидетельствует: после Вестфальского мира 1648 г. международная система, словно по мановению волшебной палочки, видоизменяется в начале каждого наступившего столетия. Причём это происходит в промежутках между первыми и вторыми десятилетиями. Так, в начале XVIII века в эпицентре международной политики оказалась Война за испанское наследство (1701-1714 г.), ослабившая гегемонистские позиции Франции в Европе; противостояние Людовика XIV с Англией пошатнуло заокеанскую власть французов, позволив англичанам жонглировать континентальным балансом сил. С присущим для XIX в. масштабом, войны Наполеона также пришлись на аналогичный период времени (1799-1815 г.), внеся хаос в мирополитическую систему, на который Британия ответит расширением своих колониальных владений в Восточной и Южной Азии.

Близкий к нам XX век также не стал исключением из правил. Первая мировая война (1914 – 1918 г.), эпохальная человеческая трагедия, пошатнёт былую уверенность англичан в своих силах, вынудив их сверять часы своей ближневосточной политики с американцами. Однако перенастройка часов ещё не гарантировала соблюдение англичанами американских интересов, понадобилась ещё одна мировая война, чтобы Лондон принял условия Вашингтона по переделу нефтяных ресурсов Ближнего Востока. Как известно, весь этот процесс соответствовал схеме Ф. Рузвельта, обнародованной британскому послу Э. Галифаксу во время встречи в Белом доме 18 февраля 1944 г.: «Персидская нефть ваша, – сказал он послу. – Нефть Ирака и Кувейта мы поделим. Что касается нефти Саудовской Аравии, она наша» (3). Для того чтобы голос Америки звучал ещё громче, государственный секретарь Э. Стеттиниус предложил включить в Хартию ООН положения об опекунских правах отдельных стран, вызвав возмущение У. Черчилля: «Ни при каких обстоятельствах я не соглашусь на то, чтобы шарящие пальцы сорока или пятидесяти наций касались вопросов, представляющих жизненную важность для Британской империи. До тех пор, пока я являюсь премьер-министром, я никогда не отдам под опеку ни пяди нашего наследства» (6). Но Лондону пришлось это сделать, столица некогда всесильной империи не могла в одиночку обуздать системный хаос международных отношений. Управление хаосом оказалось слишком дорогим удовольствием для страны, окутанной многомиллиардным государственным долгом.

Не повторяет ли Америка Б. Обамы участь Британии XX века? Вопрос открытый. Особенно когда дело касается государственного долга США, который к концу 2013 г. составит 106,6 процента ВВП – 17 трлн. 453 млрд. долл. Всё громче звучат голоса маститых экспертов, считающих, что восстановление экономики на Западном берегу Северной Атлантики после кризиса 2008 г. возможно только с помощью Большой войны. Может быть, Великий арабский переворот и есть прелюдия к такой войне?

С точки зрения исторического сравнения, многое сходится с предыдущими эпохами. Великий арабский переворот, запущенный в декабре 2010 г., длится уже два с половиной года и, скорее всего, продлится ещё столько же. Мы становимся свидетелями переломного периода истории, аналогичного по своим последствиям с эпохами Людовика XIV и Карла II Испанского, Наполеона Бонапарта и Уильяма Пита-младшего, Ллойда Джорджа и Вудро Вильсона, Уинстона Черчилля и Франклина Рузвельта. Разница лишь в том, что ранее финансовые экспансии осуществлялись в рамках территории исторического Запада (Западная Европа и Северная Америка), а теперь мировая денежная масса концентрируется вокруг России и Китая. Несмотря на былое величие Российской империи и СССР, никогда прежде наша страна не располагала подобными политическими опциями, как сейчас. Великий арабский переворот, заключивший международную систему в свои объятья, открывает дорогу для незападных национальных проектов, среди которых русский проект – самый молодой и многообещающий.

Цатурян Саркис Арамаисович – магистр в области международных отношений, аспирант кафедры теории и истории международных отношений РУДН, координатор исследовательских проектов Центра стратегических оценок и прогнозов (www.csef.ru).

Список литературы:

1. Арриги Дж. Долгий двадцатый век: деньги, власть и истоки нашего времени / Пер. с англ. А. Смирнова и Н. Эдельмана. – М: Издательский дом «Территория будущего», 2006. – 472. – С. 34.
2. Дочерняя компания «Роснефти» приобретает долю участия для проведения геологоразведочных работ на участках «ЭксонМобил» в Мексиканском заливе // Роснефть, официальный сайт http://www.rosneft.ru/news/pressrelease/30082011.html
3. Ергин Д. Добыча: Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть. – М.: «Альпина Паблишер», 2011. — 960 с. http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Ergin/_Index_Dob.php
4. «Роснефть» и «ЭксонМобил» расширяют стратегическое сотрудничество // Роснефть, официальный сайт: http://www.rosneft.ru/news/pressrelease/30082011.html
5. Тарасов Д. Катар не отказывается от своих обязательств по поставкам Египту природного газа // Бизнес ТАСС: http://www.biztass.ru/news/id/76504
6. Уткин А.И. Дипломатия Франклина Рузвельта. — Свердловск: Издательство Уральского университета, 1990. — 544 с. http://militera.lib.ru/research/utkin2/08.html

Comments are closed.